Адольф Гитлер когда-то сказал, что человеческие массы скорее поддадутся большой, а не мелкой лжи. И действительно ему удалось заставить исключительно образованную немецкую нацию поверить в полнейший абсурд. Сегодня это кажется невероятным, даже при том условии, что в распоряжении Гитлера была пропаганда и аппарат власти. Но механизм прост. Фокус заключается в том, что человеческие массы попадают в ловушку, из которой нет пути назад. Иначе говоря, поверить большой лжи значит потерять свободу.

Проблема Чехословакии того времени однозначно была не в вере в какую-то большую ложь. У нас не было шансов противостоять злу, которое начали другие. Произошел распад государства, появился протекторат и продлившаяся шесть лет темнота, которая стала борьбой за выживание в гораздо более крупной шахматной партии. И эта партия поглотила державы, которые наивно думали, что Гитлеру хватит куска в сердце Европы. Они не понимали масштаб его лжи.

Пражское восстание было спонтанной реакцией и проявлением однозначного отношения жителей протектората. Спонтанности, конечно, предшествовали долгие приготовления в эмиграции и подготовка наших офицеров, среди которых были и бывшие легионеры, воспринимавшие восстание как повторный экзамен за отсутствие боев в начале – после трагического договора держав в Мюнхене. Они прекрасно понимали,  что все может закончится успехом только в том случае, если к восстанию присоединятся чешская полиция, таможенники, пожарные, трамвайщики и железнодорожники.

Но тогда свои планы были и у коммунистов, а они не мечтали о возвращении демократии Первой Республики. Они хотели социализм, в котором все должны были быть равны. За исключением тех, кто должен был быть еще более равным, как позднее мастерски заметил Джордж Оруэлл. Это была полная утопия, которая после шести лет нацистского террора принесла в нашу страну 40 лет тоталитаризма. И вроде бы опять подтвердились слова о том, что человеческие массы охотнее верят большой лжи, а не маленькой лжи. И если это произойдет, капкан захлопнется и бежать будет некуда.

Пражское восстание, как и звон ключей в 1989 году, было отрицанием большой лжи и выражением мечты о свободе. К несчастью, ни одно из этих событий не смогло победить склонность масс верить в мощные миражи.

Этого на волнах  Radiožurnál немного опасается Даниэль Раус.


Пражское восстание: бой за радио в 1945


О Пражском восстании и роли Чешского радио в тех событиях 1945

«Городское радио в 11:26 первым стало призывать людей на баррикады и фактически к восстанию», - вспоминает вещание радио в тот день участник майских боев Антонин Штиха (Antonín Štícha). Радио стало  центром антинацистских настроений, когда вещание стали вести только на чешском и когда стали ставить запрещенные песни.

«Бои за радио, несомненно, стали спусковым моментом Пражского восстания. Реакция немцев была очень быстрой и жесткой. Они сосредоточили в этом районе всю имевшуюся технику», - вспоминает историк Вратислав Доубек (Vratislav Doubek), гость «Утреннего интервью» радиостанции Radiožurnál.

На помощь пришли чешские полицейские и другие участники восстания. Бои шли вплоть до 11-го мая. Сопротивление чешского народа  стоило 11 700 жизней местного населения и повстанцев.

Против немецких оккупантов в Чехии и Моравии в общей сложности выступили около 130 тысяч человек. И хотя повстанцев было значительно меньше, чем сил противника, они смогли воспользоваться  преимуществом внезапности и занять многие населенные пункты, дороги и железнодорожные пути.

Историк Вратислав Доубек напомнил, что многих участников восстания после 1948 года осудили и отправили в тюрьмы. Режим это обосновывал в том числе тем, что эти люди действовали своевольно и нарушили стратегические планы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.