В прошлом году администрация Обамы обещала, что результатом «полной реализации» договора СНВ-3 станет «минимальное количество развернутых ядерных боезарядов с 1950-х годов». Критики, в том числе республиканцы из комитета Сената по международным отношениям, утверждали, что договор этот потребует от США сокращения своих запасов ядерного оружия, а России позволит увеличить свой арсенал. Российский министр обороны Анатолий Сердюков с этим согласен. Он уже три раза заявлял, что у России развернутых ядерных боезарядов и средств их доставки меньше, чем предусмотрено пороговыми значениями СНВ-3, и что Россия намерена наращивать их количество.

Но Сенат в декабре все равно одобрил этот договор, и теперь СНВ-3 будет действовать до 2020 года. Поступающая с тех пор информация только подтверждает аргументы критиков. Россия действительно находится ниже договорных количественных пределов СНВ-3, и сейчас она работает над наращиванием своего ядерного потенциала.

1 июня Государственный департамент подтвердил, что у России меньше разрешенного по договору лимита в 1550 развернутых боезарядов и 700 развернутых средств их доставки к цели. Россия заявила, что их у нее 1537 и 521, соответственно. Таким образом, мы променяли 25% боеготовых американских ракет в ядерном снаряжении на наращивание ядерных сил России – и Москва уже приступила к модернизации и увеличению своего арсенала. Это прямой результат бессилия администрации Обамы в вопросах контроля вооружений, когда целью становится не отстаивание национальных интересов, а дипломатическое соглашение ради самого соглашения.

До заключения СНВ-3 Россия уже заявляла о планах производства около 130 ракет в ядерном снаряжении различной конструкции, а также восьми новых атомных ракетных подводных лодок. Страна разрабатывает новый стратегический бомбардировщик, который должен появиться в 2025-2030 годах. Кроме того,  Россия ведет работы по модернизации ракеты «Синева» (SS-N-23 по натовской классификации) с целью обеспечения ее высокой точности. Ракета была принята на вооружение совсем недавно, в 2007 году.

После подписания СНВ-3 Россия объявила о крупнейшем наращивании ядерных вооружений со времен холодной войны. Она возродила символ холодной войны – тяжелую межконтинентальную баллистическую ракету. Первый заместитель министра обороны Владимир Поповкин сообщил о проектировании «тяжелой межконтинентальной баллистической ракеты на жидком топливе», которая должна прийти на смену устаревшей МБР «Воевода» (SS-18 по натовской классификации) с 10 ядерными боеголовками. Новая ракета должна поступить на вооружение к 2018 году.

Россия объявила о создании этой ракеты уже после подписания СНВ-3, потому что  этим договором, в отличие от предыдущих договоров СНВ, новые тяжелые межконтинентальные баллистические ракеты не запрещены. Перед ратификацией договора ожидалось, что Россия примет окончательное решение по этой ракете не ранее 2012 или 2013 года. Кроме того,  поскольку эта ракета способна нести больше боезарядов, она существенно расширяет возможности России по введению партнеров в заблуждение и по внезапному выходу из договора. Москва может сжульничать, спрятав под каждой обшивкой, которую будут считать инспекторы, две боеголовки, или неожиданно выйти из договора, приведя в боевую готовность те ракеты, которые не имеют полной боевой нагрузки.

Генеральный директор конструкторского бюро по разработке новой тяжелой межконтинентальной баллистической ракеты Герберт Ефремов утверждает, что эта ракета нужна для достижения предельных значений нового СНВ по боеголовкам. Это неправда. Российское Министерство обороны заявляло, что может увеличить число боеголовок на другой ракете – «Тополь-М» (SS-27), а российская пресса сообщала, что количество боезарядов можно увеличить и на «Булаве-30». Чего не могут сделать данные ракеты, так это обеспечить выполнение задачи советского времени по уничтожению американских МБР первого удара в ходе одного ракетно-ядерного нападения. Новые тяжелые МБР выполнение этой задачи обеспечат.

Согласно имеющейся информации, будет развернуто 200 «Тополей-М», причем большинство из них с разделяющимися головными частями индивидуального наведения. Это значит, что на каждой ракете будет несколько боеголовок, и каждая – для уничтожения отдельной цели. В марте министр Сердюков заявил, что Россия в этом году закупит 36 стратегических баллистических ракет, две стратегических ракетных подводных лодки и 20 стратегических крылатых ракет. Владимир Путин добавил, что в 2013 году производство ракет планируется увеличить в два раза. Государственное информационное агентство «РИА Новости» сообщило, что «перспективные российские атомные подводные лодки пятого поколения будут оснащены баллистическими и крылатыми ракетами». Депутат российской Думы Андрей Кокошин подтвердил существование такой программы. В мае командующий Ракетными войсками стратегического назначения генерал-лейтенант Сергей Каракаев заявил: «МБР пятого поколения будут составлять как минимум восемьдесят процентов … арсенала, начиная с 2018 года». Также в мае Россия провела испытания «всесторонне модернизированной» «Синевы». В июне Россия объявила, что в этом году будет принята на вооружение «Булава-30».

В соответствии с объявленной программой, спад в российских ядерных силах в результате списания устаревших ракет прекратится в 2016 году, и начнется обратный процесс, в результате которого Россия к 2018 году достигнет предельных значений по боезарядам. Россия обычно всегда выполняет свои планы по модернизации ядерных сил, хотя на это уходит больше времени, чем планируется.

В отличие от России, администрация Обамы в своем докладе «О развитии ядерного потенциала США» (Nuclear Posture Review) за 2010 год заявляет об очередном 20-летнем моратории на масштабную модернизацию стратегических сил. Администрация утверждает, что она сохраняет «мощный» ядерный потенциал, однако такое сохранение означает всего лишь поддержание его функциональных возможностей. А это не то же самое, что эффективное сдерживание России или Китая. Если принимать программу Обамы за чистую монету, то у нас в 2030 году будут 60-летние межконтинентальные баллистические ракеты, 40-летние баллистические ракеты морского базирования (на подводных лодках) и бомбардировщики возрастом от 35 до 70 лет. Ближайшая замена МБР «Минитмен» ожидается в 2030 году. Замена «Трайдентам» морского базирования появится не ранее 2042 года. Хотя администрация Обамы говорит о своем неустанном внимании к силам ядерного сдерживания, включая вопросы защиты наших союзников, эффективность каждого из их элементов в предстоящие 20 лет снизится. Но еще хуже другое. В 2008 году Научный совет Министерства обороны США пришел к выводу, что «профессиональные знания в сфере производства баллистических ракет находятся под угрозой существенного ослабления». А отказ администрации Обамы от программы НАСА по созданию ракет Aries еще больше ухудшает ситуацию в этой области.

Путинская Россия считает себя великой державой, но у нее мировоззрение 19-го века, она смотрит на США как на врага и проявляет параноидальные настроения. Ее валовой национальный продукт составляет около 2 процентов общемирового, и тем не менее, у нее больше ядерного оружия, чем у всех остальных стран мира вместе взятых.  Когда Россия не может настоять на своем, ее лидеры прибегают к вопиющим ядерным угрозам. Нельзя оставить без внимания угрозу президента Дмитрия Медведева о возобновлении «реальной гонки вооружений» после 2020 года, если Россия не добьется своего в вопросе противоракетной обороны. Русские не трехметрового роста, но они видят себя именно такими. А мы целенаправленно и сознательно ослабляем нашу оборону.

Марк Шнайдер – старший аналитик Национального института публичной политики (National Institute for Public Policy). До 2011 года он работал в канцелярии министра обороны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.