Приштина, Косово - Пока мир в ужасе реагирует на зверства, совершенные в Мумбаи, балканские мусульмане и албанцы (последние - как мусульмане, так и христиане) по понятным причинам взирают на более старого, но не менее жестокого противника: российский империализм, который действует посредством своей сербской марионетки. В особенности озабочены будущим косовские албанцы, которые не раз спрашивали меня во время моей поездки в конце ноября, что сделает президент Барак Обама, если Сербия, при поддержке Владимира Путина, предпримет попытку силой оружия восстановить полный контроль над Косово. Их трудно утешить, тем более, после того, как усилия администрации Буша по повторному рассмотрению вопроса о приеме в НАТО Грузии и Украины натолкнулись на возмущенный отпор наших европейских союзников, с немцами в первых рядах.

Проблема намерений Сербии в Боснии и Герцеговине не менее очевидна, чем в Косово. В результате Дейтонских соглашений, которые демократы склонны считать крупным дипломатическим достижением, почти половина Боснии оказалась в руках мафиозного государственного образования, известного как 'Республика Сербская' или 'РС'. Именно международная легитимизация этого анклава, а не признание независимости Косово стала прецедентом для русских, укравших у грузин Абхазию и Южную Осетию. Объединенная Босния и Герцеговина с мусульманским относительным большинством и единое Косово с абсолютным албанским большинством основаны на исторических и культурных реалиях и общепризнанной преемственности. В отличие от них, так называемая 'РС', Абхазия, Южная Осетия и система особых сербских зон в Косово, возникновение которой кажется неизбежным - это просто анклавы, созданные для удовлетворения требований недружественных соседей.

Пожалуй, Косово - это единственное место в мире, где простой народ в большинстве своем испытывает искреннюю любовь к Джорджу Бушу и Джону Маккейну. Возможно, оно также уникально в том смысле, что местные жители бросают все свои дела и смотрят в прямом эфире дебаты на Генеральной Ассамблее ООН. Последний раз это было 27 ноября, когда генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун выступил с докладом, в котором одобрил так называемый 'план из шести пунктов', предложенный Сербией. Эти шесть пунктов предусматривают особый статус для косовских сербов в охране правопорядка и других функциях государственной администрации, а также крайне спорное положение о создании 'особо защищенных зон' вокруг сербских православных церквей, в которых религиозные власти смогут осуществлять политический контроль на основе этнического принципа. Кроме того, шесть пунктов предусматривают открытую границу между северным Косово и Сербией.

Косовские албанцы называют это разделом по боснийской модели. Европа и ООН поддерживают его, но против - администрация Буша. Внешнее управление Косово, согласно шести пунктам, будет осуществляться так называемой миссией 'законности и порядка' EULEX - но по предложению Пан Ги Муна, юрисдикция EULEX может не распространяться на косовских сербов.

Примечательно, что правительство граничащей с Косово Черногории, которая исторически считала себя более сербской, чем сама Сербия, поскольку в Османской империи черногорцы пользовались автономией, вместе с Косово выступает против шести пунктов. Большую часть времени от окончания Первой мировой войны до 2006 г. Черногория состояла в насильственном союзе с Сербией. Последней формой этого союза была 'страна' с говорящей аббревиатурой S&М - сербский садизм и черногорский мазохизм. Однако черногорский премьер-министр Мило Джуканович (Milo Djukanovic) вместе с премьером Албании Сали Беришей (Sali Berisha) и албанскими политиками Косово предупреждает о том, что шесть пунктов приведут к разделу и новой нестабильности, если не кровопролитию на Балканах. Но Сербия стоит на своем.

Посещая на прошлой неделе главные города Косово, я слышал красноречивые заявления, переходящие в отчетливый страх перед грядущими событиями. В историческом городе Дьякова [серб. Джяковица - прим. пер.], один из ведущих суфийских наставников Баба Мумин Лама (Baba Mumin Lama) сказал мне: 'Если Запад просто собирается передать нас сербам, то пусть всех нас убьют одним махом, потому что борьба 1990-х годов за независимость оказалась бесполезной'. Аналогичные настроения озвучили и другие албанские религиозные и интеллектуальные лидеры. Многие считают, что Косово вновь толкают к неопределенному статусу 1997 г., когда Сербия угрожала выживанию албанцев, а Запад действовал нерешительно.

Политические лидеры косовских албанцев - такие, как премьер-министр Хашим Тачи, ветеран Освободительной армии Косово, отвергли шесть пунктов и потребовали, чтобы EULEX, если она будет отвечать за законность и порядок в Косово, с первого же дня действовала на всей территории. Судя по заявлениям Тачи, его когорта заблокирует шесть пунктов, но более независимый и лучше выражающий свои мысли молодой философ Албин Курти (Albin Kurti), возглавляющий движение 'Самоопределение' (Vetevendosje), утверждает, что шесть пунктов осуществляются независимо от воли народа. Недавно Курти написал: 'Внимательное прочтение [шести] пунктов Пан Ги Муна показывает, что дальнейшие переговоры предусмотрены, по крайней мере, по трем из них (таможня, транспорт и инфраструктура, культурное наследие). Таким образом, шесть пунктов - это не просто договоренность, а договоренность о новых переговорах, которые приведут к новым договоренностям и, может быть, новым переговорам'. То есть статус независимого Косово будет пересматриваться бесконечно.

До того, как было объявлено, что Европа не распространит компетенцию EULEX на сербские районы, многие косовары были склонны считать радикальной группу Курти, призывающую к наращиванию общественного протеста и сопротивлению внешнему управлению. Но многие мыслящие косовары, включая рабочий класс и крестьянство республики, говорят теперь, что им стоило прислушаться к Курти несколько месяцев назад, поскольку сбылось все предсказанное им об усилиях Сербии по восстановлению своего господства.

Представители так называемого 'международного сообщества', управляющего Косово, признают, что атмосфера на местах 'напряженная' - но это лишь эвфемизм для разочарования и тревоги. Когда наблюдаются два этих выражения коллективной депрессии, пышным цветом расцветают слухи и теории заговоров. В конце ноября потрясением для косоваров стало известие об аресте трех бывших немецких военнослужащих, а в настоящее время - агентов Федеральной разведывательной службы Берлина (Bundesnachrichtendienst) - Роберта Цоллера (Robert Zoller), Андреаса Брункена (Andreas Brunken) и Андреаса Якеля (Andreas Jackel) по обвинению в организации взрыва у здания Международного гражданского управления в Приштине, возглавляемого специальным представителем Европейского Союза Петером Фейтом (Peter Feith). Хотя взрыв, прогремевший 14 ноября, не повлек за собой человеческие жертвы, было шоком представить себе, что немцы, которые представляют страну, поддерживающую независимость Косово, могли быть причастны к акту государственного терроризма. Германия признала, что задержанные - ее агенты, но отказалась прояснить вопрос, и, хотя всем троим угрожало судебное разбирательство, они были репатриированы в Германию специальным авиарейсом.

Некоторые косовские албанцы считали, что немцы собирались создать предлог для ареста албанских диссидентов; другие указывали на то, что кроме Международного гражданского управления, у здания которого произошел взрыв, и его директора Фейта, ни один серьезный институт международного сообщества не выступил против шести пунктов. Утверждается, что немцы руководили частным агентством безопасности под названием Logistic Coordination Assessment Services (LCAS). Некоторые албанцы шутили, что эти специалисты просто пытались разогреть свой бизнес путем повышения общественной нестабильности, но здесь хорошо выразился Албин Курти: 'Если нет никакой угрозы законности и порядку в Косово, то какой смысл в навязывании европейской миссии 'законности и порядка'? Однако немецкая 'афера' остается загадочной.

Среди прочих элементов, питающих нестабильность, - лица, связанные с преступлениями в Мумбаи - исламисты-ваххабиты, чья деятельность спонсируется и координируется из арабских стран. В Косово можно приобрести номера отличного католического интеллектуального журнала Drita ('Свет'), равно как малотиражного, но злобного ваххабитского издания AlbIslam, печатающегося в Македонии. Последнее полно антизападной пропаганды, а также ядовитых выпадов в адрес мусульман-шиитов от суннитского священнослужителя-фундаменталиста Юсуфа аль-Карадави, который обрел влияние в Боснии и Герцеговине. Даже во впечатляющем журнале Urtesia ('Знание'), издаваемом суфистами бекташистского толка, теперь публикуются комментарии турецкого 'мягкого фундаменталиста' Фетхуллы Гюлена (Fethullah Gulen), у которого есть фанатичные последователи в Вашингтоне и других западных столицах.

Косово, столкнувшееся с российско-сербской и исламистской угрозами, является микрокосмом опасностей, с которыми имеют дело те, кто распоряжается силой Америки во всем мире. На улицах Приштины и Сараево и продолжающаяся сербская агрессия и малодушие перед лицом радикального ислама кажутся неотделимыми от наследия Билла Клинтона, к которому, похоже, с радостью обращается президент Обама. Некоторые европейцы и мусульмане по всему миру продолжают праздновать победу Обамы, но, по крайней мере, косовские албанцы сохраняют скептицизм. В конце концов, они тоже живут на передовой.

Стивен Шварц - постоянный автор Weekly Standard

________________________________

В Приштине - 'полный отказ' от плана ООН и миссии EULEX ("Il Manifesto", Италия)

Приспособление к новой реальности ("Danas", Сербия)

Албанство ("Politik.de", Германия)

* * * * * * * * * * *

Батька снова кинул Кремль (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Расчленение Грузии. Секретный план (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Борис Немцов: Кремль в трауре (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Ющенко: мы - не хохлы! (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.