Продолжение. Начало: 'Новая Россия и призрак нового европейского беспорядка'

Многие исторические параллели, особенно если воспринимать все буквально, могут оказаться упрощенческими и опасными. На самом деле, каждая эпоха имеет свою логику, размах и условия, и попытки перенести эти обстоятельства в другое время могут стать карикатурой. Тем не менее, когда французский радикальный политик Э. Эррио приехал в Москву в 1922 г., новое евроазиатское государство (СССР) поразило его также, как это происходит с нашими современниками, когда дело касается псевдо-двуглавого режима Путина-Медведева.

Э. Эррио писал 'новая Россия' во времена Новой экономической политики (НЭП).

В то время, при Ленине, необходимо было устранить последствия военного коммунизма, большевистского радикализма, догматизма, 'чрезвычайных мер', принятых для скорейшего завершения гражданской войны и иностранной интервенции. Речь шла о том, чтобы на основе 'реализма' построить большое политическое образование при новой 'научной' доктрине. Это был короткий период либерализации частной инициативы, индивидуальной и коллективной.

Естественно, что Россия, самостоятельное государство еще со времен Киевской Руси конца IX века, была ключом этого возрождения, как мы понимаем это сегодня, 17 лет спустя после падения Берлинской стены.

В период с 1922 по 1991 гг. Россия использовала советскую идеологию для оправдания своих имперских устремлений, политической теологии и пропаганды.

В Америке были Диснейленд и кока-кола, жевательная резинка и бейсбол, 'Кадиллак' и холодильники. И Джон Уэйн. Все это стало объектом пристального интереса Никиты Хрущева во время его визита в 1959 г. Что до России, то она экспортировала идеологию. Однако эта идеология - коммунизм - была простым инструментом, от которого отказались, когда он стал бесполезен.

Не у дел оказались по всему миру миллионы тех, кто верил. Один из советников Путина сказал мне однажды: 'Проблема португальских коммунистов состоит в том, что они знали все о СССР, но мало знали о России. Поэтому сейчас им трудно понять, что происходит в Москве'.

В 1998 г. Владимир Путин, который тогда (еще при Ельцине) занял ответственную должность в сфере безопасности, появился как результат, а не как причина решения различных секторов российских 'властных кругов'. Представители промышленности и науки, военных и технократов, бюрократов и новых предпринимателей, секретных агентов и новых политиков, все пришли к выводу, что необходимо остановить упадок и хаос, которые особенно стали заметны в унижении на Кавказе в 1994-1996 гг.

Из этого логически вытекают приоритеты его долгого президентства, с 1999 по 2008 гг. Сначала, надо было провести, и сделать это 'хорошо', новую 'оборонительную' войну в Чечне. Затем, дисциплинировать, модернизировать, поднять моральный дух и сделать более эффективными армию и органы безопасности. Этот процесс еще продолжается, его завершение предполагается к 2030 г. Блицкриг в Грузии является в некотором роде 'практикумом' в этой программе.

В апреле 2000 г. была одобрена новая оборонная доктрина (предпоследняя). Отойдя от положений концепции 1993 г. теперь предполагается, что возможно использование ядерного оружия в 'превентивных' целях, не только в случае ядерной угрозы, но также в случае угрозы применения любого другого оружия массового уничтожения или широкомасштабной атаки с применением обычного вооружения, которые 'будут угрожать безопасности' нации. Комментируя итоги учений 'Запад-99', которые прошли за год до этого, генерал Яковлев уже тогда говорил о возможности ограниченного использования ядерного оружия, что привело, как ни парадоксально, к 'сворачиванию' одного конфликта.

Представляя собой 40% Европы, имея 16 соседей и 60 тыс. км границ, самую большую территорию и самые большие запасы полезных ископаемых в мире, новая Россия начала чувствовать себя сильной, противостоящей угрозам, как внутри страны, так и из-за рубежа.

Посмотрим, что будет дальше.

* * * * * * * * * *

Опрос киберпартизан: "Решающий фактор в информационной войне" (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

Не много ли на 'Эхе' Шендеровичей? (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

Валерия Новодворская: У меня вопросы к тем, кто одной со мной крови (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

Вопли об империи (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

Я тебя убью. Но не сегодня (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

___________________________________

Это не новый миропорядок, а новое Средневековье ("The Guardian", Великобритания)

Россия возрождается ("Le Monde diplomatique", Франция)

Россия никому не враг. Точнее, почти никому ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.