Нам нужно зарубить это себе на носу: Россия Владимира Путина вторглась в соседнее государство, аннексировала территорию и установила частичную военную оккупацию. Она стремится к свержению президента Грузии и установлению нового геополитического порядка. Она аннулировала свою подпись под соглашением о прекращении огня, достигнутым при содействии президента Франции Николя Саркози, и дезавуировала свои многократные заявления о территориальной целостности Грузии. И самое главное: во всем этом виноваты мы.

В данном контексте 'мы', разумеется, означает США и самых стойких из их европейских союзников - таких, как Британия. Ах, если бы Вашингтон помягче относился к русским после падения Берлинской стены. Ах, если бы Запад не унижал Москву после распада Советского Союза.

Теперь мы, безусловно, можем увидеть, какой провокацией было позволять бывшим государствам-вассалам советской империи сделать демократический выбор в пользу вступления в сообщество наций. Равно как разрешать им укрыться под натовским оборонным зонтиком и стремиться к благосостоянию для своих народов в Европейском Союзе. Безусловно, это был явный расчет на подрыв мира в эпоху после окончания 'холодной войны'.

Эту заезженную пластинку давно крутит российский премьер-министр, а теперь ему вторит Дмитрий Медведев, формальный президент России. Увы, это находит отклик среди тех европейцев, которые предпочитают умиротворение Путина защите свобод своих соседей.

Претензия России на роль жертвы столь же безосновательна, сколь бессовестна.

Путин заявил, что распад Советского Союза был величайшей геополитической катастрофой ХХ века. Теперь он хочет во имя 'великой России' покорить соседей страны. Цель - повернуть стрелки часов назад: расширить границы страны, чтобы создать ту 'великую Россию', которой хотели лидеры неудачного переворота против Бориса Ельцина в 1991 г. Запад не должен становиться сообщником Путина в фальсификации истории.

Несомненно, русские чувствуют, что в 1990-е годы они испытали немалую боль и оскорбление своего достоинства. Что было, то было. Но обвинять США, Запад, ЕС или НАТО - значит неверно истолковывать те события.

Абсолютно очевидно, что унижение было неизбежным и неотвратимым. До краха коммунизма мир был поделен между Вашингтоном и Москвой. Неожиданно Россия потеряла почти все. Политическая и экономическая система, некогда стремившаяся к мировому господству, была стерта в порошок.

Откройте учебник истории. Унижение - это то, что происходит, когда нации теряют свои империи. Спросите британцев. Через полвека после Суэцкого кризиса какая-то часть британской души оплакивает этот отход из глобальной политики. То же самое можно сказать о французах.

Распад Советского Союза в результате внутренних процессов не мог вызвать у русских ничего, кроме чувства стыда. Но ведь Запад сам питал российскую паранойю! - восклицают апологеты Путина. Полвека Центральная и Восточная Европа была сферой влияния Москвы. Теперь институты Запада как танки подкатили к границам России.

Проблема в том, что эта трактовка противоречит фактам. В том, как Джордж Буш-старший отреагировал на падение Берлинской стены, не было и капли триумфализма. Действительно, тогдашний президент США столкнулся с острой критикой со стороны многих американцев за отказ плясать на могиле коммунизма.

Да, президентство Билла Клинтона начиналось риторическими выкрутасами о распространении демократии. И администрация США настоятельно требовала расширения НАТО, отчасти из-за того, что ЕС затягивал момент открытия своих дверей. Некоторые сомневались в разумности политики по расширению НАТО. Джордж Кеннан, автор доктрины сдерживания в эпоху 'холодной войны', был одним из оппонентов Клинтона. Но и почтенный Кеннан не был непогрешим. В конце концов, он выступал против создания альянса.

Безусловно, были моменты, когда США, равно как и Европа, могли проявить больше такта. Апостолы свободных рынков, отправленные в Москву Международным валютным фондом, вероятно, несут долю ответственности за катастрофический крах российской экономики. Но нет, исторические факты не указывают на сознательные или продуманные усилия США или кого бы то ни было, направленные на то, чтобы высмеять или умножить горести России.

Когда Путин говорит об унижении, он имеет в виду что-то другое. Преступлением Вашингтона было предполагать, что вместе с Берлинской стеной рухнули ялтинские соглашения, и что народы и государства бывшей советской империи имеют поэтому право на собственный выбор.

Согласно кремлевскому мышлению, проявить должное уважение к России Запад должен был, позволив ей сохранить влияние в 'ближнем зарубежье'. Максимум, на что могли рассчитывать граждане Украины и прибалтийских государств, - это эрзац-независимость, которая сегодня милостиво дарована Южной Осетии и Абхазии. Поляки, венгры, чехи и остальные не должны были быть допущены в западные институты.

Путин вновь поднял вопрос, который, казалось, был решен в 1991 г., когда Ельцин выпроводил вон танки, стоявшие у ворот российского Белого дома. Ельцин решил, что государственные границы Российской Федерации должны соответствовать границам советских республик. Так Крым остался частью Украины, Осетия и Абхазия - частью Грузии. Доктрина Путина рассчитана на восстановление суверенитета Москвы над русскими, живущими в соседних государствах. Эта та же идея 'великой России', которая осуществляется другими средствами.

Данная доктрина опрокидывает центральные исходные принципы геополитики последних двух десятилетий: что, невзирая на уязвленную гордость, Россия видела себя в роли мощного игрока в геополитическом порядке эпохи по окончании 'холодной войны'. Теперь Медведев, говоря голосом своего хозяина, отвергает законы и институты этого порядка.

Несмотря на все громкие слова о возникновении новой авторитарной оси 'Москва-Пекин', самым поразительным контрастом последних недель стал для меня контраст между Китаем и Россией. Пекин воспринимал свою Олимпиаду как торжественное возвращение Китая в число великих держав. Китай и не думал признавать нормы и принципы либеральной демократии; он еще не определился со своей ролью в международной системе - пользоваться ее благами или быть ответственным участником? Но он решил для себя, что его будущее за интеграцией в стабильный мировой порядок.

Вторжение Москвы в Грузию и ее неприкрытое пренебрежение возможной реакцией мира говорит о совсем другом отношении: это отход от интеграции и предпочтение силы правилам. Соседям Москвы говорят, что они могут быть или вассалами или врагами. Медведев горделиво заявляет, что Москва готова к новой 'холодной войне'.

Я силюсь понять, на какие выгоды рассчитывает Россия. У нее нет друзей. И правительства и иностранные инвесторы знают теперь, что слово Москвы ничего не стоит. Расплатой за агрессию станет статус парии. Разумеется, Путин будет обвинять Запад.

************

Вахтанг Кикабидзе: Русские должны убраться! (Сообщество читателей ИноСМИ)

Абхазы? Нет такой нации! ("Наша Абхазия, Грузия")

Черноморский кулак НАТО (Сообщество читателей ИноСМИ)

III Мировая война, судьба России и Грузии. Сбудутся ли пророчества Ванги? (Опрос на сообществе читателей ИноСМИ)

_______________________________

Москва планирует перекроить карту Европы ("The Financial Times", Великобритания)

Воссоздать империю ("Le Monde", Франция)

Российский самообман ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.