40 лет назад в ночь с 20 на 21 августа войска пяти стран Варшавского договора (договор о военном сотрудничестве 'социалистического лагеря') (всего 24 дивизии) вторглись в Чехословакию, которая тоже была членом Варшавского договора и полностью ее оккупировали. Это был ответ на попытки нового, избранного в январе руководства компартии Чехословакии реформировать государственное управление и создать 'социализм с человеческим лицом'. Этот период продолжительностью восемь месяцев вошел в историю как Пражская весна.

Рычаги управления партией, а, значит, главным образом, и всей страной оказались у людей, которые помнили довоенную Чехословакию, единственное восточноевропейское государство, в котором вплоть до немецкой оккупации сохранилась демократия. Задумка соединить демократию с 'преимуществами социализма', конечно, была утопией. Социализм и демократия несовместимы. Демократия разрушает социализм, и это наглядно продемонстрировали последние годы перестройки в Советском Союзе. 'Чехословацкие товарищи' так далеко не зашли, их остановили на полпути.

Вначале Брежнев с интересом наблюдал за происходившим в соседней стране: в Праге ведь не говорили об отказе от социализма, а только о его усовершенствовании. Однако через несколько месяцев стало видно, что дела чехословацких коммунистов-реформаторов не совпадают со словами, которые они говорят Москве.

Лидеру компартии Александру Дубчеку сначала лишь сказали: 'Александр, ты не прав!'. Не помогло. Тогда в начале весны на территории Чехословакии провели военные маневры государств Варшавского договора. Тоже не помогло. Тогда последовала операция 'Дунай' - вторжение, или, как писала в то время советская пресса, помощь братскому государству и народу. Была поставлена черта под иллюзией, что какая-то страна советского блока может существенно отличаться от остальных.

В отличие от 9 мая 1945 года, 21 августа 1968 года жители Праги встретили советских солдат не цветами, а протестами, которые нередко переходили в столкновения. В этот день 'принесшие помощь' убили четверых и ранили 180 жителей столицы. Сгорело два советских танка и несколько автомашин. Жертвы среди гражданского населения были и в других населенных пунктах. Сопротивление проявлялось в основном в ненасильственной форме, и полученный в 1968 году опыт пригодился позднее, когда появилась возможность сбросить социалистический строй.

Дубчек оказался под домашним арестом, 'избранный' на его место Густав Гусак довольно быстро навел порядок в партии и государстве, создав режим, который сами власти называли 'нормализацией': сравнительно сытая жизнь и никакой общественной активности, которая выходила бы за обозначенные режимом идеологические рамки. Эта власть продержалась 21 год вплоть до 'бархатной революции', лидером которой стал известный диссидент, драматург Вацлав Гавел, ставший затем президентом Чехословакии. До тех пор в стране находились оккупационные войска СССР.

Подавление Пражской весны имело также некоторые незаметные вначале побочные последствия: оккупация Чехословакии стала ударом по коммунистическим партиям Западного мира, которые надеялись, что Прага найдет такую модель 'демократического социализма', которая может показаться привлекательной для их избирателей. Есть обоснованное мнение, что неудача Пражской весны оказала непреходящее влияние на теорию еврокоммунизма, заставив искать такую модель общества, которая отличалась от принятой в 'социалистическом лагере', и в которой есть место для прав человека. Большинство компартий свободного мира перестали слишком усердно 'смотреть в рот' Москве, но аккуратно получали от нее деньги вплоть до развала СССР.

В Советском Союзе, как всегда: 'народ выразил поддержку мудрому решению партии и правительства об оказании помощи'. Было только одно исключение - 25 августа на Красной площади появилась группа диссидентов, протестовавших против оккупации Чехословакии. Их быстро схватили и позже осудили 'за умышленную клевету на советское государство и общественный строй'.

В современной России этих людей и эти события не вспоминают. Потому что они не вписываются в идеологическую картину, создание которой начал второй президент России Владимир Путин. Путинский режим в России имеет определенное сходство с периодом 'нормализации' в Чехословакии: нефтедоллары дали среднему человеку более сытую жизнь, не запрещено ездить за границу, однако критическая активность общества - это уже нет. Конечно, еще нет такого, как в 1968 году: с места протеста - прямой путь в тюрьму; но к этому идет.

Нахождение советских оккупационных войск в Чехословакии в августе 1968 года и нахождение оккупационных войск наследницы СССР России в Грузии ровно через 40 лет - простое совпадение. Однако августовские события в Грузии наглядно продемонстрировали, что, кроме всего прочего, Россия унаследовала от Советского Союза не афишируемое на официальном уровне имперское отношение к соседним странам, которые с военной точки зрения ей по зубам. Приучая их к роли 'естественной сферы влияния', или, показывая, - как сейчас Грузии - что будет в случае нежелания соглашаться на эту роль. Страны Балтии, которых защищает членство в НАТО, - раздражающее Россию исключение.

________________________________________

Русские, уходите домой! ("Time", США)

Россия: воспоминание о 1968 г. ("The Washington Post", США)

Переполох в кремлевской клетке: 40 лет спустя ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.