Большинство американских аналитиков задается вопросом о том, как спасти остатки потрепанного авторитета Соединенных Штатов, пишет Ахмад Нагиб Рушди

Американская империя в опасности и нуждается в спасении. С этим согласны стратеги, колумнисты и авторы книг в Соединенных Штатах и на Западе. Как так случилось, что Соединенные Штаты, ставшие империей и глобальной сверхдержавой после падения Берлинской стены в 1989 г. и распада Советского Союза в 1991 г., теряют уважение европейских союзников и вызывают отвращение у многих стран, включая ближневосточные?

В годы 'холодной войны' Соединенные Штаты ни разу не вступали в вооруженный конфликт с СССР - это привело бы к катастрофе. Вместо этого США вели политику сдерживания в отношении своего соперника: обе страны участвовали в идеологическом противостоянии или 'шахматном матче', как любит выражаться бывший советник по национальной безопасности президента США Картера Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski). Для Соединенных Штатов Советский Союз был безбожной и авторитарной страной, которая должна гореть в аду. Советский Союз считал США диктатурой класса капиталистов, эксплуатирующей трудящихся. В Америке христианские принципы господствовали с самого начала ее существования. Президент Рональд Рейган поляризовал это религиозное разграничение, назвав Советский Союз 'империей зла'.

Некоторые авторы утверждают, что Соединенные Штаты действовали как империя с самого начала. Но концепцию империи как идеологический лозунг активнее всех продвигали американские неоконсерваторы, воспринявшие идеи Рональда Рейгана об Армагеддоне и добре, побеждающем зло. Неоконсерваторы со своим пророческим складом ума продолжают настаивать, что миссия Америки - в распространении своей демократии и культуры повсюду, особенно, в арабском мире (то есть, там, где нефть) и, если нужно, то силой и при помощи переворотов. Во имя свободы и демократии Америка применяла военную силу против многих государств, в основном, небольших и слабых, совершала зверства, убивала безоружных мирных жителей, включая женщин и детей, разрушала их дома - в Хиросиме и Нагасаки, в Корее, в северовьетнамских городах, подвергавшихся ковровым бомбардировкам, в Афганистане и Ираке.

Почему-то американские президенты ничего не сделали для того, чтобы предотвратить вторжение Гитлера в Польшу и кровавое подавление Советским Союзом венгерского восстания или остановить геноцид в Руанде и этнические чистки албанцев-мусульман в Косово (Билл Клинтон слишком поздно убедил НАТО вмешаться, как показывает историк и писатель Майкл Игнатьефф (Michael Ignatieff) в своей большой статье 'Почему мы в Ираке, Либерии и Афганистане' (Why we are in Iraq, Liberia and Afghanistan), опубликованной в The New York Times Magazine от 7 сентября 2003 г.). Соединенные Штаты стали мировым полицейским, но не 'хорошим'. Сегодня стратеги и писатели, в том числе, и некоторые консерваторы, заявляют, что эти действия и бездействие совершались не в интересах Соединенных Штатов и не в соответствии с верховенством закона. Но худшее было впереди. Свою программу неоконсерваторы строили вокруг лозунга о свободе и демократии. Большей частью эти деятели - протестанты плюс несколько евреев, о которых подчас говорят, что они более лояльны Израилю, чем Америке, что логично вытекает из их сопротивления созданию палестинского государства.

Религиозное воспитание президента Джорджа Буша в духе протестантизма привело к тому, что он уверовал своим негибким и недалеким умом в то, что его решения продиктованы божественным откровением. Буш II, которому не давали покоя лавры Рейгана, выступил в роли плагиатора. Он презрительно охарактеризовал Северную Корею, Ирак и Иран как 'ось зла', поместив в одну компанию неверную и безбожную, как считается, страну и два крупнейших мусульманских государства Ближнего Востока, региона, о котором он и неоконсерваторы и, вероятно, большая часть американского народа и его политиков, знает мало. Именно веру неоконсерваторов в то, что ислам - враг Америки номер один, воспринял Буш, несмотря на то, что он делал вид, будто это не так. Питер Готтшальк (Peter Gottschalk) и Гэбриел Гринберг (Gabriel Greenberg) пишут в своей книге 2008 г. 'Исламофобия: Как из мусульманских стран делают врага' (Islamophobia: Making Muslim Countries the Enemy), что, по мнению Буша II, 'ислам заменяет собой коммунизм в качестве идеологии непрекращающегося конфликта во внешней политике Америки и постоянного страха в жизни страны'.

С тех пор в умах многих американцев воплощением ислама стали жестокие мусульманские мужчины и угнетенные мусульманские женщины, а также безопасность поставок нефти с Ближнего Востока, имеющих ключевое значение для благосостояния Америки и Запада и оказавшихся под перекрестным огнем. По общему мнению многих западных авторов, враждебность в отношении ислама берет свое начало в эпоху крестовых походов и стала частью христианского европейского наследия. Нефтяное эмбарго ОПЕК, введенное во время войны 1973 г. между Египтом и Израилем и поднявшее цену на нефть на беспрецедентный уровень, стало ударом для американской промышленности и американского образа жизни, культуры и свободы, которые, как оказалось, зависели от дешевой нефти. В имевшуюся почву были просто брошены новые семена, и кульминацией этого стало то, что мы видим в последние годы.

Пять лет назад, а именно 19 марта 2003 г., Буш II выполнил обещание, данное неоконсерваторам, осуществив вторжение в Ирак без какой-либо провокации или угрозы нападения со стороны Саддама Хусейна. Через несколько недель после начала боевых действий военно-воздушными и сухопутными силами американская армия вступила в Багдад, не встретив, как тогда сообщалось, явного сопротивления иракской армии. Эта армия не капитулировала, а, скорее, исчезла; все - от солдат до генералов - разошлись по домам. После того, как была доказана ложность утверждений администрации Буша о том, что Ирак обладает оружием массового поражения, а Саддам связан с 'Аль-Каидой', Буш II изменил тон и заявил, что он вторгся в Ирак, чтобы освободить его от Саддама и установить демократию там и на Ближнем Востоке. На самом же деле, причинами, по которым Буш II и его сторонники из числа неоконсерваторов вторглись в Ирак, были нефть и безопасность Израиля, а не оружие массового поражения и освобождение Ирака.

Как это ни было прискорбно для Буша, война в Ираке оказалась вовсе не плевым делом, вопреки тому, в чем он и его сторонники из числа неоконсерваторов пытались убедить американский народ. В апреле 2003 г., после взятия Багдада, по столице распространился хаос, а мародеры расхищали сокровища и самые ценные экспонаты национального музея Ирака, в то время, как стоявшие неподалеку американские солдаты смотрели на это сквозь пальцы. Неумелое ведение войны американцами привело к гражданской войне между иракскими суннитами и шиитами, сделало возможным расхищение иракских сокровищ и уничтожение имущества иракцев, спровоцировало партизанскую войну и дало американским компаниям преимущество в нефтяных сделках и реконструкции. После возрождения движения 'Талибан', которое действует с территории Пакистана, авторитарного союзника Америки, продолжается война в Афганистане. В Ираке и Афганистане американские солдаты убивают мирных жителей, оккупационные американские войска нарушают права человека, а афганцы, иракцы и арабы из других стран, помещенные на неопределенный срок в тюрьмы Абу-Грейб и Гуантанамо, подвергаются пыткам и издевательствам и лишены процессуальных гарантий правосудия (см. 'The echoes of justice', Al-Ahram Weekly, 17-23 февраля 2005 г.). После 11 сентября в Соединенных Штатах звучали призывы к помещению американцев арабского происхождения в концентрационные лагеря, как это произошло с американскими японцами во время Второй мировой войны.

Сегодня многие авторы считают войну в Ираке частью программы 'фундаментального капитализма', которой следовали и которую поляризовали Рональд Рейган и Джордж Буш: экономическая политика, ориентированная на аспект предложения, предусматривающая снижение налогов, главным образом, для богатых и крупных корпораций и освобождение финансового рынка от действия регулирующих требований, в результате которой богатые становятся богаче, а бедные - беднее, происходит крах фондового рынка (в 1987 и 2001 гг.) и экономический кризис в Америке и промышленно развитом мире. В действительности, Америка зависит от заимствований из-за рубежа. Это положение вещей разъясняет Роберт Каттнер (Robert Kuttner), газетный колумнист и комментатор, в своей книге 2007 года 'Проматывание Америки: Как неудачи нашей политики подрывают наше благосостояние' (The Squandering of America: How the Failure of Our Politics Undermines Our Prosperity). Каттнер отмечает, что девальвация доллара, достигшая унизительной нижней точки при администрации Буша, и деградация нравственных ценностей в экономической сфере сеют разруху. По словам Каттнера, война в Ираке привела к разрушению демократии и верховенства закона. Хотя снижению статуса США в мире способствовало несколько факторов, большинство аналитиков согласно в том, что война в Ираке стала той соломинкой, что переломила хребет верблюду.

Фрэнсис Фукуяма в своей популярной книге 'Конец истории и последний человек' утверждал, что дезинтеграция Советского Союза обозначила конец всякой идеологической эволюции, и что реформирование систем власти на основе принципов западной демократии (он имел в виду американскую демократию) неизбежно. Он провозгласил победу демократического капитализма и заявил, что мир готов принять свою судьбу. Фукуяма был одним из преданных неоконсерваторов, которые призывали президента Билла Клинтона вторгнуться в Ирак и закончить работу, которую Буш I оставил неоконченной, но Клинтон отказался и продолжил политику сдерживания Ирака. После 11 сентября Фукуяма горячо поддержал вторжение Буша II в Ирак. Когда позже оказалось, что поводом ко вторжению послужили ложные данные, а американцы не смогли сделать оккупацию Ирака эффективной, Фукуяма в своей книге 2007 г. 'Америка на перепутье' покинул ряды неоконсерваторов и призвал вернуться к реализму во внешней политике США.

Многие ведущие стратеги и колумнисты, выступавшие против вторжения в Ирак, считают, что эта война, наряду с состоянием экономики, спорной социальной политикой Буша II и отказом Америки от выполнения международных обязательств, запятнала статус Америки как глобальной державы, обратила возмущение Европы против Соединенных Штатов и дестабилизировала Ближний Восток, где сегодня цветет антиамериканизм. Хотя к деградации статуса Америки причастен не один американский президент, многие называют президентство Буша II самым катастрофическим в истории США. К концу года Буш покинет Белый дом нарушившим обещания данные американскому народу и допустившим ошибки исторического масштаба. Страна ведет три войны: одну в Ираке, вторую - против талибов, вновь поднимающих голову в Афганистане, а третью - в экономике. Война в Ираке опустошила американский бюджет, расколола Америку как никакая другая война, отстранила старых друзей и создала новых врагов. Кроме того, ей не видно конца. Таким образом, Буш II просто снимает с себя ответственность.

Сегодня, ради восстановления статуса Америки, большинство американских авторов призывает к мирным переговорам как единственной альтернативе войне. Бжезинский в своей последней (2007) книге 'Второй шанс: Три президента и кризис американского могущества' (A Second Chance: Three Presidents and the Crisis of American Power) возлагает вину на трех последних президентов - Буша I, Билла Клинтона и, в особенности, Буша II - за то, что они впустую растратили глобальное влияние Америки, принимая неверные решения или отказываясь действовать, когда это было необходимо. Он предлагает изменить подход Америки к отношениям с Европой, Россией, Китаем, Индией (две последние страны обретают статус новых сверхдержав) и Латинской Америкой. Он призывает будущего президента к переговорам с Ираном о его ядерных экспериментах и оказанию давления на Израиль с целью заключения мирного договора с палестинцами ради прекращения их конфликта, который он считает главной причиной антиамериканских настроений на Ближнем Востоке. Автор, наряду с другими, считает, что вторжение Буша II и неудачи оккупации привели к эскалации падения империи, стали кладбищем неоконсервативного движения и положили конец притязаниям США на гегемонию. Британский историк Найалл Фергюсон (Niall Ferguson) в своей статье 2004 г. под заголовком 'Мир без власти' (A world without power) говорит, что мир без гегемонии может быть предпочтительнее американского превосходства.

Именно эту мысль отстаивают сегодня консервативные республиканцы и многие демократы. Патрик Бьюкенен (Patrick Buchanan), ведущий христианский консервативный республиканец, выступавший против первой войны в Заливе и вторжения в Ирак в 2003 г., считает, что нынешняя война в Ираке, спор с Ираном из-за его ядерных разработок и положение американской экономики указывают на то, что реформирование мира - не в интересах Соединенных Штатов. В своей последней (2007) книге 'День расплаты: Как высокомерие, идеология и жадность разрывают Америку на части' (Day of Reckoning: How Hubris, Ideology and Greed are Tearing America Apart) он выступает за возврат к политике устрашения и сдерживания. Он мрачно настаивает на том, что Соединенные Штаты должны отказаться от международных обязательств - скажем, в рамках НАТО - и торговых соглашений; снять с себя обязательства перед Тайванем и Южной Кореей и вывести войска из Ирака. Далее он предлагает вести с Ираном переговоры вместо того, чтобы угрожать ему. Но он не исключает возможности применения военной силы против террористов, действующих группами. Однако Америка должна идти на войну только в том случае, если ей угрожает серьезная опасность или на нее совершено нападение. Бьюкенен выступает против ничем не спровоцированных превентивных войн. Именно поэтому после 11 сентября он одобрил нанесение ударов по 'Аль-Каиде' и афганским талибам, но выступил против вторжения в Ирак, потому что Саддам не нападал на США. Бьюкенен - один из тех, кто считает, что уже давно консерватизм не испытывал таких трудностей, как сейчас.

Вторя ему, Мадлен Олбрайт, государственный секретарь в администрации Клинтона пишет в своей книге 2008 г. 'Записка будущему президенту' (A Memo to the Next President), что дипломатия - лучший способ решения мировых проблем. Она говорит о необходимости новой внешней политики, основанной на переговорах, а также сотрудничества со всеми государствами и уважения их суверенитета.

Сегодня подлинный вызов заключается в том, как новому президенту расчищать завалы, оставленные Бушем II. Это будет непросто. Самое важное, чтобы США общались с миром не в качестве империи или шантажиста, средствами зарубежной помощи и военного превосходства, но как сверхдержава, выполняющая свои обязательства и сотрудничающая с другими потенциальными сверхдержавами и остальным миром. Америка расплачивается за свою умышленную амнезию. Концепция империи стала уделом истории. Древние и старые империи исчезали, когда упадочничество брало верх, и именно это угрожает сегодня Америке. Реальная опасность в том, что неоконсерваторы могут вновь прийти к власти. Если это произойдет, то окажется, что падение берлинской стены было напрасным.

Ахмад Нагиб Рушди - специалист по международному праву

__________________________________________

Америка, Америка - великая страна... ("День", Украина)

Закат единственной сверхдержавы ("The Independent", Великобритания)

Америка: прощание с гегемонией ("The New York Times Magazine", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.