Сегодня с трудом вспоминается, с какой враждебностью в начале 90-х годов на Западе воспринимали мысль о приеме стран Прибалтики в НАТО и Европейский Союз. Тогда даже на прием Польши смотрели как на скандал, а устремления Литвы, Латвии и Польши вообще считали делом несбыточным, если не откровенно опасным. Реакция Москвы была еще хуже.

К счастью, осознание Западом своих моральных обязательств и стратегической необходимости все же возобладало. Только представьте, как выглядел бы прибалтийский регион сегодня, если бы в 2004 году Вильнюс, Ригу и Таллинн не пустили в НАТО и ЕС: вне всякого сомнения, он был бы намного менее стабильным, безопасным и благополучным.

Одной из важнейших вех этого процесса стала подписанная ровно десять лет назад Американо-балтийская хартия (U.S.-Baltic Charter). Оба автора этих строк участвовали в переговорах, предшествовавших ее подписанию. Мы не понаслышке знаем, насколько велико было ее значение в обеспечении странам Прибалтики места в НАТО, которое, в свою очередь, облегчило их дорогу в ЕС.

Хартия стала образом дипломатического творчества: она была создана в момент, когда Прибалтике необходимы были гарантии, а на Западе еще не было полного согласия относительно необходимости их интеграции. Она не гарантировала им вступление куда-либо, однако по этой хартии США брали на себя обязательство помогать прибалтам интегрироваться с Западом. Вашингтон сказал: пробежать эту марафонскую дистанцию предстоит вам самим, но мы вас подготовим и в пути будем вас поддерживать - и, прежде всего, мы сделаем так, что никто не сможет подставить вам подножку и никто не сможет помешать вам пересечь линию финиша. Если перевести на простой английский (или на латышский), это значило, что мы должны доказать, что достойны, но ни Москва, ни скептики с Запада не смогут нам в этом помешать.

Со своей стороны, страны Балтии также приняли на себя определенные обязательства: придерживаться западных ценностей, провести политические и экономические реформы, соблюдать права меньшинств и вливаться в региональное сотрудничество. Все три страны, которым не нужно было больше бояться, что за их спинами кто-то снова оберется на какую-нибудь тайную Ялтинскую конференцию, взялись за тяжелую работу - выполнение критериев НАТО и ЕС.

Хартия высвободила творческую энергию трех бывших советских республик. Осознание того, что за дело взялась Америка, помогло и многим европейцам понять необходимость присутствия Прибалтики в Европе и помощи ей. Кроме того, в результате подписания Хартии начало таять историческое недоверие прибалтов к глобальным организациям в сфере безопасности - таким, как ООН и ОБСЕ.

Сам переговорный процесс по Хартии вывел нас на новый уровень взаимного доверия. Мы лично были свидетелями этого во время последней сессии переговоров в здании Государственного департамента. Необходимо было завершить проработку одной из фраз, в которых описывалась заинтересованность США в безопасности Прибалтики и их приверженность ее обеспечению. Нервничали и американцы - по их мнению, мы могли неверно истолковать эту фразу как гарантию безопасности, - и сами прибалты, боявшиеся, что впоследствии США откажутся от своих обещаний. Тогда группа делегатов пошла и принесла словарь-тезаурус, в котором начали искать правильные слова.

В конце концов мы пришли к окончательному варианту: США объявили о 'реальной, глубокой и постоянной заинтересованности' ("a real, profound and enduring interest") в судьбе Прибалтики. Литературных премий за это произведение мы, конечно, не снискали, но дело было сделано: подписание Американо-балтийской хартии в Белом доме стало особенным моментом. Этот документ привел к расширению НАТО и тем самым исправил историческую несправедливость Ялтинских соглашений, а США продвинулись в деле распространения свободы.

Мы рассказываем все это, потому что из той истории необходимо извлечь важный урок: сегодня Западу снова приходится решать сложнейшие вопросы взаимодействия с молодыми демократиями, стремящимися вступить в наши институты - балканскими странами, Украиной, Молдовой и Грузией. Сегодня привязать эти страны к Западу и его ценностям сложно: сопротивление Москвы растет, как растет и усталость Европы от расширения.

Сегодня нам снова нужен творческий подход к дипломатии, который позволил бы заполнить брешь между устремлениями некоторых из этих стран и тем, что Запад может предложить им здесь и сейчас. Чтобы создать систему, способную освободить реформаторские силы этих стран, мы должны проявить трансатлантическое единство. Так было десять лет назад с Прибалтикой; так может случиться снова.

Марис Риекстиньш - министр иностранных дел Латвии.

Рональд Д. Асмус - исполнительный директор Трансатлантического центра при Фонде Маршалла "Германия - США" (German Marshall Fund of the United States).

___________________________________________

Россия пытается изолировать страны Балтии от Европы ("Lietuvos Rytas", Литва)

Историческая политика Путина ("Rzeczpospolita", Польша)

Россия освободила свое место за праздничным столом Грузии ("Postimees", Эстония)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.