Многие удивятся, если сказать им, что даже если бы выборы в Думу 2 декабря, на которых Владимир Путин одержал уверенную победу, закончились с любым другим результатом, то это по существу ничего не изменило бы как для самой России, так и для трех других стран 'группы БРИК': Бразилии, Китая и Индии. Однако именно к такому выводу можно прийти, проанализировав отношения Москвы с Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и странами БРИК.

Эти отношения определяются не только обострением подковерной борьбы между Кремлем и Белым домом, но также ясно свидетельствуют о том, что ничто сейчас так не нужно России, как укрепляющиеся экономики Юга, способные уравновесить ее зависимость от стран Севера.

А это как раз то, что нужно для Китая и Индии, двух быстро развивающихся стран с дефицитом энергоресурсов. Даже Бразилия, одна из немногих крупных энергетических держав, которые не входят в ОПЕК, может извлечь выгоду из лидирующей роли России в качестве энергетического локомотива. И хотя Китай уже закрепил за собой часть венесуэльских нефтяных активов, надеяться на них трудно из-за возможной нестабильности в этой стране. Путин же напротив давно проявляет интерес к тому, чтобы Индия и Китай начали сотрудничество с 'ЮКОСом', российским государственным нефтяным гигантом (так в тексте - прим. пер.).

Самое последнее упоминание этого можно найти в обращении Путина во время 'круглого стола' с участием российских руководителей на Петербургском международном экономическом форуме 9-10 июня 2007 года. Он объявил, что 'нам необходимо провести серьезную дискуссию при участии политиков, бизнесменов и ученых по проблеме обеспечения свободного движения капиталов, товаров, услуг и труда в Европе и Азии. Россия может и будет играть в ней роль, соответствующую ее геополитическому положению, и всеми возможными способами будет содействовать процессу'. Что же касается российской политической и управленческой элиты, то ее свойства таковы, что никакие результаты на выборах по существу никак не изменили бы положение вещей.

Этот пункт неоспорим, несмотря на все различия во взглядах на внешнюю политику и экономику, которые имеются у высших чинов в министерствах и ведомствах страны, так называемых 'номенклатурно-политических групп' (НПГ). Они не только соревнуются между собой за влияние, но и продвигают собственные идеологические представления о политическом, экономическом и социальном развитии России. Но все эти идеологии объединяет твердая вера в то, что никакой либерализм и сотрудничество с Западом не должны лишать Россию владения и распоряжения своими ключевыми экономическими активами.

В действительности эти активы являются не только силой России, но и ее слабостью. В отчете о России, опубликованном Всемирным Банком в ноябре 2007 года, четко говорится, что 'прямые иностранные инвестиции по-прежнему сконцентрированы в ресурсодобывающих отраслях и секторе неторгуемых услуг и играют лишь незначительную роль в производстве'. В отчете приводятся такие примеры как добыча полезных ископаемых, металлов и неторгуемые услуги. Извлечение полезных ископаемых уверенно шагает впереди: там за первое полугодие 2007 года было размещено 11,2 миллиарда долларов, что составило 71% всех прямых иностранных инвестиций, в то время как в 2006 году было лишь 33%. Розничная торговля также стремительно укрепила свои позиции на волне скачка уровня потребления в России; она тоже стала привлекательной целью для иностранных инвестиций.

В то же время за первое полугодие 2007 года производство получило всего 1,8 миллиарда долларов или 11,1% от общего объема иностранных инвестиций. В действительности это даже меньше, чем 19% иностранных инвестиций, которые сектор получил в 2006 году, что в свою очередь меньше, чем 45% в 2005 году. Экономика, обладающая третьими по объему финансовыми резервами в мире, больше чем у Бразилии и Индии, вынудила американские корпорации разработать для России особую стратегию. Boeing и Procter&Gamble уже пришли в страну. Очевидно, что огромные возможности, которые может предложить Россия, с лихвой перевешивают все вероятные риски: между Востоком и Западом больше нет конфронтации. Зато она существует между ОЭСР и странами БРИК и Юга.

Между тем Россия с того момента, как скорость роста ее резервов еще сильнее увеличилась в 2007 году, раздув объем валютных запасов до $447 миллиардов к концу октября 2007 года, на самом деле не знает, что делать с таким богатством. Поэтому приток капитала не только является важным источником роста валютных резервов, но также вызывает трудности, связанные с переоценкой рубля и ростом ликвидности.

Дела шли бы значительно хуже, если бы не одновременный с этим рост аппетита на иностранные займы у российских государственных корпораций и банков. Учитывая скачок объема импорта, можно составить некоторое представление о том, на что россияне тратят валютные сбережения: валовый приток капитала в частный сектор вырос до 56,8 миллиардов долларов за первые девять месяцев этого года, что на 115% больше 26,3 миллиардов долларов, которые поступили в 2006 году. Банковская сфера стала основным получателем иностранных финансов с момента, когда коммерческие банки стали занимать за рубежом, чтобы профинансировать внутренний кредитный рынок.

Они же подхлестнули и потребление: статистика показывает, что в Индии в прошлом году был продан 1 миллион автомобилей, в то время как в России - 2 миллиона. Вышеизложенное, кажется, полностью соответствует прогнозам Goldman&Sachs в знаменитом исследовании, опубликованном в октябре 2003 года ('Мечты о БРИК: путь к 2050 году'). В докладе предсказывалось, что 'Относительное значение БРИК как двигателя нового роста спроса и покупательной способности может вырасти резче и быстрее, чем ожидается. Более высокий уровень роста в этих экономиках может компенсировать старение населения и замедление роста в развитых экономиках'. К этому остается только добавить о более высоких реальных доходах в ОЭСР, что также не помогает бизнесу.

Другим важным предсказанием стало то, что 'Ускоренный рост может означать более высокие прибыли и увеличение потребностей в капитале. Вес БРИК в инвестиционных портфелях может увеличиться стремительно. Потоки капитала в дальнейшем еще сильнее устремятся в сторону БРИК, что приведет к значительному изменению валютных курсов'. Поэтому совсем не случайно, что благодаря притоку капитала, рубль также сильно укрепил свои позиции.

И под конец еще немного хороших новостей: с тех пор, как Путин пришел к власти в 2000 году, когда страна лишь начинала приходить в себя после кризиса 1998 года, российская экономика развивалась семимильными шагами. На данный момент она входит в десятку крупнейших в мире, и станет пятой не позднее 2020 года.

____________________________________________

Новая российская олигархия ("The Washington Post", США)

Куда идет Россия? ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.