Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Телефон прямого эфира 363-36-59, СМС 985 970-45-45. Удивительное дело - в стране вроде бы идет, точнее должна идти, избирательная кампания в Думу, только что сменилось правительство, а у меня по Интернету нет ни одного вопроса ни по поводу избирательной кампании, ни по поводу правительства - все понимают. Публику, которая задает вопросы, на мякине не проведешь. Правда, очень много вопросов про Грузию. Вот даже Василий пишет: 'Удивительная страна. Треть вопросов про Грузию. Сдалась она вам? Никого не интересуют Ингушетия, Дагестан, другие проблемные регионы России. Подайте им Саакашвили и желательно на вертеле'. Ну, так как много вопросов про Грузию, начнем все-таки с Грузии, потому что, напомню, тут большинство людей спрашивает: как же так, сказал бывший министр обороны Окруашвили какие-то плохие слова про президента, его сразу же арестовали? Ну, надо сказать, что история имела другую последовательность, а именно: сначала Окруашвили попал в опалу, было арестовано три его соратника, было ясно, что его самого собираются арестовывать, и вот поняв, что арест неизбежен, Окруашвили и выступает с заявлениями о том, что Саакашвили промышляет заказными убийствами, предает интересы родины и вообще кушает на завтрак печенку христианских младенцев. То есть согласитесь, это немного разная последовательность событий. Одно дело когда ты обрушиваешься на президента и тебя сажают, а другое - это когда ты знаешь, что тебя посадят - это вопрос, нужно ли сажать президенту Саакашвили своих политических противников, бывших соратников - и обрушиваешься на президента. Но самое-то главное другое, потому что не знаю как вам, а мне выступление господина Окруашвили кое о чем сильно напомнило, а именно: если вы помните, пресс-конференцию Литвиненко о том, как ему велели убить Березовского. Собственно, это не случайное совпадение почерка, потому что не только почерк, но и рука почти та же. Потому что за Литвиненко стоял Борис Абрамович, который сначала рассказывал, как его хотели убить, потом как Путин взорвал дома и, соответственно, партнер Бориса Абрамовича Бадри Патаркацишвили - самый крупный и реальный оппозиционер в Грузии, и самый серьезный оппозиционер, устами Окруашвили обвиняет грузинского президента, собственно, в том же самом. Это, на мой взгляд, и кажется наиболее интересным во всей истории, потому что ни Борис Абрамович, ни куда более осторожный Бадри за все это время, видимо, не уяснили себе такой простой факт: геббельсовскую ложь может позволить себе только государство.

А оппозиция от геббельсовской лжи проигрывает и становится маргинальной. То есть делать надо в обратном порядке. Вот если бы Окруашвили захватил власть в Грузии, а потом заявил, что Саакашвили убийца и рыл туннель от Бомбея до Лондона, это бы прокатило. И если б Березовский захватил власть в России и заявил, что Путин взрывал дома, это бы прокатило 'на ура'. Но последовательность событий должна быть такая: сначала захватили власть, потом - геббельсовская ложь. Брать власть надо сначала, а лгать потом. Разумеется, есть категория людей, которая безоговорочно поверит и всему, что говорит Окруашвили, и всему, что говорил Березовский, и тому, что башни-'близнецы' 11 сентября взорвало американское правительство, и что инопланетяне вчера приземлялись на лужайке напротив Кащенко, но проблема этих людей, что это весьма специфическая категория, это маргиналы. И проблема подобных бездоказательных обвинений, она ровно в том и заключается, что когда их политик выдвигает, он, конечно, обретает сразу довольно шумную и буйную толпу последователей, но эти последователи сплошь маргиналы, потому что люди более трезвые задаются немедленно двумя вопросами: ну а почему такой всемогущий силовик, как Окруашвили, или такой хитроумный гэбэшник, как Литвиненко, не записали данные им преступные приказы на пленку и, собственно, что доказывает пересказ интимных разговоров между двумя политиками кроме того, что эти политики плохо относятся друг к другу, что было ясно еще и до пересказа? Самое печальное в этой ситуации, конечно, то, что поведение такого рода, маргинальное поведение такого рода, ставит всегда страну, в данном случае динамичную и либерально развивающуюся страну, как Грузия, перед очень неприятной дилеммой. Одна из них заключается в том, что закрывать на это глаза, причем закрывать, естественно, не только и в первую очередь не в отношении Окруашвили, а в отношении тех, кто за ним стоит, то есть в первую очередь Бадри Шалвовича. И если закрывать на это глаза, то когда-нибудь тебя достанут по-крупному. А если на это реагировать - то перестаешь быть демократией. Бадри Шалвович, как только у Бадри чего-то отбирают, имущество, он сразу превращается в пострадавшего, он сразу превращается в изгнанного телемагната Гусинского, а Грузия, соответственно, перестает быть демократией. Вот это главная опасность. Это примерно так же, как с терроризмом: нет опасности, что Бен Ладен захватит Америку и станет главой Америки, но есть опасность, что реагируя на Бен Ладена, Америка расправится со своей собственной демократией, если будет реагировать слишком усердно.

Так вот по поводу избирательной кампании. У меня зато есть замечательный вопрос, который, действительно, вполне серьезный вопрос, и уже несколько раз его писал мне человек. Он спрашивает: 'Что будет с Россией, если президентом России будет Иванов, Медведев, Зубков, Путин?'. Действительно, справедливый вопрос. В отличие от вопроса о том, чему грозят перемены в правительстве, это интересный вопрос. Ну, первое, про товарища Иванова. У меня есть много знакомых, которые рассказывают про Сергея Иванова, какой он замечательный человек, что он 'Биттлз' любит, что он никогда ничего плохого не говорил про Ходорковского - заметим, действительно, не говорил, потому что Ходорковского сажали его враги. Ну, я лично не знакома с Сергеем Борисовичем и я слежу за его выступлениями только по телевизору. И что я вижу? Я вижу, что, допустим, у Сергея Борисовича сын задавил 68-летнюю женщину. Сергей Борисович в этом деле, понятно, не виноват. Но в тот момент, когда на родственника этой женщины возбуждают дело, а Сергей Борисович публично говорит, что сын его перенес тяжелую моральную и физическую травму, то, соответственно, Сергей Борисович берет на себя все, что сделал сын. Или вот у Сергея Борисовича Иванова, тогда еще министра обороны, пострадал рядовой Сычев от пыток и лишился ног. Понятное дело, министр обороны в этом не виноват. Но когда министр обороны говорит, что у меня ничего серьезного не произошло, потому что иначе бы доложили, и когда после этого не десятки, а даже сотни буквально генералов, врачей, майоров, полковников становятся на сторону сержанта Сивякова, пытавшего рядового Сычева, и защищают право сержанта пытать, то получается, что все эти люди становятся сообщниками сержанта Сивякова, и получается, что все они разделяют вину за его пытки. То есть возникает такая страшная картина человека, который все, что происходит вокруг него, если что-то не то произошло, воспринимает как заговор против себя. И даже если это отчасти справедливо, потому что понятно, что и случай с Сычевым, и случай с его собственным сыном педалировали враги Сергея Борисовича, в первую очередь называют Игоря Ивановича Сечина, первого замглавы президента, то все равно дело не в том, что педалируют враги, а дело в том, что делаешь ты сам.

Мой прогноз по поводу Сергея Борисовича Иванова выглядит примерно так. Я думаю, что товарищ Сечин будет сидеть. Не отстранен от дел, а, знаете, сидеть: по обвинению, что продался 'Моссаду', ЦРУ, 'Сигуранца'. Кстати, вероятно, мы, либеральные журналисты, будем сидеть в соседних камерах. Я даже не исключаю, что мы будем давать вместе показания на процессе о том, как мы вместе с Сечиным продались 'Сигуранце'. Там чувствуется такая серьезная рука, которая сожмет Россию - и раз, ее выжмет, как тряпку. Думаю также, что будет война с Грузией, которую мы проиграем, потому что в отличие от Владимира Владимировича, который считает, что воевать надо с помощью 'Наших' и желательно яйцами у эстонского посольства - ну, телевизионная картинка получается хорошая, а боеприпасы, которых вдобавок нету, не страдают, так вот в отличие от Владимира Владимировича Путина, судя по всему, Сергей Борисович вполне искренне убежден, что, действительно, в России все самое лучшее, и телекоммуникации у нее самые замечательные, и к 2020 году она займет сколько-то, там, 20% рынка судовой техники, и так далее, и так далее. Впрочем, сильно сомневаюсь, что господин Иванов будет назначен президентом - хотя этого, конечно, никто не знает, кроме президента Путина - потому что пока у нас тут говорили, что вот какие большие у Сергея Борисовича шансы и как часто он мелькает на экране, я на это смотрела с большим сомнением, потому что ведь, понимаете, надо же на это смотреть не с точки зрения того, как часто Сергей Борисович мелькает на экране, а что по этому поводу думает президент Путин. Президент Путин может смотреть, как Сергей Борисович мелькает на экране и как у него уже явно президентские нотки прорезываются в голосе, и думает 'боже ж ты мой, да если я его назначу премьером, он со мной здороваться перестанет'. Так что тут все надо оценивать с точки зрения Путина, а не с точки зрения публики.

Вторая кандидатура - Дмитрий Медведев. Ну, я думаю, что господин Медведев, конечно, выдающийся человек, потому что его поставили руководить национальными проектами, и будучи наследником, де-факто наследником, объявленным, одним из, и в стране, где денег выше крыши, он национальные проекты умудрился не осуществить. По крайней мере в том объеме и в том размере, в котором они были намечены к осуществлению, они покамест пребывают не совсем понятно как. Я думаю, что для этого нужны выдающиеся личные характеристики. Время от времени мы слышим, как господин Медведев объясняет, кто и почему не дает ему реализовывать национальные проекты. Надо сказать, что вот Рамзан Кадыров отстраивает Грозный и не жалуется, что ему кто-то не дает отстраивать Грозный. Это я, кстати, конечно, не к тому, чтобы Рамзана Кадырова назначить во главе национальных проектов. Пусть лучше будут нереализованные. Кстати, я вот на что по поводу национальных проектов хочу обратить внимание. Вот, допустим, возьмем такой национальный проект, который, если не ошибаюсь, должен был быть закончен в декабре 2006 года, как создание медицинских центров. Можно просто сказать, что вот этот национальный проект не закончен, что не все центры построены, что деньги там непонятно куда делись. Но мне кажется самым главным другое. Вот любой медицинский центр в мире строится обычно под врача или под команду врачей. В российской действительности это означает, что должен быть какой-то гениальный врач - не важно, его зовут Бокерия, или он гений Давыдов в области онкологии - и под него или под каких-то его учеников должен строиться соответствующий центр в Красноярске, и эти врачи, то есть люди из Медицинской Академии Наук должны указывать, чего им надо и чего не надо. Ну, это примерно так, как космический центр строится под Королева, а не вообще. Так вот все наши медицинские центры, они строятся, соответственно, чиновниками из правительства, из Минздрава, но не под конкретных врачей, а как-то так без врачей совсем, то есть считается, что чуть ли не вахтовым методом врачи будут приезжать. И это достаточно страшная вещь, потому что понятно, что она продиктована бюрократической логикой: ну, зачем мы этим врачам, которые по пять лет, или по шесть лет, или по десять лет учились кого-то резать, сшивать, спасать человеческие жизни, ну чего мы им будем давать административную власть над бабками и над оборудованием, когда мы сами в правительстве как-нибудь этот вопрос порешаем? И мне кажется, что это гораздо более системная вещь, чем просто конкретная неудача, или конкретное воровство, или конкретный неуспех. Потому что все-таки речь идет о миллионах человеческих жизней, которые будут потеряны. И вот это системное решение - давайте это будет правительство, давайте это будет чиновник, а не врач - оно очень хорошо показывает, как устроены вообще все эти проекты изнутри.

Ну, третья кандидатура - господин Зубков, который только что назначен премьер-министром и очень бодро себя повел. Вот все говорят, что он ведет себя, просто президентские замашки, всех строит. Тут я должна сказать, что есть такая старая партийная технология руководить людьми. Вот представьте себе картину: человек с тремя классами образования, но по партийной линии продвинувшийся, попадает руководителем, скажем, какого-нибудь ракетно-космического центра. Заходит он в кабинет директора и в конференц-зал, там какие-то слова написаны на досках непонятные, какие-то формулы трехэтажные, он читает 'х', 'у', 'z', а у него совсем другое слово получается из этих 'х', 'у', 'z'. В общем, ни хрена он не понимает, а руководить этими гадами надо и надо внушить в них как-то страх божий. И созывает этот человек совещание. Ему пытаются что-то доложить про двигатели, про форсаж, про режимы, про вторую космическую скорость. Он говорит: 'Так, вот я тут провел инвентаризацию кабинета и у меня на столе должно было быть пять коробков скрепок, а я обнаружил только четыре'. Какой-нибудь академик пытается что-то вставить. - 'Молчать! Что за безобразие! Где пятый коробок? Развели тут воровство! Развели тут бесхозяйственность! Пока не найдете пятого коробка, я вас с землей смешаю'. Вот это очень распространенный стиль поведения, который просто в совке был очень часто принят, когда человек, назначенный на должность явно превышающую его компетентность, хотел поставить себя как хозяина. И, конечно, явление премьер-министра народу, во время которого он, будучи, заметим, все-таки главой Росфинмониторинга, то есть некоего ведомства, имеющего отношение к деятельности банков, вдруг поручает министру финансов разобраться, почему русский банк не дал кредита предприятию, а чешский дал - ну, знаете, это производит некое феерическое впечатление. И когда мне говорят, что вот это явственный президентский стиль, и что президент Путин так велел себя вести Зубкову, посоветовал, может быть. . . Я думаю, может быть, посоветовал, но вопрос - с какой целью? Потому что ведь, я уже говорила в одной из передач, что у президента Путина есть серьезная проблема - ему в этом Мордере надо найти хоббита, который подержит власть и отдаст обратно, а хоббитов кругом нету, одни тролли и орки остались, потому что президент Путин сам их растил. И вот президент Путин, ему должно быть интересно, как поведет себя новый премьер в ситуации будущей такой, гипотетической, если ему отдадут эту власть. И пока новый премьер, ну, так, с фантастической скоростью, я бы сказала, развивается, то есть Сергею Борисовичу Иванову для того, чтобы достичь такого состояния, потребовалось несколько месяцев. Я думаю, что с большей скоростью бы строил аппарат правительства только, скажем, кадавр профессора Выбегалло - помните, вылупившийся из автоклава?

Ну и, соответственно, вопрос четвертый, это - что будет с Россией, если останется президент Путин президентом? Но весь вопрос заключается в той форме, в которой он останется. Если он просто нарушит Конституцию, то проблема будет заключаться в том, что мы формально перестанем быть демократией. То есть все такие вещи, как сейчас, которые совершенно спокойно существуют - оппозиционные газеты, оппозиционные сайты, то же самое 'Эхо Москвы' - к их критике уже нельзя будет относиться так спокойно, потому что тот формальный признак демократии, который у нас есть, он будет утрачен, это будет такой переломный момент, после этого движение может быть только вниз. Если ситуация произойдет с привычным для президента Путина желанием оставить себе все выходы и принять все компромиссные решения, то есть такая ситуация, при которой какой-то президент-прокладка, который возвращает власть президенту Путину, и формальные признаки демократии будут соблюдены - ну, тогда мы будем иметь ровно то же самое, что мы имеем, хотя надобно отметить, что у нас ведь прогрессирует наша суверенная демократия, и причем она прогрессирует исключительно в одном направлении. И, конечно, нельзя не отметить, что вот эта проблема президента Путина - где взять хоббита, которому передать власть? - она встает во весь рост, потому что, конечно, я вижу пару-тройку человек, которым можно было бы решиться в такой ситуации передать власть на несколько месяцев или на несколько лет, они очень приличные люди, я имею в виду в правительстве, но я их, знаете ли, не назову, потому что если я про кого-то скажу, что есть такой человек приличный в правительстве, так, я думаю, его тут же и сожрут как уж совсем политически неблагонадежного.

Я хотела сказать еще об одной вещи до новостей, которая, на мой взгляд, на этой неделе была очень характерной, и о которой практически никто не говорил, хотя, на мой взгляд, она должна быть такой одной из новостей номер один. Я имею в виду новости касательно аварии, в которой погиб губернатор Костромской области господин Шершунов. Шершунов погиб 20 сентября. Виновным был признан в этом водитель автомобиля, который, как было сказано, якобы выехал на встречную полосу и лоб в лоб столкнулся с 'Мерседесом'. Напомню, что до аварии с Шершуновым был ряд аварий. Одна из аварий была, когда на Калужском шоссе кортеж председателя Верховного Суда Лебедева, двигавшийся по встречной, снес 'Жигули' 46-летней водительницы Натальи Труфановой, которая ехала по своей полосе на дачу. Особо обращает внимание то, что сначала было сказано, что Труфанова ехала по встречной полосе, но так как десятки и даже сотни свидетелей этому были, то следствие быстренько переориентировалось и перестало это говорить, а следователь просто сказал 'а вы знаете, у меня свидетелей нет, я не знаю, Интернета у меня нет, ничего не знаю'. И заметим, что убийство людей было совершено строго по закону и за него полагалась премия, то есть люди, ехавшие по своей полосе, были законно убиты за то, что попались на пути правосудия. При этом отмечаю, что если бы, по первой версии, когда было сказано, что Труфанова ехала по встречной полосе, если бы она выживала, она бы еще и села за то, что попалась ехавшему по встречке Лебедеву. Вторая авария была в ночь на пятницу, по-моему, позапрошлую пятницу, когда 27-летняя блондинка из Твери на 'Лексусе' снесла пять машин на встречке на Кутузовском проспекте. Ехала она со скоростью 137 километров в час и когда она вылезла посреди трупов и валяющихся бокалов к подъехавшим, чтобы помочь ей, подошел мент и спросил: 'Ну, как будем решать вопрос?'. То есть вопрос, видимо, решили, потому что дама, наплодившая два трупа, виновна в том, что не справилась с управлением. Надо сказать, что я ехала спустя пять минут по Кутузовскому со скоростью 50 километров в час, потому что в тот вечер моросил дождь, дорога была скользкая, 70 было самоубийством. Напомню, что вместе с 27-летней блондинкой погиб бывший у нее в машине зам Грефа. И надо сказать, что, вообще-то, мы уже знаем, что право давить встречных есть у председателя Верховного Суда, у министров, у детей министров, у родичей министров, но, по-моему, это впервые зафиксированный случай, когда право давить встречных безнаказанно распространяется на элитных девочек по вызову, потому что не важно, была дама пьяной или нет - она была пьяна безнаказанностью. Она знала, что машина хорошая, рядом замминистра, убьют людей - дешево обойдется. Забыли просто, что Ньютон не берет взяток, ну не работает Ньютон в ГАИ. И вот на этом фоне происходит авария костромского губернатора. Ночью, свидетелей нет. И нам сообщают, что губернатор столкнулся с машиной, чей водитель заснул и выехал на встречку. А продолжение и авария костромского губернатора - после новостей.

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина, программа 'Код доступа'. Телефон прямого эфира 363-36-59, СМС 985 970-45-45. И продолжаю разговор про аварию, в которой погиб губернатор Костромской области господин Шершунов и о которой я буквально пару дней назад беседовала с главой российских автомобилистов, вот этого добровольного сообщества, которое защищает права автомобилистов, господином Лысаковым. Господин Лысаков сообщил мне несколько крайне заинтересовавших меня вещей. Первая заключалась в том, что водитель, который якобы выехал на встречку и столкнулся с 'Мерседесом' лоб в лоб ехал в том же направлении, что и губернатор, то есть в Москву, то есть машина губернаторская его догнала и не совсем понятно, как в этой ситуации он мог выехать на встречку. Второе, что все, что помнит водитель, что сзади его нагнал свет фар, то есть, судя по всему, долбанули водителя сзади, получается так. И третье, что к водителю практически никого в больницу не пускают, то есть до того, что доктор, проникший к нему еле-еле, вдруг обнаружил, что у водителя, помимо всех прочих чудовищных травм, сломана еще и нога, то есть представьте себе поразительную ситуацию, что человека в больнице держат не в больнице, а в тюрьме. Его там убивают. То есть человек виноват, получается, в том, что он ехал с некой скоростью, сзади на него налетел 'Мерс' со скоростью гораздо большей, и он виноват в том, что остался в живых. Его надо убить. Его надо убить, заметьте, с особым цинизмом не потому, что иначе надо сажать губернатора, ведь все все равно мертвы. Его надо убить только потому, что очень много аварий таких развелось на дорогах, в которых чиновники давят людей, и это будет нехорошо выглядеть. То есть несколько десятков ментов, получается, приговаривают этого человека к казни, исполняют приговор, потому что кто-то счел, что это улучшит имидж власти.

Алло, говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Юлечка, вот у меня один вопрос. Я достала книги ваши 'Охота на изюбря', 'Ниязбек' и так далее. Где бы приобрести еще другие книги?

Ю. ЛАТЫНИНА: Ой, спасибо. Я не издательство 'ЭКСМО'. Спасибо за то, что упоминаете мои книжки, мне всегда приятно. Не знаю, в магазинах они спокойно продаются, они вроде как бестселлеры. Могу сказать, что, наверное, через пару месяцев выйдет новая книжка, которая называется 'Нелюдь', которую я только что отослала в издательство.

А сейчас еще об одной истории, которая меня на этой неделе потрясла. Я имею в виду историю со взяткой инспектору Счетной палаты Гайдукову, который проверял НПО 'Энергомаш'. Я о ней говорила на прошлой неделе и, к сожалению, совершенно неверно, потому что совершенно дикие слухи ходили по Москве. 'Энергомаш' отказывался от того, что он участвовал в спецоперации, из чего породились слухи, что, вот, дескать, у них там сотни миллионов заначено, украдено, кто-то их поймал за руку. А история, действительно, безумно интересная и, на мой взгляд, служащая таким моментальным снимком того, что происходит в России и что происходит в Америке. Мы ж любим это дело сравнивать. Первое - что такое НПО 'Энергомаш'? Это люди, которые продают двигатели для американской ракеты 'Атлас'. То есть представьте себе: 92-й год, безденежье, все оборонные предприятия кладут зубы на полку, а 'Энергомаш', который на тот момент проектирует все жидкостные ракетные двигатели на территории Союза, подает на участие в конкурсе на поставку двигателей для американской ракеты-носителя и вместе с 'Пратт энд Уитни' выигрывает этот конкурс и с тех пор поставляет туда уже 36 двигателей. Сначала разработал этот двигатель на деньги 'Пратт энд Уитни', теперь поставляет 36 двигателей, из них 16 запущены. Кто такой господин Гайдуков, который был пойман и которого обвиняют в том, что он вымогал у 'Энергомаша' взятку в 7 миллионов евро, то есть 10 миллионов долларов за то, чтобы закрыть глаза на якобы имевшие место нарушения на предприятии? Это человек, который еще в том самом 92-м году работал в Минобороны и помогал заключать этот контракт с 'Пратт энд Уитни'. В 98-м году он стал главой агентства, которое называлось ФАПРИД по защите интеллектуальной собственности двойного и оборонного назначения - кажется, это так расшифровывалось. И тогда господин Гайдуков сразу пришел к 'Энергомашу' и к другим оборонным предприятиям и сказал, что они должны ему 10%, вернее, не ему, а ФАПРИДу, от экспортных контрактов. Заметьте, какая интересная мысль: с одной стороны, вроде бы речь идет об интеллектуальной собственности, которая принадлежит всей стране, а платить надо ФАПРИДу 10%. Причем если вы думаете, что 10% вот этому самому ФАПРИДу действительно доставались, то у вас воображение слабое, потому что когда пришла проверка в ФАПРИД, то выяснилось, что гражданин Гайдуков, пользуясь тем, что не очень четко были обозначены нормативы расходования бюджетных средств, сам заключал договора с фирмами, которые уже получали эти деньги, там, за поставку компьютеров. . . По-моему, одна из этих фирм, за которую его, собственно, и сняли, по-моему, она называлась ООО 'Юниверсал Контраст' и руководила ей не то теща сестры, не то племянник брата, но что-то в этом роде. То есть тогда пострадало, по утверждениям Лиги оборонных предприятий, 56 предприятий; 56 предприятий российской оборонки лишились возможности участвовать в высокотехнологических рынках за рубежом, чтобы, вот, господин Гайдуков мог заключить контракт вот с этим ООО 'Юниверсал', не помню, как дальше.

И вот поскольку господин Гайдуков тогда наступил на очень серьезные интересы, как я уже сказала, пришла проверка в этот самый ФАПРИД, и господина Гайдукова сняли с формулировкой 'за грубое нарушение трудовых обязанностей'. Министр Чайка его снял. Это исключительный случай, на мой взгляд, на моей памяти, когда такого высокопоставленного чиновника выгоняют с такой формулировкой. И вот эта светлая личность в 2007 году, вернее, в конце 2006-го снова приходит в НПО 'Энергомаш' и снова делает, по сути дела, то же самое, потому что тогда, много лет назад, Гайдуков сначала остановил экспорт, экспорт двигателей ракетных российских в США, чтобы получить свои 10%. И теперь тоже проверка приходит в 2006 году в декабре и точно так же господин Гайдуков пишет письмо в Минобороны, выражая озабоченность, и тоже останавливается экспорт 'Энергомаша' и можете себе представить, какие интересные предположения начинают строить американцы, потому что кто-то из них думает, что это новая агрессивная политика Путина, а кто-то из них думает, что, наверное, у русских кончились технологии, но вряд ли себе можно представить американский Think Tank, который сидит и способен додуматься, что вот это конкретное физическое лицо по имени господин Гайдуков что-то хочет от НПО 'Энергомаш'.

Теперь почему я, собственно, рассказываю всю эту историю и что в этой самой истории замечательного? В ней есть американская составляющая. Американская составляющая такова. Есть 'Пратт энд Уитни', которым поставляют двигатели. Почему они покупают двигатели в России? Потому что дешевле. В контракте, который они подписали с 'Энергомашем', был, кстати, пункт о том, что двигатель 'Пратт энд Уитни' создадут свой, на американской территории, свой вариант РД-180, который поставляет 'Энергомаш'. Сначала американцы посчитали, что он будет стоить 400 миллионов, создание этого двигателя. Потом оказалось, что это 800 миллионов будет стоить. Потом это перевалило за ярд. И тогда американцы, которым, в общем, важно, где дешевле, пришли в Конгресс и там добились того, чтобы контракт переписали. Плюс еще оказалось, что есть у американцев проектная документация, то есть документация о том, как этот двигатель устроен, и нету технической, то есть документации о том, как этот двигатель надо собрать на данном конкретном станке. Понятно, что станок у американцев другой и, хотя бы, для начала, он в дюймах, а не в сантиметрах. То есть такая вот замечательная бизнес-логика, потому что, как сказал еще Хрущев, бизнес это такое дело, что если мы будем вешать американцев, то они продадут нам веревку, на которой мы их повесим.

Итак, есть 'Пратт энд Уитни', которому выгодно иметь двигатель подешевле, который поставляет двигатель компании 'Мартин Локхид', которая запускает ракету 'Атлас'. И есть 'Боинг', который запускает ракету 'Дельта'. И как вы понимаете, для 'Боинга' счет идет серьезный и 'Боинг' все это время ходит и воняет в Конгрессе, что фигли вы пустили русских на этот высокотехнологичный рынок, на оборонный рынок. И вот сейчас всей этой ситуацией, естественно, пользуется 'Пратт энд Уитни', которая говорит: 'Ребята, вы у нас ненадежный поставщик. Вы тут на следующую партию двигателей собирались поднимать цену на несколько миллионов долларов. Вы ж ненадежные. Давайте-ка цену опять снижайте'. И 'Боинг' говорит, в Конгрессе уже говорит: 'А мы вам что говорили? Выкиньте этих русских на фиг'. И посмотрите, как у них там, у американцев, все совершенно замечательно устроено, на мотивировки обратите внимание: это игры взрослых людей, это геополитика, это миллиарды долларов и это мышление в континентах и миллиардах; это взрослый рынок, на который 'Энергомаш' прорвался. Это такая мелкая, маленькая деталь. Почему американцам продают двигатели совместное предприятие 'Энергомаша' и 'Пратт энд Уитни', а не какая-то отдельная конкретная контора? Да потому что 'Пратт энд Уитни' говорит: 'А вот если 'Атлас' возьмет и взорвется в полете и рухнет, там, на Майами и к нам предъявят миллиардные иски? Пусть иски предъявляют к этому СП'. Риски обрезаны. То есть люди играют в миллиарды и континенты. И нам на этот рынок повезло попасть. А какая наша игра? Вы знаете, тоже все очень разумно, тоже все очень круто. Вот мы остановим 56 предприятий, а зато у нас какое-то маленькое ООО из-за этого получит деньги на компьютеры. Знаете, как там было все интересно устроено? Там, допустим, приходит этот полковник Гайдуков, опять же, по словам сотрудников предприятия, и начинает спрашивать: 'А вот из 16 запусков, которые были в США, какие - какие?'. Мы ему отвечаем, что 12 были коммерческие, а 4 были государственные. - 'Ах, так вы работаете на американскую военщину! Ах, так вы выполняете их оборонную программу!'. И тут же выясняется, что за 7 миллионов евро можно работать на американскую военщину. Все продумано, посмотрите, до мелочей, как все красиво устроено.

Вот почему Перминов, глава Роскосмоса, не защищает 'Энергомаш' так активно? А там все очень интересно. Потому что проверка, устроенная полковником Гайдуковым, инспектором Счетной палаты, она относилась ко всем предприятиям отрасли, а не у всех предприятий отрасли все так чисто в балансе, как у 'Энергомаша', и у некоторых предприятий есть весьма своеобразные отношения с Роскосмосом. И можно себе представить, предположить, что вот господин Перминов станет защищать 'Энергомаш', а ему откуда-то с фланга прилетит: 'А это чье ООО 'Рога и копыта'?'. То есть, еще раз повторяю, посмотрите, какая у нас изощренная логика, какая у нас тоже продуманность. Но это-то и страшно - сравнить логику американского рынка и логику Гайдукова. Сравните логику одну, в которой задействованы миллиарды и континенты, а в другой - ну, 7 миллионов евро, а иначе мы их будем обвинять в том, что они родину продали и выполняли приказы преступного режима Ельцина. И когда думаешь, почему Россия превращается в Буркина-Фасо, она превращается не из-за какого-то конкретного случая, не из-за конкретного наезда, она превращается из-за этой господствующей логики. Потому что насчет самого полковника Гайдукова у меня, если честно, особых сомнений в том, кто победит, нет. Вот там уже какого-то второго человека в Счетной палате за это дело взяли, то есть ясно, что у НПО 'Энергомаш' есть серьезные покровители, что они там катком проедутся по всей этой истории, что они встали на дыбы и разъярились, что товарищ Степашин, председатель Счетной палаты, который сначала говорил, что вся эта история случилась с его ведома, а потом принялся товарища Гайдукова защищать и говорить, что, вот, это провокация со стороны тех людей, которые хотели сорвать проверку, что там нарушений на сотни миллиардов долларов. Ну, представьте - сотни миллиардов долларов. У нас у 'Газпрома' капитализация, по-моему, 250 миллиардов. Так вот, я не сомневаюсь в победе конкретной НПО 'Энергомаш' над вот этими любителями 7 миллионов евро. Но что Россия устроена таким образом, что в ней доминируют не люди, которые зарабатывают деньги и создают двигатели, а те люди, которые сидят и смотрят, а как бы этих людей, которые зарабатывают деньги или создают двигатели, как бы нам их обвинить в измене родине и стрясти с них 7 миллионов евро, вот это страшно.

Алло, говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Юлия. Это говорит Александр из Ногинска. Как вы считаете, генерал Джохар Дудаев жив или его действительно убили? И в том случае, если он действительно убит, то во сколько это обошлось Ельцину?

Ю. ЛАТЫНИНА: Во сколько? В стоимость ракеты, говорят. Вот вы знаете, я человек простой, незатейливый, я в теории заговора мало верю, я предполагаю, что господин Дудаев где-нибудь бы объявился, если б его не убили.

Алло, говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Это Виктор Георгиевич. Я хочу спросить, как начисляется пенсия для работников Думы? И как начисляется пенсия для работников страны?

Ю. ЛАТЫНИНА: Виктор Георгиевич, думаю, что я не специалист по этому делу, обратитесь в Минфин или в Собес. А вы работник Думы или страны? В любом случае я бы советовала людям поменьше заглядывать в чужой карман и направлять усилия так же, как американцы, на то, чтобы приумножать деньги в собственность, а не так же, как полковники Гайдуковы на то, чтобы приуменьшать деньги в чужом.

Алло, говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Уфа беспокоит вас, Рустем. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к тому, что у нас как бы закрепился институт вечных президентов? Вот у нас в Башкирии, в Татарстане Шаймиев, всегда такие правильные все и обязательные. Сначала они выбирались, естественно. Сейчас им оказывают доверие. Вот Лужков снова стал руководителем.

Ю. ЛАТЫНИНА: А вы лучше скажите, как вы относитесь к своему вечному президенту - Муртазе Рахимову?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, мы относимся. . . Мы уже как-то на это не обращаем внимания, потому что мы думаем о том, что это все равно уже не изменить, потому что это уже превращается в систему. А вот вы как относитесь? Возможно ли изменение с приходом другого президента, потому что им он оказал доверие, а если другой президент придет, ведь он же не оказал доверие? Спасибо.

Ю. ЛАТЫНИНА: Ну, во-первых, мы ничего не знаем, что произойдет с другим президентом и будет ли другой президент, я об этом пыталась говорить в первой части программы. У нас ведь не только вечные президенты, у нас в Башкирии есть и вечный сын вечного президента - Урал Рахимов, который фактически контролирует всю башкирскую нефтянку. Причем меня всегда, знаете, изумляло что? Вот на Ходорковского наехали, раздербанили, теперь у нас все это отошло 'Роснефти', большая часть отошла 'Роснефти', председателем совета директоров которой является Игорь Иванович Сечин, уже неоднократно мной поминавшийся, но вот, скажем, башкирская нефтянка, которая была приватизирована с очень странными нарушениями - я ту же Счетную палату поминала в отрицательным смысле, помяну хоть в положительном - есть доклад Счетной палаты, в котором подробно описано, как происходило все это дело с башкирской нефтянкой и каким образом она через какие-то совершенно непонятные фирмы утекла совершенно непонятно куда. То есть там дело-то готовое - приходи и возбуждай. Какого-нибудь Салавата Каримова можно вполне позвать. И, в общем-то, представляется себе, что было бы богоугодным делом это вернуть хоть государству, хоть продать - самый лучший вариант - продать какому-нибудь 'Эксену' на открытом тендере. Да бог с ним, лучше бы это присоединилось к 'Роснефти' и тот же Игорь Иванович Сечин владел бы башкирской нефтянкой, потому что, конечно, в том, что касается дела централизации страны, согласитесь, гораздо лучше, если башкирской нефтянкой будет управлять Игорь Иванович Сечин, чем если будет управлять вечный сын вечного президента Урал Рахимов. И вот это почему-то не происходит, хотя даже вроде бы кусок вкусный. И единственное объяснение, почему это не происходит, заключается в том, что есть только одна вещь слаще денег - эта вещь называется голоса. Вот если Муртаза Рахимов остается в Башкирии, и если Урал Рахимов остается на башкирской нефтянке, то когда будут выбирать старого президента, или нового президента, или какого-то полуторного, промежуточного президента, то президенту, которому надо, насчитают 180% голосов. А если отобрать эту самую нефтянку, то вдруг насчитают не 180%, а из злости возь

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.