Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире 'Код доступа' и Юлия Латынина. Телефон прямого эфира 363-36-59, СМС 985 970-45-45. Ну, сначала, конечно, о нежданной радости - о перемене в имени премьера не то четырех, не то трех букв, потому что был Фрадков, а стал Зубков. Ну, в общем, от четырех букв мало что изменилось. Вот тут даже мне Сергей Сергеевич пишет: 'Юлечка, вот тут ВВП ругают, а напрасно - мог назначить премьером лабрадора Кони. Он же этого не сделал. Не так уж он и плох. А вы как думаете?'. Ну, я думаю много вещей. Сначала я хочу рассказать, как, собственно, господин Фрадков узнал о том, что он ушел в отставку по собственному желанию. Он проводил совещание в Белом доме на предмет налогов, его срочно вызвали в Кремль, он приехал в Кремль и узнал там, что он уходит в отставку по собственному желанию, что президент Путин поблагодарил его за его любезное предложение обеспечить стабильность накануне выборов.

Замечу в скобках, кстати, что эта язвительная благодарность Путина явно была обращена не к Фрадкову, а к той партии третьего срока, возглавляемой, как считается, господином Сечиным и господином Виктором Петровичем Ивановым, которые, в общем-то, и толкали Фрадкова, как идеального технического президента, который обеспечит преемственность. Ну, собственно, когда Фрадков вернулся в Белый дом, его премьерский лифт был уже отключен, а новый премьер, будущий премьер Зубков повелел всем департаментам в письменном виде объяснить, чем они занимаются, потому что ведь без письменного вида, наверное, трудно было разобраться. Можно было, например, решить, что департамент инвестиционный занимается, ну, скажем, выращиванием кур или разведением овец.

Что такое господин Зубков? Наверное, самое характерное в связи с ним можно сказать следующее. Вот убили Андрея Козлова, который занимался борьбой с отмыванием денег. И, может быть, я плохо помню, может быть, в некоторых статьях все-таки было, но я лично не припомню, к сожалению, ни одной статьи, в которой в связи с гибелью Андрея Козлова и вообще с деятельностью Центробанка, с борьбой против отмывания денег, упоминалось, что у нас есть еще такой Зубков, который с этим борется. Была, правда, несколько лет назад история, когда Центробанк отобрал у одного из грязных, помоечных банков лицензию, это был 'Содбизнесбанк', очень грязный банк, за который почему-то заступалась прокуратура, руководители которого, несмотря на то, что они были застуканы на том, что в их банк приходили деньги за похищенных людей, за директора КамАЗа Виктора Фабера, руководители которого были выпущены на свободу и смогли набрать вкладчиков, пользуясь ими, как террористы, как живым щитом.

Вот когда этот банк, грязная помойка со вкладчиками обанкротилась, то господин Зубков выступил с заявлением, что у нас еще много есть банков, которые внесены в черный список, и на этом месте ровно посреди избытка нефтедолларов чуть не возник банковский кризис. Надо сказать, что, вообще-то, за такие заявления в странах демократических увольняют, а если бы у Сталина были банки, то за такие заявления и расстреливают. Но вместе с тем можно сказать, и это, конечно, безусловно, в плюс Зубкову, что вот он ничего не делал, ничего не было слышно, но это в плюс, потому что большинство людей, которые оказались бы на таком месте, на борьбе с отмыванием денег, по крайней мере получали бы очень много денег за это, и я думаю, что когда президент Путин решал, он подумал: вот, я назначил этого своего друга - началось такое-то; я назначил Сечина на 'Роснефть' - проблемы с ЮКОСом, с Гуцериевым и так далее; я назначил Черкесова на Госнаркоконтроль и Госнаркоконтроль принимает поправки к закону, которые позволяют не уничтожать наркотики при их изъятии; а вот этот человек, он сидит на финансовом мониторинге, кажется, самое сладкое, и этот человек так тихо себя ведет. Кстати, должна сказать, что это первый раз в истории российского правительства, когда назначают тестя уже действующего министра премьером. Вот мы тут с Илларионовым Андреем Николаевичем рассуждали, было ли такое. Согласитесь, что даже в случае с Чурбановым такого не было. Правда, жалко, что тестя. Вот представляете, если бы назначили тещу? Хотела бы я послушать доклад министра обороны - тещи.

Все уверены, что Зубков все про всех знает, потому что глава финансового мониторинга. Но это как сказать. Я по этому поводу хочу рассказать историю про его выступление в Австрии на конференции по борьбе с отмыванием денег. Ну, там встает Зубков и говорит, что мы создали систему по борьбе с отмыванием денег, что система действует так, что мы все подозрительные сделки регистрируем и подозрительных сделок у нас зарегистрировалось 7 миллионов, после чего встает тетенька австрийская, которая делает то же самое, а объемы банковской системы российской и австрийской - австрийская даже больше, и говорит: ну, вы знаете, мы никаких формальных критериев не вводим, мы просто просим банки сообщать о подозрительных сделках, а если они не сообщат, то потом, конечно, получат, если что-нибудь найдется; и у нас всего 800 подозрительных сделок в год, ну, конечно, половина участников уже сидит. Так вот, к вопросу об осведомленности гражданина Зубкова. 7 миллионов сделок - это, господа, 'белый шум'. Это, господа, все равно что ничего. Это как смотреть телевизор сразу по двумстам каналам: количество информации, которое к вам приходит таково, что вместо картинок на экране белые пятна.

И в каком-то смысле это даже замечательно - назначение Зубкова, потому что российская политическая жизнь последние пару лет характеризовалась знаете, чем? В ней ничего не значил парламент. Настолько не значил, что реальные российские политические кланы, которые делят должности, активы, корпорации, они презирают парламент настолько, что даже не используют ручные же политические партии для выяснения собственных отношений. Вот теперь процесс продвинулся еще дальше - у нас помимо декоративного парламента еще и декоративный премьер. Опять же, не буду ссылаться на человека, который пошутил, ему не понравится, если я назову авторство его шутки, но вот мы как раз с чиновником одним разговаривали по этому поводу и он говорит: у нас теперь коверный премьер, потому что под ковер, туда, где делают деньги и активы, премьера не пускают. У нас не подковерный премьер. Это как бы описание того, что произошло.

Теперь, собственно, вопрос тактический, чего произошло. Произошло непринятие решения. У нас президент не любит принимать решения, он их принимает в самый последний момент, когда принимает самое компромиссное. В данном случае отправили в отставку главного кандидата партии третьего срока господина Фрадкова, который слишком вырос, который, в общем, при назначении был примерно то же самое, что и Зубков - никто не помнил, как его зовут и как его отчество и чем он отличается от лабрадора Кони. Но поскольку российская политическая система такова, что, вот, посади на это пустое место другое пустое место и оно обязательно чем-то обрастет, то за это время Фрадков вырос, заматерел, ужасно обижался, когда ему за 20 минут до заседания правительства сообщали, что он назначил себе нового вице-премьера или учредил госкорпорацию. Говорили, что очень обижался, просто чуть ли не плакал, говорил 'почему хотя бы не за час?'. Это было заметно. Заметно было, что когда он кричит на Грефа или Кудрина в очередной раз, он имеет в виду, в общем-то, совсем не Грефа и не Кудрина, а вот ту сволочь, которая его предупреждает за 20 минут. Было ясно, что человек этого не забудет, если станет президентом.

Так вот, вот этого человека Путин отстранил, а назначил кого - тестя господина Сердюкова, который тоже является для партии третьего срока одной из козырных совершенно фигур, потому что они вместе помогали делить ЮКОС. То есть это абсолютно компромиссное решение: ребята, вот этого мне не надо, но если хотите, сделайте мне красиво. И, кстати говоря, если кто-то удивится, почему партия третьего срока у нас заботится не о продлении срока Путина, а имеет собственных кандидатов на этот трон - то Устинова, то Фрадкова - то тут надо иметь в виду, что, собственно, нету партии третьего срока Путина. Есть партии людей, которые при Путине получили деньги и хотят эти деньги и активы сохранить. Строго говоря, это не партия третьего срока Путина. Это партия срока Ходорковского. Это партия не за то, чтобы Путин сидел в Кремле, а за то, чтобы Ходорковский сидел в Краснокаменске. Это партия совершенно особых людей, у которых нет слова 'преданность', нет слова 'друг', у них есть слово 'связь'. Это партия людей, у которых преданность неотличима от предательства.

Если два человека в этой партии зачем-то объединились - вот известно, например, что перед назначением господина Зубкова большую обеспокоенность проявляли господа Иванов и Сечин, что, допустим, их видели в компании с Лужковым, они что-то там терли, видимо, на тему того, как убедить Путина остаться - но вот совершенно непонятно, в такой ситуации люди объединяются вдвоем против кого-то третьего или, наоборот, объединяются вдвоем, чтобы узнать, что другой человек думает и продать это дело третьему? То есть это главная на самом деле проблема Путина - он ищет передать трон верному человеку. Не умному, не честному, не порядочному - просто верному. Но та уникальная коллекция орков и троллей, которая вокруг него собралась - там нет верных людей и по определению не может быть.

И, собственно, вот это и самое главное, о чем я хочу сказать, потому что, конечно, Путин тактически поступил очень красиво. Он, наверное, с большим сарказмом человеческим наблюдал, как все это людское болото хвалило Зубкова, когда оно еще час назад о нем не помнило, и заметьте вот эту садистскую паузу между снятием Фрадкова и назначением Зубкова, в течение которой все это болото бросилось к Сергею Борисовичу Иванову поздравлять его с победой. Вот это пауза такая - политического мастера.

Так что ж, вы скажете, что Путин - политический мастер, что он такой умный, что он всех развел? Ответ, что все эти искусные тактические решения меркнут на фоне стратегического тупика, в котором оказался Владимир Владимирович, причем в значительной степени из-за того, что он построил. Потому что стратегический тупик заключается в том, что ему надо передать. . . система устроена так, что ему надо передать власть верному человеку, а верных людей по определению в этом болоте нет.

Грубо говоря, вот есть такая книжка 'Властелин колец', где, как известно, маленький хоббит Фродо обещал утопить кольцо всевластия в огненной пропасти, и Владимир Владимирович у нас сейчас, как хоббит Фродо, стоит посреди Мордора, вокруг одни тролли и орки, и кому-то надо отдать колечко. Вариантов три. Либо ты отдаешь колечко, говоришь 'вот, парень тебе, демократически правь'. Перспективы после этого у хоббита Фродо, честно говоря, ужасные. Вариант второй - остаться с колечком. Но остаться - это означает стратегическую катастрофу в какой-то дальнейшей перспективе, потому что, знаете, тут замечательный пример императора Наполеона III. Был прекрасный президент Наполеон Бонапарт, шикарно правил Францией. Вот если бы он после президентства ушел, то он был бы вообще основателем французской демократии, все замечательно бы его помнили. Он остался, стал императором Наполеоном III, кончилось дело Седаном. Вот наш Седан или из-за Кавказа, или из-за падения цен на нефть через несколько лет в такой ситуации неизбежен, и остаться - это значит рано или поздно Седан.

Третий вариант - уйти и вернуться, посадить некоего технического президента, который через полгода или через год говорит 'вот, я хочу изменить Конституцию, снова провести выборы и победить на этих выборах', но у этого варианта тот недостаток, что вы только отдайте колечко всевластия, и тот тролль, который его получит под честное слово, ведь никогда обратно не отдаст. Тут семи пядей во лбу быть не надо. У нас, помните, Анна Иоанновна, которую верховники позвали подержаться за трон и править на условиях кондиций, что первое сделала Анна Иоанновна? Разорвала кондиции. Не могу сказать, что великого ума была женщина. Ну, прямо как в анекдоте: дура-дура, а 30 рублей имею. То есть не надо большого ума, это абсолютно инстинктивное хватательное движение, особенно со стороны любого назначенного орка или тролля, чтобы это колечко схватить и больше никогда Владимиру Владимировичу не отдать.

А если его отдать, то, понимаете, вот 13 сентября президент Путин, я думаю, испытывал большое моральное удовлетворение, когда одним щелчком пальца он отправил Фрадкова в отставку и еще заставил всех поплясать. Вот этого морального удовлетворения больше никогда не будет. Кто теперь Фрадков? Ноль, который стоял за палочкой, а теперь палочку убрали. Что случится с Путиным, когда уберут тоже палочку? Ответ будет: там же, где и Фрадков. И вот ужас заключается в том, что ни одно из решений, которое может принять Путин, не является хорошим для него; ни одно из решений не может являться хорошим для страны, потому что после того, как страна превратилась в Мордор, все решения оказываются плохими, и заметно, что стратегически мыслящий человек вряд ли бы поставил себя в такую ситуацию. Он ведь пришел в нормальную страну. Он мог уйти главой 'Газпрома', кем угодно. Он мог бы уйти, как Сильвио Берлускони, написав парочку законов о том, что нельзя преследовать и так далее. И как можно было загнать себя в такое положение?

Алло, говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Юля. Меня зовут Михаил, я из Москвы. По поводу колечек. Надо найти хоббита, чтобы отдать ему колечку.

Ю. ЛАТЫНИНА: Совершенно правильный вопрос. Вся демократическая система, она так и устроена. . .

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, не орка, а хоббита.

Ю. ЛАТЫНИНА: Я понимаю, я об этом и говорю, что вся демократическая система устроена так, что колечко передается хоббиту. Но где же вы в нашем Мордере. . . Вот вы посмотрите на этот Кремль. На самом деле Зубков - это, конечно, попытка найти хоббита. Как я уже сказала, самое важное в господине Зубкове - действительно, ровно то, что на должности, на которой другой бы злобный человек, тролль какой-нибудь, загрыз бы половину российских банков, господин Зубков. . . ну, да, может быть это смешно насчет 7 миллионов подозрительных сделок, но ведь не было по этому поводу 7 миллионов взяток, не было даже одной взятки. Я думаю, Путин это очень внимательно считал, потому что весь его крест - это поиск того, кому можно довериться. Вот тут все очень ждали Сергея Борисовича Иванова и говорили 'видите, сколько он последнее время выступал, как он часто был с Путиным'. А вы думаете, это плюс? А вы не думаете, что это мог быть минус? Вот Путин смотрел на Сергея Борисовича и думал: 'Господи, это он так себя ведет, пока он еще вице-премьер. Что же с ним будет, когда он будет президентом?'.

У нас есть такой близкий знакомый Путина, тоже член кооператива 'Озеро' Владимир Якунин. Единственный человек среди всего окружения Путина, который, судя по всему, сам хочет быть президентом. То там какие-то предвыборные штабы, то там какие-то выдвижения, которые не случаются. Говорят, что когда был такой план назначить господина Якунина во главе 'Родины' вместо Рогозина, то Путин бросил такую фразу, что если Якунина еще и во главе 'Родины' назначить, так он с вами здороваться не будет. Владимир Владимирович к этому очень чувствителен.

И как раз вопрос, будет ли Зубков президентом, может ли быть президентом - понятно, что это абсолютно неизвестно никому, в том числе и Владимиру Владимировичу. Понятно, что Владимир Владимирович с удовольствием тоже играет с нами в дезинформацию, потому что такой маленький момент - не только люди вокруг Путин выбрасывают фальшивую информацию, сам Путин тоже этим с удовольствием пользуется. Вот пример с назначением Нарышкина. Нарышкина назначили вице-премьером, потому что об этом попросил Фрадков.

Это был некий такой утешительный приз. Фрадкова все время обижали, обижали, ну, наконец, что ты хочешь, ну, давай тебе вице-премьером назначим еще и Нарышкина. Назначили. Тут же политологи стали скрести, говорить 'нет, это неспроста, дрожание его левой икры есть великий признак, никак Нарышкин тоже может быть кандидатом'. Так что, вы думаете, сделал Владимир Владимирович? Он попросил проследить, и это стало, чтобы во всех новостях тоже показывался господин Нарышкин. Президент Путин с удовольствием играет с нами в эту игру. Ищет он кого? Скорее всего, хоббита он ищет. Но, ребята, в Мордере хоббиты не водятся. Это грандиозная проблема Владимира Владимировича.

Главная история, которая случилась сегодня. Пришло известие об аресте Шамиля Бураева, бывшего главы Ачхой-Мартановского района, как одного из предполагаемых посредников при передаче заказа на убийство Политковской. Я уже говорила, что со следствием по делу Политковской творятся чудеса, проще говоря, следствие разваливается. Как родилась история с господином Бураевым? Сначала 12 сентября была оглашена фамилия Бураева, что якобы по его просьбе господин Рягузов пробивал адрес Анны Политковской, и появилось это со ссылкой на различные новостные агентства. 12 сентября. Надо сказать, что ни одно новостное агентство, на которые ссылались новостные сайты, таких объявлений не делало.

Новость утекла сама собой из Московского военного суда, где слушалось в очередной раз дело господина Рягузова. То есть какое интересное дело, пока следствие пасло, а оно утверждает, что оно пасло господина Бураева, ничего не утекало, а как только дело попало в Московский военный суд - где, кстати, все время сидит человек, прикомандированный от ФСБ, тут, значит, это все утекло. Насколько я понимаю, до господина Бураева успел тогда же, 12 сентября, дозвониться 'Коммерсант', Бураев сказал, что ничего не знаю, ведать не ведаю. И еле его успели взять, грубо говоря. Не сработала система предупреждения.

Вот если эта странная новость, которая утекла непонятно как, но явно не через те новостные агентства, которые назывались в качестве источников новости, то у меня два варианта: либо у нас в суде сидят агенты Березовского, потому что у нас же Березовский заказывал убийство Анны Политковской с точки зрения Чайки; либо господин Бураев не агент Березовского. Господин Бураев, как говорят, верный партиец, член партии федералов с 1995 года, был привезен в Чечню в обозе вместе с Гантамировым, с другими верными федералам чеченцами, командовал Ачхой-Мартановским районом в 1996 году из города Москвы и в 2000 году одним из первых указов Путина получил Орден Мужества. Вот интересно, какой чеченец в июне или в июле 2000-го, не помню, получит Орден Мужества? Опять же, выжит был Кадыровами из Чечни при первой возможности, но вот полный аналог господина Бураева более или менее - это Мовлади Байсаров, помните, которого расстреляли на Ленинском проспекте, насквозь пропитанный связью не то что с федералами, а с эфэсбэшниками.

С другой стороны, обращаю внимание, что, по версии следствия, роль господина Бураева сводилась к чистой коммерции, то есть это не был тот человек, который, там, за идею или по просьбе кого-то, а просто за деньги, по версии следствия. То есть из той тем не менее информации, которая есть, складывается, что это такой наш чеченский Луговой. И нет сомнения, что этот чеченский Луговой покажет, что это Березовский, что это Нухаев, что это кто угодно, что Латынина заказали ему госпожу Политковскую, и либо нам подсунули фамилию Бураева вместо кого-то другого - тогда-то смотрите, о, как они не жалеют своих. Вот Байсаров был сдан хозяевами и получил пулю, а Бураев свой теперь сидит и будет показывать на Березовского. Либо это действительно один из людей, через которых шел заказ, и тогда все-таки можно себе представить, какого сорта люди через этого человека, абсолютно верного федералам, так, что непонятно, где начинается подполковник ФСБ Рягузов и где кончается верный федералам господин Бураев, и тогда понятно, какого сорта люди передавали через него заказ. Перерыв на новости.

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. И хочу сказать еще об одной вещи, которая меня поразила на этой неделе. На этой неделе было 11 сентября, очередная годовщина, когда самолеты 'Аль-Каиды' врезались в башни-близнецы, и по этому поводу все российские государственные, РТР по крайней мере, то, что я видела, начинали сообщением о том, что американцы сейчас думают, что башни-близнецы взорвал сам Буш. Это такой привет по поводу Каширского шоссе. Значит, откровенно говоря, американцы так не очень думают. Так думают, насколько можно было посмотреть на то, на что ссылался РТР и на что ссылалась 'Комсомольская правда', маленький сайт, который назывался 'Architects & Engineers for 9/11 Truth', и у сайта этого было где-то 550 посетителей, которые там разно себя обозначают: 'озабоченные граждане', 'интуитивные физики', 'искатели правды' и прочее, прочее. 550 человек, которые решили озвучить петицию в Конгресс о новом расследовании, потому что вот они не удовлетворены официальным. Это замечательно. Это замечательно, что в Америке всегда не удовлетворены официальными расследованиями. Две трети американцев не удовлетворены, и совершенно правильно, потому что не надо верить государству, но вот из них 550 думают, что в башни принесли заряд взрывчатки. Не густо. Про Лох-Несское чудовище верят гораздо больше народу. И вот с этих абсолютных маргиналов начинались новостные выпуски РТР, выпуски в день, когда страна, которую мы считаем своим союзников в борьбе с международным терроризмом, потеряла башни-близнецы.

Собственно, почему это произошло? Есть чисто практическая причина, она заключается в том, что, я думаю, что вот то, во что в Америке верят 550 озабоченных граждан, у нас действительно верит российская политическая элита. Потому что российская политическая элита живет в атмосфере заговора, интриги, предательства. И, собственно, я как-то уже писала, что вот это те самые полковники ФСБ, вернее, КГБ, которые в 70-х годах сидели на Западе, смотрели на прекрасные автомобили, дорогих женщин и на политинформации говорили, что вот это все опирается на продажную демократию, которая служит интересам своих господ и, собственно, вот это общество с прекрасными автомобилями, виллами в Ницце и продажной демократией, которой на самом деле не существует и в которой спецслужбы выполняют заказы своих хозяев, эти люди и построили в России, и очень удивляются, почему западная демократия не признает их своими. То есть для людей, которые в Беслане 3 сентября, а уже есть очень серьезные основания к этому говорить, всадили в спортзал две гранаты одна за другой, для этих людей тот факт, что 11 сентября устроили сами американцы, является неким символом веры. Вот в Америке так думают 550 сумасшедших, а у нас так думают в Кремле.

Но самое главное, мне кажется, другое, почему я об этом стала говорить. После 11 сентября президент Путин выразил соболезнования американскому народу. Что произошло за эти несколько лет - что из союзника Америки в борьбе с терроризмом мы оказались, в сущности, на стороне тех стран, которые называются страны-изгои. Позволю себе вспомнить очень старую историю, которую изложил Платон в своем диалоге 'Тимей' по поводу Атлантиды. В диалоге 'Тимей' у Платона описано государство Атлантида, которое погибло от того, что оно было очень богатым, что в переводе на язык современной экономики означает, что Атлантида погибла, потому что у нее был большой ВВП.

Это очень странно, но в античности и в средневековье дело было устроено именно таким образом: государства, богатые империи, будь то Римская империя или империя Хань, гибли потому, что у них был большой ВВП, они были богатые, а вокруг были варвары, которые, как сказал Тацит, считали позором добывать трудом то, что могли добыть мечом, и грабили эти империи, постепенно их завоевывали. Чаще даже грабили, нежели завоевывали. И вот эта ситуация изменилась с приходом в мир техники и с приходом в мир промышленной революции и огнестрельного оружия. И те самые, допустим, североамериканские индейцы, которых не могли завоевать викинги в XI веке - викинги просто убрались из Северной Америки, из Винланда, потому что индейцы были им не по зубам, это те самые викинги, которые грабили в эту время Европу, как Бог черепаху, и те самые североамериканские индейцы уже не представляли собой большой проблемы для людей, вооруженных огнестрельным оружием. Вот наука и техника - это такая штука, которая заставляет цивилизацию восторжествовать над варварством.

Сейчас у нас ситуация несколько изменилась, потому что у нас по-прежнему варвары не могут завоевать цивилизацию, но они могут ее уничтожить. Собственно, терроризм - это такая попытка уничтожить цивилизацию с помощью того, что цивилизация сама создала, потому что оказалось, что современная цивилизация достигла такой степени сложности, что любой ее объект является объектом двойного назначения: можно с помощью самолетов летать, а можно, если ты террорист, взрывать небоскребы. В небоскребах можно жить, а можно их взрывать, опять же, если ты террорист. И оказалось, что варвары уже не могут завоевать мир, но они могут сказать 'вот вы плохие, раз вы богатые, мы вас ненавидим'. И вдруг оказалось за эти несколько лет, что Россия, в сущности, оказалась на стороне самых разнообразных варваров, которые теперь называются странами-изгоями; на стороне тех стран, в которых правительства вместо того, чтобы поощрять свободную экономику, вместо того, чтобы поощрять демократию, строит свою политику таким образом, строит вертикаль власти таким образом, чтобы под этой вертикалью сидело некоторое ограниченное в правах количество граждан, которые за то ненавидят остальной мир.

И это очень страшно, потому что когда человек говорит 'другой человек богаче меня, другой человек успешнее меня', в этом ничего страшного, если ты понимаешь, что тот человек богаче, тот человек успешнее, тот умнее, тот создал 'Войну и мир', тот открыл теорию относительности, то ты говоришь 'а я буду еще лучше, я его догоню и переплюну', но если человек сидит в углу и говорит 'вот этот человек богаче меня, этот человек успешнее меня, значит, он сволочь, значит, он гад, значит, я буду его ненавидеть', то это все, это паранойя, это конец, потому что этот человек будет утешаться, завистник, пить водку, представлять себе в уме картины триумфа или, если это целая страна, представлять эти картины не в уме, а в телевизоре, и никогда не догонит, никогда не перейдет тот барьер, который разделяет варваров и цивилизацию сейчас.

Алло, говорите, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Юля. Это Николай говорит. Не могли бы вы прокомментировать последние события в Кабардино-Балкарии, вот эти взрывы, особенно в последние дни, и если в Нальчике 13 октября год назад в основном участники были ваххабиты, так сказать, кабардинского населения, то сейчас взрывы происходят в основном компактного населения балкарцев. Что там так сильны ваххабитские организации?

Ю. ЛАТЫНИНА: Нет, вы знаете, я могу ошибиться, но мне не кажется, что в Кабардино-Балкарии происходит что-то особо серьезное. Это понятно, что если вы 13 октября 2005 года убили сотню ваххабитов и еще, наверное, двести или триста сбежали в леса, то они там сидят очень недовольные и чего-то должно взрываться. Но это мне кажется, еще раз повторяю, не имеет это всеобщего характера только по одной-единственной причине: потому что, как я уже как-то говорила в другой передаче, когда 13 октября 2005 года кабардино-балкарский джамаат, перешедший под командование Шамиля Басаева - это очень важно понимать, что та часть кабардино-балкарского джамаата, которая восстала, затравленная ментами, она долго думала, что делать. Она думала, мочить ли ей ментов, как один вариант джихада; она думала, поднимать ли ей восстание; или она думала ничего не делать.

И она решила поднять восстание и перейти под подчинение, прямое подчинение Шамиля Басаева. Анзор Астемиров, руководитель этой части джамаата, стал прямым подчиненным Басаева. Так вот, когда Басаев делал 13 октября, он не думал победить в Нальчике. Он думал запустить механизм террора, который постепенно перетащит всю Кабарду на сторону инсургентов. Этот механизм террора не был запущен, потому что полпред президента Козак и новый президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков этого не допустили. Вместо этого в конце концов уволили начальника МВД Хачима Шагенова, который, в общем-то, в свое время и развязывал тот механизм террора, благодаря которому кабардино-балкарский джамаат превратился из более или менее мирных ваххабитов в отчаянных террористов.

Надо сказать, гораздо более опасна ситуация в Ингушетии, и у меня, кстати, по этому поводу замечательный есть вопрос, по пейджеру пришел: 'Юля, как по-вашему, что должна сделать партия третьего срока, чтобы заставить Путина остаться на третий срок?'. Сейчас я объясню, почему я по этому поводу буду говорить о ситуации в Ингушетии. Дело в том, что среди части российских политологов очень популярна такая теория, что вот сейчас убьют еще одну Политковскую, или отравят еще одного Литвиненко, или сделают что-нибудь такое страшное, и президент Путин навсегда поссорится с Западом и вынужден будет остаться на третий срок и партия третьего срока это сделает. Честно говоря, я, наверное, очень плохой консультант по этому вопросу.

Дело в том, что я не умею строить теории заговора. Каждый раз, когда я по-крупному ошибалась или в прогнозах, или в оценках того, что произошло, я ошибалась именно потому, что я не хотела видеть умысел в том, что мне казалось случайностью. Наверное, это не очень хорошо, потому что люди, которые правят страной, люди, которые представляют партию третьего срока, они как раз только заговоры и умеют устраивать. Они не умеют заниматься бизнесом, они не умеют управлять государством, их учили предотвращать заговоры или их устраивать. И вот есть, казалось бы, очень много кандидатов на то, что может стать детонатором чрезвычайной ситуации в России, и как вариант, это ситуация в Ингушетии, это ситуация с Грузией, как вариант это теракты, подобные теракту, связанному с крушением 'Невского экспресса'.

Я опять же рискну сильно ошибиться, но я ни в одной из этих историй не вижу злого умысла, а вижу некую ужасную историю, связанную с некомпетентностью, жестокостью и нежеланием власти реагировать на эту некомпетентность. Вот, смотрите, например, что происходит в Ингушетии. Я уже говорила, что Ингушетия буквально стоит накануне восстания и вот недавняя история, связанная с этим, когда в Карабулаке на глазах у толпы расстреляли человека по фамилии Далаков, юношу, его расстреляли, застрелив сначала в ногу, потом в живот, потом в голову, потом подкинули гранату, потом пришел местный ОМОН и фактически стал на сторону населения, потому что местный ОМОН избил эфэсбэшников и сдал их в РОВД. То есть это последний этап перед восстанием. И думаешь, почему же это происходит? Может быть, они стараются из Ингушетии сделать какую-то специальную бомбу? Но ответ очень простой - что они делают в России то же самое.

Вот офицер ФСБ в Москве стреляет таджика, когда таджик-водитель такси спрашивает, куда ехать. Вот три офицера ФСБ украли банкира Алиева - это очень известная история, всплывшая в связи с делом Пола Хлебникова, когда пасли каких-то чеченцов, которые, как казалось, могут быть причастны к этому делу; услышали, что они держат какого-то заложника, ворвались в этот дом, там оказался действительно заложник дагестанский банкир Алиев, который закричал 'нет, нет, меня похитили не чеченцы, меня украли три офицера ФСБ, а чеченцы мне спасли жизнь, они меня у эфэсбэшников выкупили'. И потом суд присяжных оправдал этих трех эфэсбэшников, сказав, что позволительно эфэсбэшникам воровать в России людей.

Вот офицер Рягузов поучаствовал, по версии следствия, в убийстве за деньги. Вот они делают это в России и знают, что это их право, что власть в случае чего встанет на их защиту. Что даже в случае международного скандала, как с убийством Политковской, власть станет на защиту Рягузова, осуществлявшего, по версии следствия, оперативное сопровождение убийства.

И вот они приезжают в Ингушетию и делают то же самое. А на следующий день граната разносит соседнюю казарму. Они снова делают то же самое. А на следующий день товарищ какого-нибудь этого эфэсбэшника сидит в кафе, к нему подходит мальчик, отбирает у него пистолет и стреляет в него, и никто в кафе ничего не видит. А на следующий день они продолжают убивать людей, едут в село Сурхахи в сопровождении БТРов и там у них отбивают пленника. И вот они думают, в чем дело? Конечно, не в том, что мы - эфэсбэшники или органы - так злобствуем. Дело в 'Аль-Каиде', дело в проклятых ингушах, дело в Гуцериеве, потому что же это наше священное право - убивать. У меня есть драгоценное доказательство, что это происходит не нарочно.

Знаете, какое это доказательство? Оно очень простое. Смотрите, что случилось после убийства Далакова, которое произошло в позапрошлое воскресенье. Ответ: все затихло. Если бы кто-то хотел взорвать Ингушетию, если бы был такой план вызвать там Андижан и ввести военное положение в России, сложности не было бы никакой, достаточно было послать еще пару отрядов убийц к мечети, допустим, в пятничную молитву. И все вспыхнуло бы само собой. Но убийцы не поехали. Начальство произнесло все полагающиеся слова, убитого объявили террористам, депутаты заявили, что в Ингушетии действует 'Аль-Каида', на стол президенту, разумеется, положили доклад, что во всем виноват Гуцериев, но убийцы перестали ездить.

Они перестали ездить потому, что они всегда считали себя всесильными. Они всегда знали, что любой убитый ими - террорист. Любой украденный ими - преступник. Они знали, что государство отмажет их от всего. Но вот в детском саду Карабулака, когда местный ОМОН намял им бока, они были на волосок от смерти. Бросилась бы толпа - ОМОН не стал бы стрелять в толпу. И убийцы это почувствовали. Они впервые столкнулись с тем, что убийства могут быть не безнаказанными. И всю неделю мы слышали громкие заявления, но не видели громких убийств. Более того, и это фантастическая вещь, только что отпустили всех тех людей, которых сначала прокуратура объявила соучастниками Далакова убитого и людьми, причастными к убийству русской учительницы. Их отпустили.

Вот по всем, 1-му, 2-му каналу, прошло, что в Ингушетии задержали террористов, и их отпустили после того совещания, которое провел Козак. Бедный Козак приехал в Ингушетию, дал там по ушам местном начальнику РОВД, потому что фактически получалось, что местный начальник РОВД заступался за местную милицию, а местная милиция была фактически на стороне будем говорить почти восставшего народа, но после посещения Козака произошло и другое - отпустили этих людей. То есть явно нет злого умысла на сотворение какой-то страшной ситуации.

То же самое с совершенно затихшей историей про Грузию и упавшую там ракету. Вот если бы был злой умысел - вызвать войну с Грузией - эту историю следовало бы продолжать, а эта история не продолжается, и такое впечатление, что это совсем другая история, нежели какая-то глубокая российская провокация партии власти или чего-нибудь там. Допустим, как один из вариантов этой истории предлагаю, почему упала ракета. Какие-нибудь южные осетины, которые не любят Грузию, дают бабки в Моздоке на аэродроме. Оттуда взлетает самолет, чтобы бомбить этот несчастный радар в Гори.

Поскольку самолет левый и летит за бутылку водки и поскольку ракеты левые и старые, у нас вообще давно боеприпасы не производятся, все это падает таким образом, и российское государство вынуждено не заниматься пиаром против Грузии, а вынуждено покрывать, как оно всегда покрывает любого человека, состоящего в его рядах, совершившего, по сути, должностное преступление. Я не настаиваю на том, что этот самолет вылетел, там, за две бутылки водки по приказу чекистов из Южной Осетии, я не настаиваю на такой версии, но думаю, что что-то в этом роде могло произойти. Иначе говоря, я не вижу нигде неких суперзаговорщиков. Я вижу другое. Я вижу огромную массу людей и в ФСБ, и в органах, которые привыкли рапортовать, что они раскрыли 30 терактов, что они предотвратили теракты на саммите в Сочи, Санкт-Петербурге и так далее, которые привыкли осуществлять за деньги оперативное сопровождение убийства, как в случае в Политковской. Я вижу гигантскую систему, которая привыкла фальсифицировать, привыкла устраивать заговоры и привыкла раскрывать заговоры. Эта система готова к использованию, если кто-то пожелает. Пожелает ли? У меня большой вопрос. Пока признаков этого я не вижу.

Более того, третий пример, чтобы коротко, этой истории

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.