Соответствуют ли действительности прозвучавшие два дня назад обвинения Израиля в адрес России о разжигании войны между ним и Сирией и в стремлении создать военно-морские базы в Латакии и в Тартусе?

Первое обвинение явно преувеличено, если оно, вообще, не является ложью. Действительно Москва постоянно снабжает Дамаск разведданными, как из космоса, так и с земли, о перемещениях израильских и (американских) сил в регионе. Однако она, по очень простой причине, не заинтересована во вступлении Сирии в войну, так как баланс сил не на стороне последней. Если Сирия проиграет, то Москва потеряет своего важного исторического союзника в регионе.

С другой стороны, обвинения Израиля вполне точны. Москва стремится заполучить военно-морские базы в Сирии. Это ни для кого не секрет. В начале августа, Владимир Масорин, главком ВМФ РФ, заявил, что его страна намеревается восстановить постоянное присутствие российского флота в Средиземном море.

Несмотря на то, что адмирал конкретно на Сирию не указал, находящиеся там с недавнего времени российские специалисты возможно подготавливают почву для возобновления работы российских военно-морских баз, которые, с начала 'холодной войны' и вплоть до распада Советского Союза в 1991 году, использовались Черноморским флотом России.

Если и есть у Тель-Авива причины для беспокойства относительно роли России в Сирии, то они, прежде всего, сопряжены с двумя моментами:

Первое - влияние на Ближнем Востоке новой российской политики, которая заключается не только в предоставлении Сирии современных противовоздушных комплексов, танков, кораблей, самолетов МИГ-32, но и в продолжение военного и ядерного сотрудничества с Ираном, оказании помощи движению ХАМАС, поддержке Дамаска в его усилиях вернуть себе влиянии в Ливане, не говоря уже о тайном сговоре с Тегераном и Дамаском помешать планам Америки установить свою прямую гегемонию в Ираке и в остальных странах ближневосточного региона.

Конечно же, присутствие российского флота в теплых водах Средиземного моря означает официальный конец первенству Израиля и США в регионе.

Второе - что важнее, тенденция к сближению с Сирией - это часть большой стратегии России установить наравне с США баланс сил в мире, что находит свое осуществление в последовательной деятельности российского государства. 17 августа Владимир Путин объявил о возобновлении полетов 79 стратегических бомбардировщиков после перерыва, который продолжался более 15 лет. Не могло не поразить не лишенное высокомерия заявление генерала Андросова, командира эскадрильи бомбардировщиков, о том, что во время плановых учений российские бомбардировщики пролетели вблизи американской военно-морской базы на острове Гуам и что их пилоты обменялись улыбками с летчиками американских истребителей, срочно поднятых Вашингтоном с авианосца для сопровождения.

Одновременно с улыбками, которыми американские и российские летчики обменялись друг с другом впервые после окончания 'холодной войны', возникала и угроза возобновления гонки вооружений: Путин приостановил членство России в ДОВСЕ, на случай, если США не откажутся от своих планов на размещение системы ПРО в Польше и Чехии. Это подтолкнуло многих аналитиков к утверждению, что 'медовый месяц' Москвы и Вашингтона, начавшийся после событий одиннадцатого сентября 2001 года, стал историей. Сегодня все направлено на возобновление соперничества и чувства недоверия друг к другу.

Руководствуясь новой стратегией, Россия снова обратила свой взор в сторону Сирии, к ее портам, аэропортам и оборонным объектам. Насколько они будут вместе в сегодняшней ситуации противостояния Дамаска жизненно важным вызовам на Ближнем Востоке покажет время. Можно ли сказать, что Сирия будет противостоять нынешней политике Америки на арабском востоке, веря, что Россия защитит ее, как это было прежде - в 'золотой век' Советского Союза?

__________________________________________________

Кто же вышел на тропу войны? ("Al Ahram", Арабская пресса)

Может ли Сирия выиграть от российско-американского раскола? ("Gulf News", Объединенные Арабские Эмираты)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.