Есть что-то безнадежное в том, как израильские правительственные структуры упорно занимаются исправлением тех ошибок, которые привели к неудачам во Второй Ливанской Войне. Этим даже можно гордиться. Только настоящая демократия и бравый Генеральный штаб могут начать столь длительный и болезненный процесс, как изучение собственных ошибок и их исправление.

Между тем, безумно жаль, что этот процесс протекает типично по-израильски: безо всяких приоритетов, без четкого понимания, что действительно важно, а что нет, без привлечения общественности.

Однако несмотря на все усилия, предпринимаемые Генеральным штабом, представляется весьма сомнительным, что Израиль сегодня готов к отражению стоящих перед ним угроз хоть сколько-нибудь лучше, чем прошлым летом. Не потому что ЦАХАЛ не знает, что и как исправлять, не потому что у руководства Израиля не хватает политической воли, а потому что командование ЦАХАЛа, подобно создаваемым в Кнессете комиссиям, занято бесконечным поиском технических и тактических недостатков.

Политическое руководство Израиля много занимается процессом совершенствования механизма принятия решений, но мало подготовкой к будущей войне (или войнам). Конечно, ЦАХАЛ сегодня значительно лучше готов к отражению угроз, подобной угрозе со стороны Хезболлы, но при этом постоянно возникают и новые вызовы. Все же есть надежда, что механизм принятия решений будет улучшен и позволит политическому руководству и военному командованию понимать друг друга, взаимодействовать друг с другом.

Между тем, не стоит считать, что возвращение к прежним методам ведения войны, усиленные тренировки и улучшение подготовки офицерского состава не гарантируют победу в будущих войнах.

Постоянно растущая угроза существованию Государства Израиль со стороны радикальных исламистов ставит перед руководством страны новые проблемы и вопросы, ответ на которые еще не найден.

Прошлые войны, включая Первую Ливанскую, велись ЦАХАЛом с регулярными или полурегулярными арабскими соединениями, а территория собственно Израиля не подвергалась таким массированным атакам. В новых же конфликтах территория Израиля будет обстреливаться ракетами и станет еще одним фронтом.

Раньше мы видели, как арабские войска подходят к границам, концентрируются и отступают, и могли соответственно планировать наши действия. Теперь же мы имеем дело с ускользающем врагом, способным появляться и исчезать, используя малые мобильные хорошо вооруженные соединения.

Необходимо также помнить о смертниках, взрывающихся среди гражданского населения, и фугасах, заложенных у дорог. Все это называется 'асимметричные способы ведения войны', применение которых будет расширяться.

Вторая Ливанская Война и последняя Интифада были лишь предвестниками тех угроз, с которыми Израиль столкнется. Ситуация, несомненно, осложняется тем, что у некоторых ближневосточных стран, в частности у Ирана, может появиться ядерное оружие.

Все это требует от Израиля пересмотреть свою военную доктрину. Целью этой новой военной доктрины, подобно военной доктрине Бен-Гуриона, - предупреждать войны, а если же они все-таки начинаются, то завершать их необходимо с минимальными потерями и с минимальной выгодой для врага.

Когда новая военная доктрина будет выработана, ЦАХАЛ сможет сформулировать новые принципы применения силы

Основная проблема, как она представляется сейчас, состоит в том, что улучшение механизмов принятия решений, модернизация вооружений происходит без понимания того, какие же стратегические цели мы ставит перед собой. За исключением комиссии Дана Меридора, рассматривавшей эти проблемы и предложившей свои рекомендации бывшему Министру обороны Амиру Перецу, никаких реальных шагов по выработке новой военной доктрины сделано не было.

Предложения комиссии Меридора еще только будут обсуждаться кабинетом министров, а время уходит. Возможно через полгода, если предложения будут приняты, и ЦАХАЛ начнет их реализовывать, мы будем готовы. . . к прошлой войне.

Перевод: Станислав Кожеуров

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.