На ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности наметился своего рода перелом в мировой геополитической игре. В качестве гостя на мероприятие был приглашен президент Владимир Путин, который выступил с резкими нападками на политику США и Запада в целом. Его выступление дает понять: списывать со счетов влияние России в мировой политике слишком рано, у нее есть свои амбиции и эффективное оружие - энергетика.

Путин взошел на трибуну Мюнхенской конференции по безопасности, и мир на короткий миг вздрогнул, как и вошедший в историю стол, по которому стучал ботинком Никита Хрущев. Но скоро все встало на свои места: новой 'холодной войны' не будет. Хотя речь Путина и была воинственной, и он обвинил весь западный мир, в нынешней ситуации нет двух враждующих идеологий - западная демократия и большевистский социализм, как это было во времена Хрущева. Сейчас в мире борьба идет в основном за сферы влияния. Россия выступает против понятия однополярности как таковой, против претензий Запада, США на гегемонию в мировой политике.

И все же после речи Путина осталось неясным, какой будет в дальнейшем политика России по отношению к Западу - ЕС и США. В том числе, и по отношению к Латвии. В своем выступлении российский президент принялся жаловаться на расширение НАТО на Восток. А как же иначе! Например, на государства Балтии Россия до сих пор смотрит 'имперским надзирающим' глазом как на непослушные провинции, отколовшиеся от своего настоящего 'центра'. И, правда, если посмотреть на карте на всю большую территорию, которая простирается от Зилупе на восток - до Камчатки и Сахалина, может показаться, что эти три небольших государства органически вписываются в большое 'тело'. В недавнем прошлом страны Балтии были для этого 'тела' незначительными, словно слепая кишка, и поэтому были отпущены на волю. Так сказать, вырезаны, чтобы не создавать еще больше проблем для всего 'тела'. Такова интерпретация великороссов. А мы можем благодарить Бога за все, что произошло в последние годы. Этот аппендикс - слепая кишка из стран Балтии теперь окрашен в боевой, или натовский цвет. Кто это допустил? Ельцин, который, как известно, пил, а в таком состоянии возможно все, но это не проблема Путина.

То, что и малые государства могут продвигать большую политику, в этой ситуации доказало ловкое, к тому же дипломатически безупречное вмешательство министра иностранных дел Чехии Карела Шварценберга. Он начал свое выступление, похвалив президента России за привлечение большего международного внимания к конференции. При этом глава чешского МИДа остроумно подчеркнул еще одну причину для расширения НАТО в восточном направлении. Маленькая Чехия набралась духу для большого заявления: другие государства не будут диктовать, размещать на чьей-либо территории системы ПРО НАТО или нет. Нам, в Латвии, до смелости Чехии еще далеко. Посол России в Латвии, судя по его выступлениям на публике, смотрит на нас как на заблудшую окраинную губернию. Но разве это может поколебать наше самосознание, если мы сами поднимем его выше амбиций этого задержавшегося в истории 'губернатора'? Латвия не меньше Чехии и не менее значима, чем она, поэтому нашим политикам есть чему поучиться у Шварценберга.

Выступление Путина в Мюнхене похоже вовсе не на спонтанные эмоции, а на хорошо подготовленную политическую игру. Америка оказалась в самой низшей точки кризиса своих глобальных устремлений. Именно тогда, когда сильный соперник ослаблен, самый лучший момент напасть на него. По сути, речь Путина предварило интервью министра иностранных дел Сергея Лаврова ведущему немецкому политическому изданию Der Spiegel.

'Мы хотим, чтобы с нами считались' - вынесенная в заголовок мысль была ключевой во всем сказанном министром. Почему Запад хвалится, что он победил в холодной войне? Россия никуда не исчезла, она не разбита, она снова на арене, и никто не может диктовать ей правила игры. Если бы Запад больше считался с Россией, бед в мире, а конкретно на Ближнем Востоке, было бы меньше. Это самоуверенное выступление в немецком издании заранее позволило прогнозировать настроение главы российского государства перед Мюнхенской конференцией. Но разве политические наблюдатели не могли судить об этом настроении в последние два года, когда путинская Россия перешла к введению так называемой управляемой демократии, или иными словами - государственного авторитаризма? Все эти процессы хорошо просматривались, и в Мюнхене политика России последних лет лишь получила яркое выражение.

Риторика Путина на протяжении всей его речи заслуживает анализа. Вначале он высказал общие суждения о том, что гегемония в современном мире является недопустимой формой удержания власти, и в итоге это разрушает саму гегемонию. Докладчик еще не обозначил, к кому относятся эти слова. Но уже стало ясно, что готовится удар по Соединенным Штатам Америки. По регламенту каждому выступавшему отводилось только 20 минут, а верность регламенту - это национальная черта немцев. Как бывший шпион КГБ и знаток немецкого менталитета Путин хорошо знал об этом. Поэтому ему нужно было от общих фраз быстро перейти к конкретике: использование военной силы, которое противоречит международному праву, односторонние, без одобрения ООН военные акции США - вот, что мешает международной безопасности сейчас. НАТО и ЕС взяли на себя принятие решений о применении военной силы в мире, а количество конфликтов и войн в мире не только не сократилось, но умножилось. Что сказать о таком достойном стиля советской пропаганды анализе аспектов международной безопасности? К тому же, все это президент заявил, даже не заикнувшись о войне в Чечне, о политике своего государства в Закавказье, о сползании России назад к авторитаризму и диктатуре.

Разумеется, вся речь была сфокусирована на центральном вопросе и главном козыре России - энергетической политике, потому что именно на ней базируется вновь обретенная самонадеянность России. Так, в Мюнхене Путин сыграл в своего рода покер. С одной стороны, высказывания министра энергетики России Виктора Христенко о том, что Россия может создать большое международное объединение, или картель со всем странами-экспортерами энергоресурсов, например, с Ираном или Алжиром, были названы фантазиями. С другой стороны, президент Путин еще в начале февраля оценил эту идею как достойную для обдумывания. Российский покер главным образом основан на принципе блефа, и западные дипломаты не удивлены этим. Но возможность того, что самонадеянность России вырастет до размеров ее запасов энергоресурсов, заставляет задуматься над тем, где та база, на которой будет набираться силы и расти наше самосознание.

_______________________________________

Разве Путин не прав? ("Antiwar.com", США)

Доктрина Путина. Россия выходит из тени ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.