Россия - не дружественная по отношению к Латвии страна. Соответствующий настрой россиян формирует государственные телеканалы. В Латвии люди с другим цветом кожи могут подвергнуться нападению экстремистов, но в ЛР недопустимы действия со стороны государства против какой-либо этнической группы. Подписание договора о границе - это политический вопрос. Этот шаг не решит проблем, связанных с причиненной в советские годы разрухой, но может подвигнуть Россию к обсуждению этой темы. Латвия должна решить, способна ли она отказаться от вопроса Абрене, или намерена приносить серьезные жертвы, сохраняя это требование как жизненно важное.

Латвия - такой же субъект международного права, как и Россия, поэтому надо избавляться от комплекса неполноценности. Россия всегда будет стараться поучать любое государство. Политика Путина направлена на восстановление статуса России как мировой сверхдержавы. Поэтому Путин использует возможность формирования прямых двусторонних контактов и двусторонних отношений с большими и маленькими государствами. У многих на Западе настороженное отношение построению России - в структурах власти работает много высокопоставленных должностных лиц с прошлым в спецслужбах.

В России не создано альтернативы идеологии бывшего СССР. Не создана система государственных ценностей. Те ценности, которые являются основными в любом европейском государстве, не являются основными ценностями в России. Латвия не может начать отношения с РФ с чистого листа, забыв о прошлом. Латвия нужно строить отношения с РФ, исходя из своих интересов. Ригу не должны волновать негативные моменты, которые могут появляться в уже нормализовавшихся межгосударственных отношениях, сказал Тейкманис.

'Хотя Россия и является непрогнозируемым государством с собственной философией и отношением к мировому порядку, она по-прежнему способна удивлять своими неожиданными элементами игры. Самую яркую акцию мы недавно пережили в Риге во время саммита НАТО, когда наряду с повесткой дня долго витал вопрос - приедет ли Владимир Путин в Ригу на празднование дня рождения Жака Ширака? О стране больших контрастов - беседа с послом Латвии в России Андрисом Тейкманисом.

- Россия не та страна, где послу легко работать. Что Вас побудило стать послом в этом государстве?

- Ответ звучит в вашем вопросе: Москва - не самое простое место, и когда я говорил с министром о моем месте работы, я сказал ему, что я не такой старый, чтобы ехать в спокойное упорядоченное государство. Я поехал в Москву, и надо сказать - что хотел, то и получил.

- В каком смысле?

- Работа там действительно не легкая, она очень динамичная. Работы много, но это приносит и удовлетворение - именно с точки зрения реализации интересов Латвии, и с дипломатической точки зрения это очень интересное место.

- Чем отличается работа посла в России и, например, в Германии? С чем должен считаться посол Латвии в Москве?

- Первое отличие этого места от, к примеру, Франции, Германии и какого-либо другого европейского государства, в том, что всегда надо быть готовым к враждебному отношению.

- Со стороны политиков или всего народа?

- И со стороны неполитиков. Россия - не дружественная Латвии страна. К сожалению. Но это не означает, что такое отношение присуще всем. Нет! Совсем наоборот - ощущается, что в России разнообразие взглядов очень велико. Надо рассчитывать на то, что будут люди, отношение которых к Латвии не слишком хорошее, будут и такие, кто со слезами на глазах станет вспоминать моменты своего пребывания в Латвии, рассказывать, как они любят эту страну. Россия - страна контрастов. Таких контрастов в других европейских государствах в таком количестве не увидеть. И это, конечно, делает и жизнь, и работу интереснее. Всегда надо быть в форме, быть готовым к совершенно неожиданным действиям. Это дает дозу адреналина каждый день. Результаты опросов показывают, что в первый моей год работы в России Латвия считалась там самым враждебным государством - так думало 49% опрошенных. В прошлом году этот процент несколько снизился, причиной стало обострение отношений России с Грузией. В прошлом году объем информации о Латвии был сравнительно небольшим, если учесть, что прежде о Латвии сообщалось или плохое, или ничего.

- Очевидно, этот образ врага не появился в умах людей сам по себе. Наверное, это политика, реализуемая официальными властями?

- Ну, естественно.

- Что Вы как посол может противопоставить этой хорошо развитой и разработанной пропагандистской политике?

- Это последствия построенного в России информационного пространства. Если его можно разделить условно, то первая и самая важная часть - это телевидение, которое полностью находится под контролем государства. Каждый телевизионный канал немного отличается по содержанию, но фактически это полностью подконтрольные государству каналы, и по ним всем жителям России передается тематически однообразная информация, которая, безусловно, влияет на формирование мнения по конкретному вопросу, в том числе и о Латвии. Эта однообразная информация, которая достигает самых широких слоев населения, преимущественно содержит негативные сведения о Латвии. Факты интерпретируются, искажаются, придумываются неверные факты.

Слушая такую информацию, простой россиянин, в распоряжении которого нет других новостей, констатирует, что в Латвии действительно любимым блюдом латыша на завтрак является русский и только после этого латыш может полноценно начинать день. Такое искаженное представление действительно заставляет жителей России думать, что у нас здесь каждый день по утрам марширует один батальон эсэсовцев и все его приветствуют с цветами. Поэтому не стоит удивляться, что мы были помещены в разряд врагов под номером один. Чем больше правдивой информации о стране, тем больше человек понимает. Конечно, это не значит, что так о Латвии думают все россияне. Некоторые русские, которые были в Латвии, сами очень хорошо видят, что происходит и чего не происходит. И на них некорректная информация сильно повлиять не может.

Второе информационное пространство - это газеты, в которых разнообразия мнений больше, и временами появляется какая-либо аналитическая статья, реально характеризующая отношения двух государств, процессы, происходящие в Латвии и странах Балтии в целом. Но, разумеется, газеты доступны не всем. Различные мнения встречаются и на радио, которое тоже имеет довольно большую аудиторию. Эти факторы я учитываю в своей работе. Посол в любой стране - это публичная персона, а посол в России должен быть публичной персоной в квадрате. Посол Латвии должен пытаться делать все возможное, чтобы успешно сотрудничать с российскими СМИ, чтобы передавать объективную, всестороннюю и правдивую информацию о нашем государстве. Поэтому я завел традицию раза два в год проводить пресс-конференции, в которых принимает участие много российских СМИ. На этих пресс-конференциях я выражаю свое мнение о важных процессах и событиях в латвийско-российских отношениях. Я участвовал в прямом эфире радио 'Эхо Москвы', который был посвящен 16 марта, и полтора часа дискутировал с придерживающимися различного мнения журналистами на эту тему. Интересно было отстаивать позиции Латвии и в дискуссии с создателями фильма 'Нацизм по-прибалтийски'. Затем проводился интерактивный опрос слушателей на тему - является ли доступная в России информация о событиях в Латвии 16 марта объективной, или же это заказ политической конъюнктуры. 55% слушателей ответили, что это политический заказ. Значит, они не поверили сообщениям российских СМИ о том, что в Латвии возрождается фашизм. И в России есть думающие люди.

Интересны были и результаты опроса этой же радиостанции о том, есть ли у владельцев московских баров право не пускать людей кавказского происхождения только потому, что они кавказцы. 43% респондентов поддержали такую возможность: Это шокировало самих организаторов опроса.

- Очевидно, это результат мощной пропаганды, если люди встали на такие определенные позиции против конкретной национальности.

- Причин много, и они разные. Но фактически это выраженный расизм. По аналогии с США в 50-е и 60-е годы. Теперь такое отношение поддерживают в России. Одни из ответов был следующим: это противоречит нашей Конституции, но я поддерживаю права владельцев баров. Россия очень многообразна.

- Разве местные жители не осознают, что это расизм, дискриминация конкретной национальности? В Латвии это недопустимо.

- Люди с другим цветом кожи в Латвии могут пострадать от экстремистов, они ходят в черных пальто и подкованных сапогах. В Москве такой же риск. Но в Латвии абсолютно невозможно, чтобы на официальном политическом уровне предпринимались какие-то шаги, направленные против тех, кто принадлежит к другой этнической группе...

- Как у Вас как у посла сложилось сотрудничество с политиками в Москве? Отношение конструктивное или пренебрежительное?

- В действительности с российскими политиками, которые связаны с формированием двусторонних отношений, у меня дружеские и деловые отношения - в российской Государственной Думе, и в МИДе. В том числе и в ситуациях, когда мнения различаются. Фактически мне удалось наладить хорошие контакты со всеми политическими силами России. За исключением, коммунистической партии, поскольку ее руководитель Геннадий Зюганов не нашел времени и возможности встретиться. К тому же в России эта партия, словно постсоветское воспоминание. Существование этой партии, скорее, вопрос медицины и времени. Коммунистическая партия в России не определяет политику. Это своего рода внутриполитическая ниша и бог с ней. Мнения остальных партий по тем или иным вопросам мне ясны.

- Как Вы сотрудничаете с людьми президента Владимира Путина? Одно дело - это публичные высказывания Путина о Латвии, но каково повседневное сотрудничество?

- Мне трудно дать определение самому термину - люди Путина, если говорить о сторонниках его политики, которых, между прочим, 75-78% от всех жителей России. У него очень высокий и стабильный рейтинг. Кто такие люди Путина? Представители администрации Кремля? Там наладить контакты нелегко. Кремль в этом смысле недоступен, к тому же не только мне, но и дипломатам любой другой страны, независимо от того, представляет посол большое или маленькое государство. Интенсивность контактов с Кремлем больше зависит от повестки дня обоих государств - от круга вопросов и актуальных проблем, которые на данный момент важнее для обоих государств. Если для России важны соответствующие вопросы, тогда посол может быть гостем в Кремле и три раза в день. Если нет, то посол может месяцами ждать возможности аудиенции. Это специфика России как сверхдержавы.

- Что происходит с латвийско-российским пограничным договором? В какой-то момент казалось, что он будет подписан, но тогда препятствием стала принятая Латвией декларация. Может, это только игра? И так ли важно для России Абрене, что она занимает такую жесткую позицию?

- Сложности есть с обеих сторон. Смело можно сказать, что и с нашей стороны продвижение этого вопроса не такое легкое, но мы видим, что в латвийских политических кругах обсуждение, интерпретация, понимание пограничного договора все же продвигается вперед. Для России важно сохранить существующую границу. Не думаю, что этот вопрос надо связывать с отношением России к пятидесяти годам власти СССР в Латвии. Сейчас наши позиции в этом вопросе абсолютно разные. Мы свою историю менять не будем. Мы знаем, какова она. А нынешнее мнение России на эту тему такое, какое выгодно ей политически. У нас разные точки зрения о правопреемственности латвийского государства, периоде несвободы, событиях 1940 года. Думаю, что это не те вопросы, которые мы не можем преодолеть. У России в этом смысле, несомненно, политическая установка, к которой они могут приспособить любую юридическую трактовку. В действительности, это не должно нас волновать, потому что нам ничего не надо спрашивать у России о нашей истории.

- Но какая причина мешала все эти годы подписанию договора (о границе)?

- Россию беспокоит, что Латвия может потребовать невиданного объема материальную компенсацию. Разумеется, Россия не собирается ничего никому платить и не будет платить. Думаю, что это серьезный довод, который является одним из аргументов российских политиков. Вторая причина - сохранение принципа неизменности образованных в годы СССР границ. Подумайте сами - Россия признала право Украины на Крым, который был присоединен к Украине таким же образом, как когда-то Абрене присоединили к Псковской области. Неужели, правда, мы сможем дождаться, что Россия добровольно откажется и от Крыма, и от Абрене? России с территориальной точки зрения, может быть, выгоднее пожертвовать Абрене, но сохранить за собой право на Крым. Но Россия не делает этого, и очевидно, у них свои соображения.

- Стоит ли Латвии из-за пограничного договора отказываться от Абрене?

- Это политический вопрос.

- Кажется, здесь проблема с Конституцией?

- Боюсь, что в вопросе о Конституции мнения юристов различаются. Одни считают, что отказ от Абрене противоречит Конституции. Тогда надо менять статью 3. Но я не могу представить себе, какое слово там надо менять, по-моему, Латгале как было так и останется Латгале, с Абрене или без. Это похоже на то, когда финнам надо было принять решение об отказе от претензий на территорию тогдашней Карелии. Мы должны решить, способны ли мы отказаться от вопроса Абрене, или принести серьезные жертвы, сохраняя это требование как жизненно важное. Это наш политический выбор.

- Если на политическом уровне будет принято решение отказаться от Абрене, является ли это единственным препятствием для подписания договора?

- Латвия высказала свое мнение, парафировав текст этого договора, и в нем Абрене не упоминается. По сути, правительство уже сказало, в каком месте проходит граница. Дополнительную декларацию Россия восприняла как заявку на территорию Абрене. Надо понимать, что пограничным договором мы не решим те вопросы, по которым наши мнения различаются - и по оккупации, и по причиненной в годы СССР разрухе, сломанным судьбам. Это договор о границе не решит. Подписание документа может быть средством, которое подвигнет российскую сторону говорить об этих вопросах... Мой опыт показывает, что с российскими политиками можно и нужно говорить. И с ними можно найти общий язык, не забывая в то же время о своих интересах.

- Как проходят Ваши беседы с российскими политиками?

- Это не явка к царю-батюшке. Во время бесед обсуждаются интересующие обе стороны вопросы. Мы должны отказаться от любых комплексов неполноценности. Латвия - такой же субъект международного права, как и Россия. Россия всегда будет стараться поучать любое государство. Мы не единственные, кого они учат. Если им это приносит удовлетворение - пожалуйста, разве нам жалко?

- Кто в России придет после Владимира Путина?

- По этому вопросу ведется масштабная дискуссия среди политиков, ученых, журналистов. Но я вам не скажу, кто придет. Список претендентов длинный.

- Ходят слухи, что Путин может попытаться сохранить свой пост и после окончания второго срока.

- Все возможно, но я думаю, что этот вариант надо вычеркнуть из повестки дня, потому что это довольно серьезно отразится на международном престиже Путина.

- Но этот престиж у него сейчас и так серьезно испорчен.

- Нет. Он вовсе не так испорчен. Путина уважают в мире. Если Путин бессчетное количество раз говорил, что он не будет пытаться баллотироваться в третий раз и подчинится российской Конституции, и не исполнит своего обещания, тогда он серьезно подорвет и свой личный престиж, и престиж российского государства.

- Все мы можем только гадать, кто станет следующим президентом России, но ясно ли, что это будет приближенный к Путину человек или кто-то со стороны?

- Очень мала вероятность того, что может придти человек со стороны. Российские внутриполитические процессы показывают, что создается политическая система государства, основывающаяся на базе нескольких партий.

- Реальных или искусственно созданных?

- На базе нескольких партий, которые лояльны президенту, появились 'Единая Россия', потом 'Справедливая Россия', теперь создается 'Свободная Россия' - это вроде бы консервативный, социал-демократический и либеральный блок. К этому блоку партий, которые сейчас представлены и в Госдуме, я причисляю партии, которые играют якобы бы оппозиционную роль, - либеральные демократы, коммунисты, Союз правых сил, партия 'Яблоко'. С этими партиями Кремль готов говорить. Может, не работать или сотрудничать, но, по крайней мере, говорить. Пока определенная маргинализация происходит с так называемой непримиримой оппозицией - национал-большевики, политические силы Касьянова, Каспарова. Думаю, в ближайшее время можно ждать деятельности государственных структур по изоляции этих политиков. Я не думаю, что физической изоляции, а чтобы изолировать их от политической сцены. То, что у власти достаточно ресурсов, чтобы это сделать, мы хорошо могли видеть на примере Рогозина и его партии 'Родина'. Рогозин довольно активный одаренный политик. Когда власть поняла, что он может действовать как отдельная политическая сила, его просто изолировали. Он исчез из всех СМИ, его партия расколота, а затем объединена с другими. Фактически теперь Рогозин вернулся к Конгрессу русских общин - сравнительно небольшой партии.

- Позволяют ли эти примеры говорить о демократии в России?

- Сейчас в России идет интересная дискуссия по термину суверенная демократия. Никто не пояснил, что это такое. Но это не помешало партии 'Единая Россия' включить эту концепцию в свою программу об основах демократического строительства. Даже президент Путин выразил недоумение - что это такое? Россия - уже не бывший СССР. Там нет тоталитарного режима одной партии. И тут начинается проблема - Россия утверждает, что не собирается создавать новые ценности, а что она приняла те ценности, которые есть в Европе. В то же время Россия, по сути, резко критикует и не принимает основные ценности построения демократии европейских стран - свободу слова, реальную избирательную систему, верховенство права. По поводу отношения России к любой из этих основных ценностей в Европе большие сомнения. Россия не смогла доказать Европе, что она создала лучшие ценности. Здесь наблюдается противоречие в диалоге между ЕС и Россией - как только Европа начинает критиковать Россию по этим вопросам, Россия это отвергает. В то же время Россия не смогла ответить, почему у нее проблемы со всеми соседями. Почему бывшие республики СССР без какого-либо убеждения активно стараются подключиться к государственной модели ЕС? Реально существует идеологический конфликт. В России не создано альтернативы идеологии бывшего СССР. Не создана система государственных ценностей. Те ценности, которые являются основными в любом европейском государстве, не являются основными ценностями в России.

- Роль России в международной политике будет расти или уменьшаться?

- Ясно, что политика Путина направлена на восстановление статуса России как мировой сверхдержавы. Поэтому Путин использует возможность формирования прямых двусторонних контактов и двусторонних отношений с большими и маленькими государствами. Разумеется, у многих в западном мире настороженное отношение построению России - в структурах власти работает много высокопоставленных должностных лиц с прошлым в спецслужбах. Я недавно читал одно исследование, в котором говорится, что примерно 80% представителей российской политической элиты имеет прошлое в спецслужбах. То есть фактически выходит, если ты там не был, на тебя начинают косо смотреть - почему ты там не был... Это российская реальность, с этим надо считаться. Это заставляет Россию больше работать в направлении реальной политики. Продвижение России определяет реальная политика, геополитика и экономические интересы. Ничего другого в основу своих действий они пока заложить не могут.

- Какими Вы видите латвийско-российские отношения в будущем? Временами лед трогается...

- Мы не должны волноваться из-за негативных моментов, которые время от времени могут появиться в отношениях, которые уже нормализовались. Надо быть готовыми к тому, что прозвучит какой-то негативный сигнал или высказывание с российской стороны. Это проблема внутренней политики России, а не наших двусторонних отношений. Отношения надо формировать, основываясь на наших интересах. Наши политические интересы в том, чтобы от России не поступало никаких неожиданных сюрпризов, чтобы наши отношения были хорошо структурированными, чтобы экономика могла работать в России по возможности беспрепятственно. Разумеется, у любой компании - будь-то то мировой гигант Shell или ООО Majpukite - могут быть проблемы в России. С этим надо считаться, таков российский риск, но это не специфический латвийско-российский риск. У нас достаточно хороший экономический потенциал в России, но в то же время хочется сказать, что наша экономика должна быть сбалансированной и в восточном, и в западном направлении. Мы не можем сложить все яйца в одну корзину и хранить их там. Но, конечно, российский потенциал в нашей экономике еще очень высок.

Одновременно мы должны быть активной составной частью политики ЕС в отношениях с Россией. Если говорить о латвийско-российских двусторонних отношениях, я не могу согласиться с теми политиками и дипломатами, которые призывают начать все с чистого листа, забыв прошлое. Хочу подчеркнуть - мы не забудем ничего! Мы не можем забыть. Мы живые люди. Мы свою историю не переделаем, не забудем, но это не значит, что мы не сможем придти к какому-то похожему понимаю истории. Нам не надо делать из России большего католика, чем Папа Римский. Мы должны понять, как далеко сможет пойти Россия. Это государство не разобралось со своей историей! Как же можно ожидать, что оно поймет нашу'.

_____________________________________________

Любимое блюдо латыша на завтрак - русский ("Telegraf", Латвия)

Русские и латыши: рядом, но не вместе ("Riga.Rosvesty")

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.