То, что отношения между Вашингтоном и Москвой плохие, ни для кого не новость. Однако на этот раз ситуация может сложиться так, что Америка, медленно и неуверенно, но верно, приближается к развязке, которой она всячески старалась избегать все те годы, что тянулась 'холодная война' - вооруженному противостоянию между государством-сателлитом США и Москвой непосредственно на границах России.

Кризис разразился 27 сентября, когда президент Грузии Михаил Саакашвили приказал арестовать четверых российских офицеров, обвинив их в планировании заговора против его власти. Вскоре их освободили, причем не без давления со стороны Соединенных Штатов, однако Москва уже успела ввести против Грузии жесткие торговые и финансовые санкции, а также отозвать из Тбилиси своих дипломатов. Представители российских властей назвали грузинское правительство 'фашистским', а российский парламент заговорил об акте 'государственного терроризма'. Саакашвили, со своей стороны, обвиняет Россию в попытке 'развалить Грузию'.

В мире, надо сказать, происходит и много других событий, также увеличивающих конфликтный потенциал этого региона. Причем главное из них происходит за сотни миль оттуда, на Балканах, где Запад уже готовится предоставить независимость Косово, бывшей провинции Сербии. Где же связь, спросите вы?

Дело в том, что во время распада Советского Союза группы коренного населения в Абхазии и Южной Осетии, находящихся на грузинской территории, развернули сепаратистские войны, в которых пользовались едва ли скрываемой помощью советских военных. С того времени эти области живут в режиме фактической независимости, хотя официально их не признала ни одна страна, в том числе и Россия. Москва предоставила большинству их населения российское гражданство; от грузинских противников местные вооруженные отряды 'отделяют' российские 'миротворцы'. Такой худой мир держится с 1993 года, периодически прерываясь вспышками насилия.

Однако 9 сентября, когда Владимир Путин пригласил к себе на обед группу западных экспертов, в которую входил и я, мы получили от него жесткое предостережение. Если Запад признает независимость Косово, Россия сделает то же самое с бывшими грузинскими республиками.

- Нельзя в отношении Косова применять одни правила, а в отношении Абхазии и Южной Осетии - другие, - сказал он. - Такая политика не может быть признана моральной. Она не имеет перспектив.

Воодушевившись, по-видимому, позицией Москвы, Южная Осетия назначила на ноябрь референдум по вопросу независимости. Саакашвили тем временем заявляет, что любая попытка отобрать эти регионы силой вынудит Грузию 'вступить в войну'.

С точки зрения русских, неодинаковый подход Запада к ситуации на Балканах и на Кавказе явно попахивает двойными стандартами. Москва считает себя обязанной поддерживать Абхазию и Южную Осетию хотя бы из соображений братства: в республиках Северного Кавказа живут сотни тысяч этнических русских, и в этом нестабильном регионе России меньше всего нужны очередные конфликтные ситуации. Кроме того, Москва настроена резко отрицательно к западному уклону Грузии. Вашингтон посылал грузинской армии военных советников и технику; Тбилиси, при поддержке многих представителей Вашингтона, громко говорит о своем курсе на вступление в НАТО, который из Москвы видится как часть американской стратегии по окружению России и ослаблению ее влияния в регионе.

Правительство Буша неоднократно заверяло Кремль, что оно всячески давит на Саакашвили, не давая ему выступить с оружием против отколовшихся от Тбилиси регионов. Однако некое противоречие, если смотреть с позиции Москвы, просто не может не бросаться в глаза. Во-первых, Соединенные Штаты продолжают вооружать и обучать грузинскую армию; также русские считают, что грузинский авантюризм подпитывается усилиями несдержанных американских политиков вроде Джона Маккейна (John McCain) и других сенаторов, побывавших в Грузии за несколько последних месяцев и однозначно выразивших поддержку грузинским притязаниям. Говорили даже, что по вертолету Маккейна стреляли, когда он пролетал над Южной Осетией.

В этой борьбе есть и другие фронты. Российские власти были разгневаны серией шагов, предпринятых недавно правительством Буша, чтобы присоединить к НАТО и Украину. На публику критика, по большому счету, не выносилась, однако в частных беседах представители России предупреждали, что ответ будет жестким, вплоть до выхода России из переговоров по Ирану и снятия моратория на поставку оружия Тегерану. Пока что вопрос с повестки дня снят - Украина сама заявила, что не желает места в НАТО, - но горький привкус от него никуда не делся.

Кроме того, Москве очень не нравится, что Америка остается единственным крупным государством, блокирующим заявку России на вступление в ВТО. Здесь Москва ответила угрозой исключить американские энергетические компании из проекта по разработке огромного Штокмановского месторождения газа в Баренцевом море.

В Европе Россия видит, что китайские компании вкладывают деньги, не встречая практически никаких препятствий, в то время как попытки российских компаний приобрести акции Airbus, Arcelor или других европейских корпораций неизменно вызывают паническую и враждебную реакцию. Путин сказал об этом просто: 'Если европейцы хотят, чтобы мы допустили их в самое сердце нашей сегодняшней экономики, в инфраструктуру добычи, в инфраструктуру транспорта, - нам-то что дадут за это, мы что за это получим?' В том, что президент России сохраняет курс на сотрудничество с Западом и интеграцию России в мировые рынки, не приходится сомневаться - жесткое заявление по Грузии оттого и было столь заметно, что выделялось на фоне исключительно мягких высказываний по другим вопросам, - однако один из представителей его администрации прозрачно намекнул, что, вне зависимости от того, кто придет ему на смену в 2008 году, преемник может быть расположен к Западу совсем не так благожелательно.

Особая опасность грузинского вопроса в том и состоит, что он столь эмоционален. После распада Советского Союза русские с негодованием смотрели, как Грузия, легко проглатывая миллиарды долларов российских газовых субсидий и денежных переводов от своих граждан, работающих в России, тянулась к Западу, который помогал ей в неизмеримо меньшей степени. То, что грузинское руководство постоянно чернит Россию, обвиняя ее в репрессиях и нарушениях прав человека, также многих в России раздражает - в особенности если учесть, что, Иосиф Сталин, самый жестокий тиран в ее собственной истории, был родом как раз из Грузии.

Вообще-то Путин очень крепко держит себя в руках - не говорит лишнего, не делает резких движений. И во внутренней, и во внешней политике он проявляет неизменную осторожность и прагматизм. Однако каждый раз, когда его взгляд обращается в сторону Грузии, я боюсь, что гнев может взять над ним верх. Добавьте сюда решимость Грузии получить обратно свои потерянные земли, решимость России этого не допустить, американскую поддержку и призрак будущего членства Грузии в НАТО - и увидите, что для трагической развязки этого конфликта все уже практически готово.

Автор статьи - старший научный сотрудник фонда New America Foundation, автор книги "Этический реализм: будущее влияния Америки в мире" (Ethical Realism: A Vision for America's Role in the World), написанной совместно с Джоном Халсменом (John Hulsman).

____________________________________________________________

Почему Грузия ориентируется на Европу ("The International Herald Tribune", США)

Грузия цапнула северного соседа и получила сдачи ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.