Потрясающие природные красоты и надежда обнаружить запасы нефти и минералов приводят все больше людей на некогда заповедный континент

На краю света, в двух с лишним милях от продуваемой ледяными ветрами поверхности Антарктиды, скрывается одно из чудес этого заповедного континента. Под панцирем антарктических льдов находится озеро Восток - седьмой по величине резервуар пресной воды на Земле, до сих пор недоступный для человека. С точки зрения ученых это озеро - словно другая планета: условия там настолько экстремальны, что оно может содержать ранее неизвестные формы жизни.

Однако всего в 420 футах от его невидимой глазу поверхности замер в ледяной толще российский бур, готовый пробить оставшийся слой льда, что чревато загрязнением этой первозданной и уникальной экосистемы.

Российские бурильные работы преследуют научные цели, однако они свидетельствуют о растущей угрозе Ледовому континенту: сейчас в Антарктиде начался настоящий бум, нарушающей ее вековечное уединение. Если раньше сюда проникали лишь отважные исследователи вроде Скотта и Шеклтона, сегодня Антарктиду все больше наводняют любопытные туристы и одержимые ученые, и к тому же к ней присматриваются страны, жаждущие нефти и минеральных ресурсов.

Хотя любая добыча сырья на континенте запрещена до 2048 г., все больше государств наперегонки пытаются уже сейчас застолбить за собой 'плацдарм' на его территории, надеясь, что это даст им преимущества, когда - и если - мировое сообщество решит поделить богатства Антарктиды.

'Получив 'место за столом', они могут влиять на ход переговоров о будущем Антарктиды, - отмечает Маркус Хэйуорд (Marcus Haward), специалист по проблемам континента из Университета Тасмании. - Речь идет о том, чтобы быть в той самой комнате, где за закрытыми дверями принимаются важнейшие решения'.

Многие страны уже маневрируют, занимая исходные позиции на тот случай, если из-за роста нефтяных цен и мирового энергетического кризиса запрет на добычу энергоносителей в Антарктиде будет снят.

Хотя на владение территориями на континенте претендуют всего семь стран, - Австралия, Аргентина, Британия, Новая Зеландия, Норвегия, Франция и Чили - все государства, подписавшие в 1959 г. Конвенцию об Антарктиде, имеют право сооружать там научные станции, и в последнее время многие из них наращивают усилия на этом направлении. Так, в дополнение к уже имеющимся 59 постоянным и сезонным станциям, новые базы в Антарктиде намерены создать Китай, Индия, Эстония, Бельгия и Южная Корея.

Неудивительно, что подобные события вызывают определенный резонанс. Индия, к примеру, недавно заявила о намерении оборудовать в Антарктиде вторую полярную станцию в районе Холмов Ларсманна - зоны, в которой по решению стран-участниц Конвенции строительные работы запрещены.

Да и в целом, переход от тесных бревенчатых хижин столетней давности к научным станциям, оборудованным по последнему слову техники, заставляет многих опасаться за судьбу Антарктиды. На смену собачьим упряжкам пришли современные транспортные средства, и американцы уже проложили 'ледовую трассу' в 1000 миль длиной от своей станции Мак-Мердо до Южного полюса. Дорога будет использоваться для перевозки сотен тонн оборудования через ледовые поля и трещины. По мнению сэра Эдмунда Хиллари (Edmund Hillary), первого человека, поднявшегося на вершину Эвереста, подобные вещи противоречат этике 'заповедника-Антарктиды'. Два года назад новозеландский исследователь отозвался об экологических последствиях этого проекта стоимостью в миллиарды долларов коротко и четко: 'По-моему, это ужасно'.

Добраться до Антарктиды тоже становится все проще: ЮАР планирует организовать регулярные авиарейсы на континент через Южный океан, а Австралия на своей базе Кейси строит взлетно-посадочную полосу. Эта полоса длиной в две мили сможет принимать самолеты с аэродрома в Хобарте на Тасмании, давая ученым возможность избежать утомительного морского путешествия. Перелет протяженностью в 2140 миль займет порядка 10 часов.

Если ученых в Антарктиде все еще сравнительно немного, то количество туристов, посещающих континент, по данным Международной Ассоциации антарктических туроператоров, увеличивается на 15% в год. Прошлым летом взглянуть на причудливые голубые торосы, неисчислимые колонии пингвинов и экзотические пейзажи пожелали 30000 человек (для сравнения, в 1990 г. Антарктиду посетило всего 5000 туристов).

Некоторые из круизных кораблей берут на борт до 800 пассажиров, и оснащены вертолетами, на которых богатых клиентов доставляют в те уголки, куда нога туриста еще не ступала. Конвенция по Антарктиде не предусматривает какого-либо регулирования в сфере туризма, и сложившаяся ситуация вызывает у экологов озабоченность. 'В Антарктиду пришел массовый коммерческий туризм, - отмечается в докладе природоохранной вашингтонской организации Коалиция в защиту Антарктиды и Южного океана (Antarctic and Southern Ocean Coalition). - Но там, по сути, не существует никаких ограничений - вы можете приезжать в любом количестве, бывать где угодно, и делать что угодно'.

Большинство туристов, побывав в Антарктиде, испытывают восхищение от ее красоты и первозданности, но один человек, посетивший ее недавно, вернулся с совершенно другими мыслями. Барнаби Джойс (Barnaby Joyce), депутат австралийского парламента от консервативной партии, отправился туда с ознакомительной поездкой и по возвращении заявил, что Канберре - Австралия претендует на 42% территории Антарктиды - следует подумать об организации добычи полезных ископаемых на Ледовом континенте. 'Следует задать себе вопрос: Что делать - отвернуться и позволить другим странам осваивать принадлежащие нам ресурсы, или создать соответствующие условия, чтобы приступить их разработке самим, пока до них не добрались другие?', - утверждает сенатор Джойс.

Все главные политические партии страны осудили это предложение. Однако сенатор - не единственный, кто с завистью думает о гигантских запасах газа и угля, которые, как считается, скрываются под антарктическими льдами.

Добыча ископаемых на континенте запрещена; кроме того, по мнению большинства экспертов, извлечение, переработка и транспортировка минералов в Антарктиде из-за дороговизны будут просто нерентабельны.

Пока что бурение в Антарктиде происходит только в рамках российского эксперимента на озере Восток, да и это вызывает весьма неоднозначную реакцию. В ходе обсуждения этого вопроса на последней встрече стран-участниц Конвенции об Антарктиде (она состоялась в Эдинбурге в июне), по словам Тони Пресса (Tony Press), главы Австралийской антарктической службы [Australian Antarctic Division - орган при Министерстве по делам экологии и исторического наследия, руководящий научными программами в Антарктиде и 'обеспечивающий интересы Австралии' на континенте - прим. перев.], 'была высказана серьезная озабоченность в связи с его экологическими аспектами. Некоторые ученые утверждали, что достигать поверхности озера совершенно незачем; вместо этого русские могли бы взять пробы льда из прилегающих к нему слоев'.

В ответ на критику Россия указывает, что аналогичная операция подледного бурения в Гренландии не привела к экологическому загрязнению. Однако представители Коалиции в защиту Антарктиды и Южного океана опасаются, что в озеро может проникнуть керосин, используемый для смазки бура. 'Существуют убедительные причины для пересмотра всего вопроса о бурильных работах, - отметили ее представители, участвовавшие в июньском совещании стран-участниц Конвенции. - Любой риск для [озера] ... неприемлем'.

____________________________________________________________

Вернем Аляску России - там ей самое место! ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.