Иногда стоит останавливаться во второсортных отелях. Старая гостиница "Золотое кольцо", построенная 36 лет назад, является, несмотря на свои пять звезд, не лучшим местом в Москве, где можно было бы остановиться. Тем неожиданнее вчера были гости 20-этажной стеклянной башни на берегу Москвы-реки, где вдруг узнали, что в их отеле будут вершить мировую политику. В гостинице "Золотое кольцо" секретарь российского Совета Безопасности Игорь Иванов провел переговоры с иранской делегацией о предложении Москвы обогащать уран для иранских атомных электростанций в рамках совместного предприятия на российской территории. Бывший министр иностранных дел Иванов как опытный дипломат недолго думая перенес встречу из Кремля на "нейтральную территорию" с тем, чтобы обсуждать проблему в непринужденной, дружественной атмосфере.

У России истекает время. В понедельник Международное агентство по ядерной энергии, возможно, передаст "иранское досье" в Совет Безопасности ООН. Поскольку российское руководство считает грозящие санкции непродуктивными, Кремль пытается в последний момент уговорить иранцев согласиться с предложением Москвы об обогащении урана. Российские дипломаты называют свое предложение "спасательным кругом" для своих самых важных партнеров на Ближнем Востоке. Они настаивают на скорейшем решении Ирана.

На пути к соглашению Москва и Тегеран должны решить две проблемы: вопрос о сроках, в течение которых будет осуществляться обогащение урана в России, и вопрос об отказе страны от собственных исследований в ядерной области. Москва хочет заниматься обогащением урана в Сибири для иранской АЭС, по меньшей мере, в течение десяти лет. "За это время Иран может доказать мирный характер своей ядерной программы и вернуть доверие к себе", - сказал один из экспертов, принимавший участие в переговорах. Иран, однако, хочет ограничить время ядерного сотрудничества двумя годами. При этом Тегеран требует гарантировать допуск своих специалистов к ядерным технологиям. Третье и самое важное требование: Тегеран настаивает на продолжении своего собственного обогащения в исследовательских целях.

Однако это неприемлемо для Москвы. "Мы не можем создавать совместное предприятие на таких условиях, так как теряется смысл, - сказал эксперт. - Нераспространение ядерных технологий является для России высшим приоритетом. Это не подлежит обсуждению".

В Москве в успех переговоров верят немногие. "Они трудные", - сказал руководитель Федерального агентства по атомной энергии Сергей Кириенко после своего визита в Тегеран на прошлой неделе. В ходе второго этапа переговоров сторонам удалось сделать навстречу всего лишь "полшага". Однако одновременно российские дипломаты отметили растущую готовность иранских коллег к компромиссу. "В феврале переговоры не имели серьезного характера. Сейчас мы чувствуем, что Иран хочет добиться результата", - говорит эксперт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.