· Пока никаких конкретных шагов против Тегерана.

· Иран говорит о том, что 'дипломатические средства исчерпаны'.

Москва/Тегеран/Вена. Рассмотрение конфликта, связанного с атомной программой Ирана, передается в следующую инстанцию. После того как ядерные державы (Россия, Китай, Франция, Великобритания, США) в ночь на вторник договорились о передаче иранского досье в Совет Безопасности ООН, в первую очередь Россия стала стремиться умалить значение решения.

Достигнута якобы договоренность о том, чтобы проинформировать ООН о результатах чрезвычайного заседания МАГАТЭ, процитировало информационное агентство ИТАР-ТАСС официального представителя Министерства иностранных дел России Михаила Троянского. 'Возможные действия Совета Безопасности откладываются как минимум до марта, когда Совет управляющих Агентства соберется на очередное заседание', - сказал дипломат.

В отличие от МАГАТЭ Совет Безопасности может сделать Ирану предупреждение и ввести санкции. Замысел передачи иранского досье, который дипломаты ЕС называют 'мягким решением', получил поддержку потому, что не определяются конкретные шаги, направленные против религиозного исламского государства.

Совет Безопасности ООН, говорится далее, должен до начала возможных действий против Ирана дождаться доклада, который ему собирается представить глава МАГАТЭ Эль-Барадеи (ElBaradei) на очередном заседании Совета управляющих 6 марта. Министр иностранных дел Франции Филипп Дуст-Блази (Philippe Douste-Blazy) сказал, что он и его коллеги хотят направить руководству в Тегеран 'совместное решительное послание'. Иран, по его словам, должен учесть, что он обязан прекратить обогащение урана.

Неожиданный поворот

Неожиданно для многих наблюдателей к требованию США и ЕС подключить высший орган ООН присоединились также 'друзья Ирана', Китай и Россия. До недавнего времени эти две страны относились к этому щекотливому варианту скептически. Россия, традиционный союзник Тегерана, связана с иранской атомной программой, в том числе со строительством вызывающего споры реактора в Бушере.

Когда 'посредник' Россия пообещала своим 'друзьям из Тегерана' и далее добиваться дипломатического урегулирования проблемы, руководство в Тегеране отреагировало достаточно раздраженно. Первоначально оно отвергло намерение Запада подключить Совет Безопасности ООН. Глава иранского агентства по атомной энергии Голам Реза Агазаде (Gholamreza Aghazadeh) подчеркнул, что для этого решения нет законного основания, но сказал о возможности дипломатического консенсуса. Представитель Ирана на переговорах по ядерной программе Али Лариджани (Ali Larijani) пошел еще дальше и заявил: 'Подобное решение означало бы, что 'все дипломатические средства исчерпаны''.

Требования Запада не произвели никакого впечатления и на уполномоченного по вопросам иранской атомной программы Джавада Вахиди (Javad Vahidi). Решение о продолжении исследований является 'неизбежным'. Но исследования не связаны с обогащением урана в промышленных масштабах. Это, 'как и раньше исключено'. На вопрос 'Wiener Zeitung' иранский дипломат ответил, что сейчас необходимо ждать. В любом случае, у Ирана есть также план Б.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.