Очевидно, что идентификация террористов-смертников, осуществивших в прошлую субботу взрывы на Бали, имеет важнейшее значение. Чем больше деталей мы соберем о них как об индивидах, тем более полно будет составлен портрет потенциального террориста. Но разведка не всегда может спасти нас от анонимных нападающих, чьи имена могли никогда не появляться в списках разведслужб. Особенно если те проходили подготовку в безопасных укрытиях, спрятанных от глаз австралийцев и индонезийцев. Печальная реальность состоит в том, что безымянных выпускников индонезийских религиозных школ учат убивать во имя Ислама.

Мало что известно об убийцах-смертниках, организовавших теракты на Бали в 2002 году, но, по меньшей мере, один из них был молодым человеком из бедной крестьянской семьи, избравшим смерть мученика в качестве альтернативы труду в поле. Хотя организации вроде "Джемаа исламия" и манипулируют подобным образом людьми, многие другие подрывники готовы заполнить место пойманных или уничтоживших себя при взрывах. И столь же большое беспокойство вызывает тот факт, что таких террористов трудно обнаружить до того, как они нанесут удар.

Хотя индонезийское правительство не особенно стремится запретить "Джемаа исламия", опасаясь оскорбить простых мусульман, элита национальной полиции и вооруженных сил явно стремится поймать террористов. Однако менее ясна ситуация на Филиппинах. Пролегающие в океане границы между странами Юго-Восточной Азии практически невозможно контролировать, и люди всегда свободно передвигались между островами Индонезии, Филиппин и Малайзии.

А на юге Филиппин хватка мусульманских повстанцев остается крепкой. Хотя Фронт национального освобождения моро (ФИОМ) и заявляет, что не организует терактов, похоже, что он не возражает против помощи другим, кто занимается этим. Организация Усамы Бен Ладена и "Джемаа исламия" использовала тренировочные лагеря на Филиппинах на протяжении многих лет. Индонезийцы опасаются, что не менее десяти их соотечественников находятся сейчас на Филиппинах, ожидая приказа начать самоубийственные нападения.

Похоже, что филиппинские военные не способны или не желают положить конец этому давнему повстанческому движению и системам подготовки террористов. Подход филиппинского правительства, сталкивающегося с проблемами коррумпированной государственной службы и неустойчивой экономики, также является довольно мягким. Фатур Рохман аль-Гози, подрывник "Джемаа исламия", который в 2001 году готовился уничтожить австралийское посольство в Сингапуре, даже бежал в 2003 году из штаб-квартиры манильской полиции. А арестованный ранее в этом году в Маниле в ходе подготовки к взрыву австралийского посольства тысячекилограммовой бомбой союзник "Джемаа исламия" Дауд Сантос сейчас освобожден под залог, поскольку на Филиппинах нет закона о задержании подозреваемых террористов.

Трудно спорить с выводом недавнего доклада Международной кризисной группы, что Филиппины являются слабым звеном в борьбе Юго-Восточной Азии с террором. Ибо пока "Джемаа исламия", ее союзники и "дочерние" организации готовят боевиков на Филиппинах, регион стоит перед угрозой террористов, посылаемых на смерть из расположенных в этой стране убежищ. Канберра и Джакарта должны помочь вести эту войну. Пока для террористов остается открытым путь из Филиппин, взрывы будут продолжаться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.