Некогда языком дипломатии был французский, и это наследие до сих пор проявляется в таких графах паспорта, как "Имя/Nom", и в анкетах - "Adresse du titulaire a'l'etranger" (т.е., "Где вы остановитесь за рубежом?") Но хотя дипломаты больше не общаются друг с другом 'en francais' (на французском), французскому правительству по-прежнему нравится изображать из себя главного chien (каналью) мировой арены. Именно поэтому - и учитывая все меньшую роль Франции в глобальных делах - вздорная ремарка Жака Ширака в прошлое воскресенье на встрече с Владимиром Путиным и Герхардом Шредером не только забавна, но и объяснима.

Для тех, кто не обратил на это внимание, так как был занят просмотром телепередач, сообщаем: как стало известно, французский лидер в ходе встречи в Калининграде с двумя коллегами-главами государств сказал им, что "единственное, что [британцы] дали европейскому сельскому хозяйству - коровье бешенство", добавив при этом: "Нельзя доверять людям с такой плохой кухней. Это страна с самой плохой кухней - после Финляндии".

Оставим на некоторое время финскую кухню в стороне (надо полагать, Шираку давненько не доставалась хорошая порция капустных рулетиков 'kaalikaaryleet'). Но замечания президента Франции вновь показывают, что его страна опять промазала мимо цели. Британия уже стала чем-то вроде кулинарной сверхзвезды. В Лондоне расположены 35, попавших в рейтинг "Мишлен" ресторанов - в этом он уступает только Парижу - а британские шеф-повара от Джеми Оливера до Гордона Рамси знамениты во всем мире. Франция, между тем, может гордиться, что ее макдональдсовские франшизы наиболее успешны в Европе по уровню доходов на один ресторан и обслуживают по всей стране миллион человек в день.

Все это заставляет предположить, что французский президент, когда он критиковал британцев и их еду, возможно, страдал от того, что психиатры называют "проекцией": признанная со времен Фрейда, проекция является механизмом психологической самозащиты, когда пациент проецирует свои собственные - часто негативные - порывы или импульсы на кого-то еще.

Задумайтесь об этом: Ширак хотел не дать Тони Блэру присоединиться к США в свержении Саддама Хусейна, однако его непокорность привела лишь к поимке диктора и скандалу вокруг поставок нефти за продовольствие, который не так уж хорошо отразился на его собственном правительстве.

Точно также великой надеждой Ширака (как и Шредера - его коллеги по кухонной критике) была ратификация Конституции ЕС. К несчастью для него, та была эффектно сорвана французскими избирателями, сказавшими у урн решительное "Non!" - прекрасный пример того, как люди принимают правильное решение, исходя из неверных мотивов (по данным опросов, французов беспокоило, что окончательное присоединение к ЕС сделает их - quelle horreur (какой ужас) - более капиталистическими).

Конечно, весь этот нечитабельный бред, изложенный на 852 страницах, никогда не имел шансов получить одобрение британцев, до сих пор придерживающихся таких романтических принципов, как подотчетные правительства, национальный суверенитет и опирающееся на индивида гражданское общество - те факторы, которые, как это указал Джеймс Беннет в "Вызове Англосферы", намного теснее связывают Англию с Австралией и США, чем со своими партнерами на другом берегу пролива. Невозможность обвинить Британию в провале Европы, видимо, сильно разочаровала Ширака.

Единственное, что маячит на горизонте для утешения французской гордости Ширака, - заявка Парижа на проведение Олимпийских игр в 2012 году (на что претендует и Лондон, причем с неплохими шансами). Если Франция потерпит неудачу и здесь, Шираку мало что остается - даже на игровой доске Евросоюза. Потому что в пятницу председательство в ЕС переходит - вы угадали! - к Британии.

Джеймс Морроу, редактор журнала "Инвестигейт"

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.