Выбор, который предстоит сделать французам и голландцам, а вместе с ними и всей Европе на предстоящем референдуме по конституции ЕС в целом тривиален: стóит ли продолжать процесс расширения Европы и углубления интеграционных связей, или же необходимо замедлить движение, осмотреться и сделать некую 'временную передышку'?

Но так уж ли противоречат друг другу эти подходы? Разве за временем значительных успехов обычно не следуют периоды скептицизма? И разве они зачастую не сменяются ренессансом прежних, но уже переосмысленных, подходов?

Поэтому не нужно воспринимать референдум как нечто, способное изменить естественный ход вещей. Он может быть выигран, а интеграция - замедлиться. А может быть и проигран - на благо общеевропейской идее.

Но значит ли это, что результаты референдума вообще непринципиальны? Не вполне. От предстоящего решения их граждан Франции и Нидерландов все же зависит многое.

К сожалению, сама формула референдума предполагает не спокойный и конструктивный разговор - давно, заметим, назревший - а выбор из двух полярных вариантов, каждый из которых не идеален.

Возникает вопрос: что сближает эти полярные силы, и что же в конечном счете их разделяет? Ответ, на мой взгляд, печален: сближает их общее для всех двуличие, а разделяет - всего лишь его степень.

Сегодня в Европе накопилось много проблем, и их нужно решать. Среди основных - низкая конкурентоспособность экономики и нарастающая проблема иммиграции. При этом и Франция, и Голландия - одни из наиболее проблемных в обоих отношениях стран.

Отчасти экономические и социальные проблемы взаимосвязаны, и способ их решения не слишком сложен: нужно сократить социальные расходы; позволить работникам из новых стран ЕС на равных конкурировать с трудящимися из старых, заставив тех работать активнее; и, наконец, сократить иммиграцию и начать привлекать европейцев в те сектора сферы услуг, которые они сегодня считают себя недостойными.

Но проблема в том, что никто не способен сегодня открыто предложить эти меры. И вопрос здесь даже не в пресловутой политкорректности. Просто сказать все это открыто - значит совершить публичное политическое самоубийство. Именно поэтому в поддержку конституции и против ее принятия выступают весьма странные альянсы.

Сторонники принятия конституции лукавят и занимаются демагогией, но, как говорится, 'знают меру'. Они понимают, что предложенный проект либерален по своей сути, и надеются что дальнейшая интеграция Европы приведет как раз к тому, о чем мы говорили выше. Рынки труда окажутся более открытыми, иммиграция (даст-то Бог!) перейдет в ведение единых европейских властей, излишние социальные гарантии смогут быть пересмотрены. И они - в общем и целом - более убедительны, чем их оппоненты.

Но, по-моему, у сторонников Конституции есть одна большая проблема: у них, как говорится, 'на лице написано', что эти уважаемые и ответственные политики выступают за одобрение конституционного проекта просто потому, что спят и видят, как бы переложить ответственность за непопулярные решения, давно назревшие вследствии действий их собственных правительств, сменявших друг друга на протяжении последних десятилетий, на брюссельскую бюрократию, а уж потом с новой силой приняться 'защищать' интересы своих избирателей.

Если приверженцы Конституции хотят снять с себя часть реальной ответственности, то их оппоненты, ничем особым не рискуя, откровенно блефуют. Нынешие проблемы европейских государств - и экономические, и политические - в большей мере порождены правительствами самих этих стран, а не центральными институтами Европейского Союза.

Голландское правительство само несет ответственность за либеральное до недавнего времени иммиграционное законодательство и нынешние социальные и экономические проблемы, как и французское - за принятие катастрофичного для экономики закона о 35-часовой рабочей неделе. И даже исключения, сделанные для Франции и Германии из положений 'пакта стабильности и роста' - заслуга не Брюсселя, а Парижа и Берлина. Однако не исключено, что, желая 'насолить' своим правительствам, многие граждане скажут 'нет' Конституции - такая вот странная логика действует ныне в демократическом мире.

Европейские граждане стоят сегодня перед важным выбором. Им придется сделать его в условиях отсутствия политических сил, способных открыто и прямо объяснить плюсы и минусы принимаемого решения. В условиях, когда лидеры надеются на то, что смогут спихнуть ответственность за пределы национальных границ. В ситуации, когда их избиратели хотят и далее процветать за счет будущих поколений. И потому выбор, каким бы он ни оказался, не будет в полной мере осмысленным и верным.

Но, к счастью, он не сможет оказаться фатальным.

Ибо в случае 'да' концентрация власти в Брюсселе продолжится, и мало кому подотчетные общеевропейские структуры рано или поздно санкционируют все те решения, которые подскажут неумолимый ход глобализации и фундаментальные правила социального общежития.

А в случае 'нет' национальным политикам придется самим решать проблемы собственных стран, и в результате рано или поздно среди них явятся новые Де Голли, Спааки, Дреесы и Мансхолты, которые смогут отвлечь граждан от ежедневной рутины и открыть им глаза на перспективные задачи.

Владислав Иноземцев - профессор, директор Центра исследований постиндустриального общества, главный редактор журнала 'Свободная мысль-XXI'

____________________________________________________________

Избранные сочинения Владислава Иноземцева на ИноСМИ.Ru

Бессмысленная встреча ("Friesch Dagblad", Голландия)

В России нет справедливости ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.