МАРГАРЕТ УОРНЕР (Margaret Warner): Мы можем представить две точки зрения на то, какое значение напряженность на Украине имеет для российско-американских отношений.

Майкл Макфол (Michael McFaul) - старший научный сотрудник Фонда Карнеги за мир во всем мире (Carnegie Endowment for International Peace) и адъюнкт-профессор Стэнфордского университета.

Второй наш собеседник Эдвард Лозанский (Edward Lozansky) - президент Американского университета в Москве, основатель и глава вашингтонской консалтинговой фирмы 'Russia House'. Он родился на Украине, получил образование в Москве, а сейчас является гражданином США.

Рада приветствовать вас обоих.

Майкл Макфол, давайте начнем с Украины. Объясните нам, почему ситуация в этой стране вызвала такой накал страстей и в Вашингтоне, и в Москве.

МАЙКЛ МАКФОЛ: Ну, реакция Вашингтона связана с тем, что произошел настоящий прорыв в сторону демократии. После явно сфальсифицированных выборов на улицы городов Украины вышли сотни тысяч людей, решительно говорящих: мы не потерпим такого издевательства.

Затем, как только что отмечалось в вашей передаче, госсекретарь Колин Пауэлл (Colin Powell) сделал весьма решительное заявление - насколько я знаю, это было первое подобное заявление в отношении любой страны в данном регионе мира, и результатом стала победа демократии: по крайней мере, я надеюсь, что таков будет результат выборов, назначенных на 26 декабря. Именно поэтому Соединенные Штаты приняли происходящее так близко к сердцу.

Что же касается России, и особенно г-на Путина - ведь в России существуют разные точки зрения - то он воспринял эти события через призму борьбы за сферы влияния, противостояния Востока и Запада. Он открыто, даже вопиющим образом, оказывал поддержку г-ну Януковичу. И он рассматривает эту ситуацию как поражение России. Я с этим не согласен, но, думаю, он оценивает происходящее именно так.

МАРГАРЕТ УОРНЕР: Г-н Лозанский, объясните нам, пожалуйста, поподробнее, почему Путин сделал такую ставку на Януковича? Почему его настолько волновал исход выборов?

ЭДВАРД ЛОЗАНСКИЙ: Ну, думаю, он явно допустил серьезную ошибку. Отчасти эта ошибка связана с истерией в СМИ или многочисленными заявлениями западных политиков, в том числе американских, где вопрос ставился по принципу 'или-или'. Если Украина проголосует за Ющенко, она вступит в Евросоюз, НАТО и просто станет демократической страной. Если же она проголосует за Януковича, то ее будущее - Россия, ГУЛАГ, КГБ и тому подобное. Это крайне упрощенный подход. Думаю, все это его подстегивало, и в какой-то момент Путин сам в это поверил и совершил ужасную ошибку, лично вмешавшись в ход предвыборной кампании. На мой взгляд, он не должен был так поступать, но вину за этот шаг я возлагаю на обе стороны.

МАРГАРЕТ УОРНЕР: Почему Украина так важна для России?

ЭДВАРД ЛОЗАНСКИЙ: Ну, Украина - что с исторической, что с географической точки зрения - давно и неразрывно связана с Россией. Они вместе уже 300 лет, может быть даже чуть больше - лет 330-340. В России живет много украинцев, а русских - на Украине, существует много смешанных браков. Так что эти две страны просто неразделимы.

И я могу с уверенностью сказать: не так уж важно, кто победит - Янукович или Ющенко. Украина и Россия останутся вместе. И Соединенные Штаты должны дать понять, что речь идет не о борьбе между Востоком и Западом, ГУЛАГом и демократией. Кто бы ни победил, это будет хорошо для России, для российско-украинских отношений, и для общего развития отношений между Россией и США.

Поддержка одной из сторон в ходе выборов

МАРГАРЕТ УОРНЕР: Майкл Макфол, россияне утверждали - то есть, я хочу сказать, американцы утверждали, что Россия вложила в предвыборную кампанию Януковича столько денег, и действительно пыталась помочь ему одержать победу. Но, по словам россиян, Америка и Запад делали примерно то же самое. Это так?

МАЙКЛ МАКФОЛ: И да, и нет. Если речь идет о вмешательстве во внутренние дела Украины - по-моему, он [Путин - прим. перев.] выразился именно так - то ответ будет утвердительным. На Украине действуют организации, финансируемые Западом: они работали с неправительственными организациями (НПО), с субъектами гражданского общества этой страны.

Однако они не финансировали Ющенко напрямую, по крайней мере, мне подобные факты неизвестны. Они не давали денег на его предвыборную кампанию, но оказывали поддержку наблюдателям на выборах. Они оказывали финансовую помощь в проведении экзит-поллов. Они, естественно, финансировали деятельность иностранных наблюдателей. И они помогали независимым СМИ. Так что в этом смысле он прав.

И в то же время, в связи с этим у меня возникает вопрос: г-н Путин, а вы разве против поддержки свободных и честных выборов? Вы это хотите сказать? Теперь мы знаем - об этом говорил даже один из членов Центральной избирательной комиссии - что до миллиона бюллетеней было подделано. Так что мы теперь знаем, что фальсификация имела место. Поэтому я скажу так: эта помощь означала поддержку демократии. Кстати, ее оказывала не только Америка, но и Европа. Огромную роль в происходящем сыграли экзит-поллы. Или возьмем студенческую группу 'Пора', которая организовывала все эти действия: зайдите на ее сайт и прочтите обращение ко всему миру - оно начинается словами 'К гражданам свободного мира'. Там не говорится об американцах или поляках. Там говорится: если вы гражданин свободного мира - вы на нашей стороне.

МАРГАРЕТ УОРНЕР: Г-н Лозанский, некоторые обозреватели в США оценивали происходящее в духе Холодной войны, как своего рода повторение борьбы за сферы влияние, происходившей в тот период. Насколько, по-вашему, это мнение справедливо? Отражает ли оно вашу точку зрения, и соответствует ли она, хотя бы в какой-то степени, точке зрения России?

ЭДВАРД ЛОЗАНСКИЙ: Что ж, именно так все обернулось, но это вовсе не было предопределено с самого начала. Президент Буш и американские СМИ - в Америке внешняя политика не является исключительной прерогативой Белого дома; определенную роль здесь играют также НПО, конгресс, госдепартамент и ряд других организаций - они должны были дать понять России и Путину: мы хотим, чтобы и вы в этом участвовали. Мы не ставим вопрос так: нам нужна Украина, а вы отправляйтесь в Азию и так далее. Мы хотим, чтобы вы были участниками процесса. Но это не было сказано четко, а то и не было сказано вообще. Хочу возразить Майклу: он говорит, что Ющенко не получал денег. Да, на его личный счет деньги не поступали, но все организации, о которых говорил Майкл, поддерживают Ющенко. Имела места очевидная, односторонняя поддержка одного из кандидатов.

Администрация Буша меняет подход к событиям в регионе

МАРГАРЕТ УОРНЕР: Значит, лет через пять-десять, оглядываясь на нынешние события на Украине, мы сможем сказать, что они оказали существенное влияние на развитие российско-американских отношений?

МАЙКЛ МАКФОЛ: Ну, это зависит от точки зрения президента Буша. По моей оценке, сейчас, когда администрация Буша формирует свою позицию на второй президентский срок, в ее рядах идут серьезные дискуссии об отношениях с Россией.

Я знаю многих людей из состава администрации, которые разделяют точку зрения г-на Лозанского - да я и сам, несомненно, ее придерживаюсь - о том, что Россию необходимо интегрировать в состав Запада, что она должна стать его неотъемлемой частью, но если вы хотите стать частью Запада, вы не должны закрывать общенациональные телеканалы или запугивать НПО. Вы не должны захватывать собственность частных компаний, как это происходит с 'ЮКОСом'. На Западе так не делается.

МАРГАРЕТ УОРНЕР: Понятно. Но многое из того, что вы перечислили, происходит там уже почти четыре года.

МАЙКЛ МАКФОЛ: Верно.

МАРГАРЕТ УОРНЕР: Подтасовки происходили и на других выборах. . .

МАЙКЛ МАКФОЛ: Несомненно.

МАРГАРЕТ УОРНЕР: . . . например, в Беларуси и других странах - но бушевский Белый дом не слишком стремился публично осудить все это. Не хочу возвращаться к дискуссии об Украине, но на мой взгляд, тот факт, что именно теперь представители данной администрации решили публично заявить, что ситуация их не устраивает, высказать недовольство и критику, немаловажен.

МАЙКЛ МАКФОЛ: Думаю, вы правы.

МАРГАРЕТ УОРНЕР: Почему же, по-вашему, это происходит именно сейчас?

МАЙКЛ МАКФОЛ: Ну, раньше суть политического курса, начало которому положила их [Буша и Путина - прим. перев.] первая встреча в Словении в 2001 г., - вы только что показали кадры, снятые тогда - заключалась примерно в следующем: я, президент Буш, буду сотрудничать с президентом Путиным, делая то, что соответствует национальным интересам Америки, и не обращая внимания на Чечню и тому подобное. Я буду делать то, что соответствует нашим национальным интересам.

Тогда Буш уделял особое внимание созданию общенациональной системы противоракетной обороны. И он получил то, что хотел. Это, несомненно, пример умелой дипломатии, который можно поставить ему в заслугу. После 11 сентября речь шла о том, что мы будем вместе вести глобальную войну против терроризма. И он заручился поддержкой г-на Путина, которая помогла ему вести войну в Афганистане. Кстати, на мой взгляд, действия русских в ходе этой войны заслуживают куда более высокой оценки, чем мы, на Западе, обычно признаем. Но после этого, оглядываясь на происходящее, я задаюсь вопросом: а что мы получаем от этих 'особых отношений', от того, что закрываем глаза на свертывание демократии в России - что мы получаем взамен? В области нераспространения оружия массового поражения? Что-то я не вижу здесь особой отдачи.

В войне против терроризма - наоборот: усугубляя конфликт в Чечне - там погибло уже 100000 человек - Путин фактически разжигает фанатизм, а не подавляет его. Наконец, сегодня президент Буш постоянно, в каждом из своих выступлений на внешнеполитические темы, говорит о своей миссии - поддержек демократии. Если все это говорится всерьез, то в этом деле президент Путин ему не союзник.

МАРГАРЕТ УОРНЕР: Хорошо. А теперь попробуйте аналогичным образом проанализировать точку зрения президента Путина на события последних четырех лет. Может быть, он тоже испытывает разочарование, считая, что эти отношения не принесли России тех выгод, на которые он рассчитывал?

ЭДВАРД ЛОЗАНСКИЙ: Джордж Буш несомненно прав, заботясь прежде всего об интересах Соединенных Штатов. А Путина в первую очередь волнуют интересы России. Так что, на мой взгляд, в России - а я бываю там постоянно - существует такая точка зрения: мы все время удовлетворяем пожелания американцев. Они хотели создать общенациональную ПРО - мы согласились. Расширение НАТО - пожалуйста. Афганистан - ладно. Но что мы получаем взамен? Не так уж много. Поэтому Путин испытывает сильнейшее давление со стороны своего окружения. Ему говорят: смотрите, мы уступаем Соединенным Штатам по одному вопросу за другим, но мало что получаем взамен.

Путин подвергается давлению внутри страны

МАРГАРЕТ УОРНЕР: И чего же не хватает? Чего они не получили? Приведите хотя бы один пример.

ЭДВАРД ЛОЗАНСКИЙ: Ну, фактически они не получили ничего, поскольку самое важное - это экономика. Где американские инвестиции в российскую экономику? Их нет. Или возьмем нефть - каспийскую нефть - Соединенные Штаты делают все возможное, чтобы транспортировка каспийской нефти осуществлялась в обход России. Естественно, это противоречит российским интересам.

Так что мне бы хотелось, чтобы Соединенные Штаты больше шли навстречу России, чтобы наши отношения не превращались в улицу с односторонним движением. Нам следует помогать Путину, поскольку он - сколько бы его ни называли гэбэшником, диктатором и т.д. - он, как удачно выразился один обозреватель, вероятно, больший либерал, чем 95% россиян. Он пользуется огромной поддержкой. Он пользуется поддержкой подавляющего большинства народа. Нам необходимо хотя бы чуть-чуть ему помогать. А помощь означает, в том числе, необходимость давать ему что-то в обмен на его поддержку.

МАРГАРЕТ УОРНЕР: Прошу вас обоих буквально в двух словах ответить на такой вопрос - начнем с Майкла Макфола. Раньше отношения с Россией имели для Америки первостепенную важность. Какое значение имеет сегодня тот факт, что у США и России имеется расхождение во взглядах?

МАЙКЛ МАКФОЛ: Сегодня, я думаю, это не имеет особого значения, ведь у нас есть собственные интересы. И их можно определить следующим образом: Ирак, Ирак и еще раз Ирак. У России есть свои национальные интересы, и она не нуждается в помощи Запада, чтобы найти свое место в современном мире. Меня беспокоит другое - что произойдет после Путина. Если страна вернется к настоящей диктатуре - а он, на мой взгляд, сегодня создает для этого предпосылки - то нас действительно ждет новая Холодная война.

ЭДВАРД ЛОЗАНСКИЙ: Мы пытаемся подорвать позиции Путина, но если нам это удастся, то мы окажемся в гораздо худшей ситуации, поскольку национал-фашистские силы в России уже готовы выйти на сцену. Вот тогда дело будет действительно плохо. Вместо того, чтобы подрывать позиции Путина, его следует поддерживать.

МАРГАРЕТ УОРНЕР: Хорошо. Эдвард Лозанский, Майкл Макфол, большое вам спасибо.

_________________________________________________________

Все о выборах на Украине

Судьба Украины ("The Globalist", США)

Восток и Запад ("The Wall Street Journal", США)

Егор Гайдар осуждает позицию Кремля в отношении Украины ("The Financial Times", Великобритания)

Лилия Шевцова: 'Недовольство растет' ("Der Standard", Австрия)

Украина: пятьдесят миллионов жителей, один суп ("New York Post", США)

Политический аутизм России ("L'Express", Франция)

Антисемитизм или коррупция? ("Haaretz", Израиль)

Самый грязный трюк ("Time Europe", США)

"Эйджент оранж" на Украине ("Der Tagesspiegel", Германия)

Отравлен. Но кто это сделал? ("Time", США)

Если вернется 'холодная война' ("L'Espresso", Италия)

Киев смотрит в сторону Брюсселя? ("United Press International", США)

Денис Макшейн: 'Я разочарован риторикой Москвы' ("Die Welt", Германия)

Украинский город купается в 'оранжевом' восторге ("The Washington Post", США)

'Украинскую коррупцию создал Запад' ("Trouw", Голландия)

На Ющенко клевещут, представляя его пятой колонной Вашингтона ("Spiegel", Германия)

Переписывание истории перехода к демократии ("The Guardian", Великобритания)

Будьте бдительны! ("The Daily Telegraph", Великобритания)

Использование яда как инструмента политической борьбы: Украина - не исключение ("The New York Times", США)

Союзник не бросает Януковича в беде ("The Financial Times", Великобритания)

Свобода и демократия на Украине: революционерам нужна поддержка Запада ("The Washington Times", США)

ЕС предлагает партнерство своим соседям, исключая при этом Украину ("Le Monde", Франция)

'Виктор выстрадал столько, сколько обычному человеку пережить не под силу' ("The Financial Times", Великобритания)

Разоблачения на пользу украинской оппозиции ("Le Figaro", Франция)

Украина: Демократия с дистанционным управлением ("Der Tagesspiegel", Германия)

Украина: взгляд из России ("The International Herald Tribune", США)

Украина: как правильно свергнуть диктатора ("Le Temps", Швейцария)

Страна чудес ("The Wall Street Journal", США)

Украинская стратегия Путина оборачивается против него ("USA Today", США)

Что действительно разделяет Украину ("The Baltimore Sun", США)

Балканизация Украины? Темные воды Черного моря ("La Jornada", Мексика)

Украина: Европейская модель ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Страх потери влияния на Украине ("Handelsblatt", Германия)

Конструктивный компромисс на Украине ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)

За Киев надо бороться ("Die Tageszeitung", Германия)

ЕС исключает возможность принятия Украины в свой состав ("The Times", Великобритания)

Новая Украина ("The Washington Post", США)

Серж Шмеманн: Проникнуть в мысли Путина ("The International Herald Tribune", США)

Фолькер Рюэ: 'Россия признает результаты выборов' ("Handelsblatt", Германия)

Украинская карта Путина ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Самое большое унижение Путина ("El Pais", Испания)

Русские считают Украину частью своей Родины ("San Francisco Сhronicle", США)

Путин 'совершил большую ошибку', вмешавшись в политический процесс на Украине ("Council On Foreign Relations", США)

Украинский апельсин - главное блюдо ("Nie", Польша)

Украина торжествует, Москва неистовствует ("Die Presse", Австрия)

Россия в кольце окружения ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Украина на пути к настоящим выборам ("Berliner Zeitung", Германия)

Россия анализирует свои ошибки на Украине ("Los Angeles Times", США)

Украина: Витрина Запада ("Die Welt", Германия)

Сторонников Ющенко ждут разочарования ("The Guardian", Великобритания)

Резкий разворот Украины в сторону Запада ("The New York Times", США)

Медицина роскоши и яда ("La Vanguardia", Испания)

Демократия возможна ("Der Tagesspiegel", Германия)

Ветер разногласий в отношениях между востоком и западом ("Le Figaro", Франция)

Украина: террор оранжистов ("Nie", Польша)

Доказательства отравления Ющенко будут представлены через два дня ("The Times", Великобритания)

Самое большое унижение Путина ("El Pais", Испания)

Неустойчивый гражданский мир в Киеве ("Der Standard", Австрия)

Украина: Демократический процесс ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Вечная подозрительность советского ума ("The New York Times", США)

НАТО 'порывает' со старой Украиной ("ABC", Испания)

Украина - в перекрестье геополитических прицелов ("Executive Intelligence Review", США)

Украина: 'Вопиющий акт' межатлантического сотрудничества ("San Francisco Сhronicle", США)

Восточная Украина знает, что 'Это экономика, идиот!' ("The Moscow Times", Россия)

Русские апельсины ("La Vanguardia", Испания)

ЕС борется за процесс, а не за власть ("The Moscow Times", Россия)

Русский медведь возвращается ("New York Post", США)

Про Украину ("Rebelion", Испания)

Покрасьте нас в оранжевый цвет ("National Review", США)

Для Донецка победитель уже определен ("Bremer Nachrichten", Германия)

Женихи оранжевой революции ("El Pais", Испания)

Украина: Вина Запада ("Die Welt", Германия)

Оранжевый синдром, отравляющий отношения США и России ("United Press International", США)

На Украине расцветает взращенная своими руками свобода("Christian Science Monitor", США)

Разрешение ситуации на Украине затягивается ("Die Tageszeitung", Германия)

Игорь Осташ: 'Правительство Германии должно стать адвокатом Украины' ("Handelsblatt", Германия)

Украина: Патовая ситуация ("Handelsblatt", Германия)

Принимать Украину или нет? Дилемма Европейского Союза ("The Wall Street Journal", США)

Путин играет по крупному - и проигрывает ("The Weekly Standard", США)

Потерял ли Путин Украину? ("United Press International", США)

Уроки кризиса на Украине ("Le Figaro", Франция)

Украина: 'геополитическая война' с большой буквы ("La Jornada", Мексика)

Мир захлестнула волна демократии ("Chicago Tribune", США)

На Украине побеждает здравый смысл ("San Francisco Сhronicle", США)

У Москвы оранжевая пелена перед глазами ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Политический расчет Кучмы("United Press International", США)

Путин зашел слишком далеко, Украина - это не Россия, это нужно знать ("Le Temps", Швейцария)

Как же Путин мог быть так неосторожен? ("Radio France Internationale", Франция)

Что мы делаем на Украине? ("Antiwar.com", США)

Украинских избирателей разделяют разные представления о политике ("The International Herald Tribune", США)

Политический кризис на Украине ставит Москву в тупик ("Le Figaro", Франция)

В Москве растут имперские аппетиты ("Rheinischer Mercur", Германия)

Как разрешить затянувшийся конфликт между Украиной, Россией и Западом? ("RTL Radio France", Франция)

Откуда у Европы столько робости в украинском вопросе? ("El Pais", Испания)

Путинская 'котлета по-киевски' ("The New York Times", США)

Путин споткнулся об Украину ("Newsweek", США)

Восточный фронт - 2004 ("The New York Times", США)

Мир захлестнула волна демократии ("The Financial Times", Великобритания)

Путин не может проиграть ("Il Manifesto", Италия)

Cказать "нет" Владимиру Путину! ("The New York Times", США)

Украина: русские ставят власть на место ("Liberation", Франция)

Русская рулетка ("The Economist", Великобритания)

Путин и Кучма 'посовещались' ("United Press International", США)

Раскол Украины ("La Vanguardia", Испания)

Киевский шах, который тревожит Кремль ("La Repubblica", Италия)

Украина ("Daily Mail", Великобритания)

Ющенко: "Новое голосование - вопрос нескольких дней" ("Liberation", Франция)

Неверный шаг ЕС в отношении Украины ("Handelsblatt", Германия)

Новые кандидаты на подходе ("The Times", Великобритания)

Противоречия между Бушем и Путиным усиливаются ("La Nacion", Аргентина)

Виктор Ющенко: 'Германия должна нас поддержать' ("Die Welt", Германия)

Украинские сценарии ("Berliner Zeitung", Германия)

Русский медведь в агонии ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)

Три театра мировой напряженности ("Le Figaro", Франция)

Украина: Толпа не всегда побеждает ("The Times", Великобритания)

Демократия для Украины ("The Washington Post", США)

Ющенко - реформатор с националистическим душком ("Liberation", Франция)

Европа осознает важность событий на Украине ("Los Angeles Times", США)

Вернуться к природе кризиса ("Liberation", Франция)

Демократия на Украину не торопится ("La Vanguardia", Испания)

США не считают, что отношения с Москвой испортятся из-за кризиса на Украине ("The Washington Times", США)

Украина Шредера ("Die Tageszeitung", Германия)

Демократия как панацея для Кучмы ("El Correo", Испания)

Украина и мы ("Der Tagesspiegel", Германия)

Победа Ющенко не гарантирует победного марша демократии на восток ("The Financial Times", Великобритания)

Вопрос, разделяющий сегодня Украину - это противостояние свободной прессы и линии партии ("The Financial Times", Великобритания)

США и ЕC выступают заодно на Украине ("The Washington Times", США)

Холодная война ("Liberation", Франция)

Шанс для Украины ("El Mundo", Испания)

Заявления России по поводу ситуации на Украине вызывают в памяти времена холодной войны ("The New York Times", США)

Где заканчивается Европа и начинается Азия? ("The International Herald Tribune", США)

Закулисные силы, которые действуют в кризисе на Украине ("The New York Times", США)

Украина идет в суд ("The Daily Telegraph", Великобритания)

Михаил Саакашвили: 'Время действий Москвы в одиночку прошло' ("Berliner Zeitung", Германия)

Украина - решающая ставка для всех нас ("Le Monde", Франция)

Андерс Аслунд: Украина показала, что заслуживает независимости ("The Moscow Times", Россия)

Последний ход Кучмы ("United Press International", США)

Большая битва за Украину ("The Washington Times", США)

Дилемма Буша на Украине ("San Francisco Сhronicle", США)

Плюсы и минусы национализма ("The Guardian", Великобритания)

В провале российских политтехнологов на Украине виноват лично Путин ("Radio France Internationale", Франция)

Внутриукраинские распри: столкновение групповых интересов ("The New York Times", США)

Украина на перепутье ("United Press International", США)

Борцы со свободой ("The Washington Post", США)

Украинский народ ждет ("Christian Science Monitor", США)

Страсти на Украине разжигает пресса ("Christian Science Monitor", США)

'Холодная война за Украину' ("Die Welt", Германия)

Последний ход Кучмы ("United Press International", США)

Путин ("Die Welt", Германия)

Для России в Киеве речь идет не только о власти, но и о душе ("Die Welt", Германия)

Украинские олигархи подстраховываются на случай изменения политической конъюнктуры ("The Financial Times", Великобритания)

Что Путин заварит, то Шредер и подаст ("Der Tagesspiegel", Германия)

Место Украины в битве за Евразию ("La Vanguardia", Испания)

Момент для Кучмы ("The Times", Великобритания)

Опасное безразличие России ("The Washington Post", США)

Шредер и Путин ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Будущее России ("Le Monde", Франция)

Русский медведь с путинским лицом выходит из спячки на Украине ("The Times", Великобритания)

Путинизм на марше ("The Washington Post", США)

Проклятие коммунизма ("The Wall Street Journal", США)

Второй шанс Украины ("The Boston Globe", США)

Украина: столкновение двух схожих элит ("Rebelion", Испания)

Украинские СМИ: В основном мы распространяли ложь ("Die Welt", Германия)

Автономия по-русски ("Der Standard", Австрия)

Откуда такая безучастность? ("Berliner Zeitung", Германия)

Испытание Украиной ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Вопль Украины ("The Boston Globe", США)

Путинский котлован неоцаризма ("El Pais", Испания)

Украинская оппозиция выдвинула ультиматум ("United Press International", США)

Подрывная работа российской власти против украинской оппозиции ("Liberation", Франция)

Украина: Фальсификаторам становится все труднее ("Die Tageszeitung", Германия)

Реалии украинского раскола ("The Independent", Великобритания)

Кремль кладет в качестве жертвы на алтарь стабильности демократию ("Die Welt", Германия)

Хорош ли Виктор Ющенко для евреев? ("Haaretz", Израиль)

Глеб Павловский: 'Оранжевый цвет - цвет детского поноса' ("Die Tageszeitung", Германия)

Украина: Разделяй и властвуй ("Der Tagesspiegel", Германия)

Проблеск здравомыслия на Украине ("The New York Times", США)

'Россия с Украиной в качестве сателлита становится империей' ("Die Welt", Германия)

Размышления о событиях на Украине: Глас народа? Или глас Сороса? ("New Statesman", Великобритания)

Чудо Ющенко ("The Times", Великобритания)

Важный момент для Запада ("Newsweek", США)

Ричард Пайпс: 'Большой Брат' и 'малые русские' ("Newsweek", США)

Путину не следует совать нос в украинские дела. И нам тоже ("The Independent", Великобритания)

Освещение украинских выборов в западных СМИ безнадежно искажено ("The Guardian", Великобритания)

Еще одна бархатная революция ("El Pais", Испания)

Восстание дипломатов ("Stern", Германия)

Украина и вирус демократии ("ABC", Испания)

'Путин рискует провалиться под лед' ("De Telegraaf", Голландия)

Стивен Сестанович: Путин не тот человек, которого хотелось бы пригласить на ужин в семейном кругу ("National Public Radio", США)

Схватка за власть на Украине: Оппозиция надеется на победу ("Der Tagesspiegel", Германия)

Российская оппозиция: "У Шредера что-то с головой" ("Focus", Германия)

Оранжевая революция ("Time", США)

Рискованный промах Путина ("Spiegel", Германия)

Народ Украины сам сделает свой выбор ("Christian Science Monitor", США)

Попытки Путина повлиять на украинские выборы дают обратный результат ("The Wall Street Journal", США)

Украина: Излишние провокации Запада ("The Hindu", Индия)

Два лица Украины ("El Mundo", Испания)

Как бороться с русским медведем ("The Financial Times", Великобритания)

Амбиции России ("Die Welt", Германия)

Россия оказалась не у дел ("Le Monde", Франция)

Украинцы слишком долго были пешками в политической игре ("The Guardian", Великобритания)

Новый раскол между Востоком и Западом ("The New York Times", США)

Польша, другой сосед Украины ("The Wall Street Journal", США)

Над Украиной нависла угроза территориального раздела ("The Financial Times", Великобритания)

Две Украины ("La Stampa", Италия)

Украина: Излишние провокации Запада ("The Hindu", Индия)

Почему на Украине Путин поддерживает олигархов ("La Repubblica", Италия)

Украина: настал решающий момент ("The Wall Street Journal", США)

Путин и ЕС: украинский вид сотрудничества? ("Aktuell.ru", Германия)

Назад в СССР? ("The Wall Street Journal", США)

Украина на краю пропасти ("The Economist", Великобритания)

Михаил Саакашвили: Мы верны обещаниям 'революции роз' ("The International Herald Tribune", США)

Россия сдает свои позиции? ("Radio France Internationale", Франция)

На Украине разыгрывается будущее России ("Le Monde", Франция)

Украинский переворот в постмодернистском стиле ("The Guardian", Великобритания)

Европейская дипломатия: как это должно быть ("The International Herald Tribune", США)

Украина между двумя полюсами ("La Vanguardia", Испания)

Рассерженная Европа осталась в стороне от переговоров Буша и Путина ("Il Foglio", Италия)

Хитрости Италии ("La Repubblica", Италия)

Мы доказали, что мы - нация ("The Independent", Великобритания)

Путин бросает вызов Европе ("Liberation", Франция)

Cырьевой империализм России ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Украина: Испытание для Европы ("Der Standard", Австрия)

Лицемерию Евросоюза должен быть положен конец ("The International Herald Tribune", США)

Украина на грани ("ABC", Испания)

Восход украинской нации ("The Wall Street Journal", США)

Должен ли Запад охладить отношения с Россией? ("Handelsblatt", Германия)

Киев вносит раскол между ЕС и Россией ("Handelsblatt", Германия)

Русские опасаются распада Украины ("Die Welt", Германия)

Юлия Тимошенко: "Битва за Украину" ("ABC", Испания)

Свобода европейцев ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Путин поддерживает олигархов-соседей ("The Wall Street Journal", США)

Испуганные олигархи по-прежнему ставят на Януковича ("The Financial Times", Великобритания)

Украина между Россией и Западом ("El Mundo", Испания)

Буш берется за Путина ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Юлия Тимошенко: миллионерша-революционерка ("The Guardian", Великобритания)

Украина: быть или не быть? ("La Vanguardia", Испания)

Анализ: 'Чистейшей воды демократ' ("Berliner Zeitung", Германия)

Повторенье - мать ученья ("The Times", Великобритания)

Оранжевая революция ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.