27 марта 2003 года. Министр иностранных дел России Игорь Иванов был вчера решительно несдержанным, когда утверждал, что российские компании не нарушают действующих в отношении Ирака санкций Организации Объединенных Наций (ООН). "Нет никаких доказательств нарушения российскими компаниями существующих санкций", - заявил он перед тем, как в резких выражениях обрушиться на Соединенные Штаты. Для того чтобы обороняться подобным образом, у него имелись достаточные основания.

Участие России в вооружении Ирака идет дальше поставок ему передатчиков радиолокационных помех и направления в эту страну специалистов по их эксплуатации. Москва поддерживала разработку Ираком оружия массового поражения (ОМП) и вступила с Багдадом в тайный сговор, чтобы замаскировать свою роль главного поставщика материалов и ноу-хау с целью разработки и производства боеприпасов, снаряженных возбудителем сибирской язвы, токсином ботулизма и вирусом оспы.

Российская поддержка Ирака не нова. В статье Гэри Милхоллина (Gary Milhollin) и Келли Мотца (Kelly Motz) в бюллетене "Commentary" от июля 2001 года отмечается, что инспекторы нашли 300-страничное дело, где подробно расписано соглашение от 1995 года о покупке российской авиационной техники. Там были не только военные летательные аппараты, которые запрещены действующим эмбарго, но также двигатели и системы наведения для дистанционно-управляемых летательных аппаратов, которые могут применяться для доставки к целям боевых отравляющих веществ (ОВ) или биологических рецептур.

В 1999 году Россия согласилась продать Саддаму Хусейну (Saddam Hussein) оружия и военной техники на сумму 100 млн. долл. США. Это соглашение было подписано иракским министром транспорта и связи Ахмедом Халилом (Ahmed Murtada Ahmed Khalil), который руководил программой разработки биологического оружия на объекте "Салман Пак" (Salman Pak) под Багдадом и точно знал, что потребуется Ираку для восстановления своих программ разработки ОМП после войны в Персидском заливе. При нем участие России в иракских программах разработки ОМП увеличилось. Ракеты "Scud-C" (условное обозначение НАТО, присвоенное одному из типов советских оперативно-тактических ракет - прим. пер.), или "al-Hussein" (так их назвали в Ираке - прим. пер.), были приобретены Ираком при содействии российских высокопоставленных военачальников и торговцев оружием. Ракеты "al-Hussein" с помощью российских технологий были переоборудованы в средства доставки химического/биологического оружия.

В 1998 году Специальной комиссии ООН (Unscom) не позволили проверить утверждение Ирака о том, что головные части ракет "al-Hussein" уничтожены. В то время Россия в союзе с Францией и Германией проводила кампанию за ослабление инспекционного режима в Ираке и противилась решению администрации Клинтона (Bill Clinton) бомбить Ирак, чтобы заставить его подчиниться требованиям мирового сообщества. До сего дня инспекторы считают, что Ирак сохраняет свой арсенал химических боеприпасов, включающий головные части ракет "al-Hussein" в химическом/биологическом снаряжении, 2000 авиационных бомб, 15000-25000 неуправляемых ракет и 15000 артиллерийских снарядов. Ирак, возможно, сохраняет также выливные авиационные приборы (ВАП) для распыления биологических рецептур, которыми могут быть оснащены его самолеты "Mirage" F-1.

Россия, похоже, помогала Ираку осуществлять более амбициозную программу разработки биологического и химического оружия. Бывший руководитель инспекторов по биологическому оружию Специальной комиссии ООН Ричард Шперцель (Richard Spertzel) приводит в качестве обоснования для такого вывода состоявшиеся в 1995 году переговоры между Россией и Ираком о поставках ферментационного оборудования, включавшего, в том числе, бродильный чан на 5000 л. Он отмечает, что чан, который Москва согласилась поставить Ираку для производства одноклеточного животного белка, был в 10 раз больше самого крупного чана, который Ирак, согласно собственному признанию, использовал для ферментационного процесса производства биологических рецептур. Документы, которые нашел г-н Шперцель, свидетельствуют о соглашении между руководителями иракских программ разработки ОМП и российскими специалистами относительно "разработки, производства и эксплуатации завода". В этом соглашении - которое, как утверждает Россия, касалось продажи оборудования для производства корма для животных - были упомянуты фамилии директора иракской программы исследований токсина ботулизма, главного инженера завода по производству химического оружия в местечке Эль-Хакам (Al Hakam) и известных членов военно-промышленной комиссии Ирака. Ирак публично признал, что на объекте "Эль-Хакам" производились возбудитель сибирской язвы и токсин ботулизма. Хотя Россия начисто отрицает свое участие, она отказалась разрешить г-ну Шперцелю проинтервьюировать россиян, чтобы определить, действительно ли вышепоименованное оборудование было поставлено Ираку. В 1996 году инспекторы ООН закрыли объект "Эль-Хакам", однако г-н Шперцель продолжает считать, что российское оборудование было поставлено в Ирак и спрятано где-то в другом месте.

Ключевыми учеными Специальной комиссии ООН были россияне, имевшие непосредственное отношение к советской программе разработки биологического оружия. Тарик Азиз (Tariq Aziz) во взаимодействии с премьер-министром России Евгением Примаковым постарались укомплектовать инспекционные группы россиянами, которых выбрала Москва. Эта хитроумная манипуляция принесла свои плоды. Г-н Шперцель вспоминает, что россияне "постоянно толковали всяческие сомнения в пользу иракцев". Они, к примеру, заявляли, что "никак невозможно, чтобы завод 'Эль-Хакам' был предприятием "двойного предназначения". Однако г-н Шперцель "на 100% уверен, что Ирак изготовлял боеприпасы, снаряженные вирусом оспы", и что россияне из состава его инспекционной группы "панически боялись" его усилий по поискам объектов, где производился вирус оспы. И у них на то были основания, поскольку Россия, вполне вероятно, поставила иракцам первоначальный вирус. Центральное разведывательное управление (ЦРУ) США подтвердило, что в 1990-х годах российский ученый Неля Мальцева доставила штамм - получивший название Аральского штамма в честь вспышки заболевания оспой в 1971 году в городе Аральск, на северном берегу Аральского моря - в Ирак. В Советском Союзе факт вспышки заболевания оспой в 1971 году был засекречен; сегодняшнее поколение ученых-бактериологов в Москве отрицает, что г-жа Мальцева передавала иракцам какие-то вирусы.

В 2002 году Алан Зеликов (Alan Zelicoff), советник инспекционной группы и старший научный сотрудник Национальной лаборатории Сандия (Sandia National Laboratories), который в российских эпидемиологических подразделениях руководил программой мониторинга гепатита С, рассказал о секретном докладе советской эпохи, посвященном вспышке заболевания оспой в Аральске. Вынужденные признать факт вспышки, российские соратники г-на Зеликова заявили, что это была естественная вспышка заболевания, вызванная "садовым вариантом" вируса оспы. Однако после бесед с жертвами и анализа времени и траектории распространения заболевания д-р Зеликов пришел к заключению, что эта вспышка была вызвана "новым смертоносным штаммом оспы, который был унесен ветром, по меньшей мере, на 20 миль (1 морская миля = 1,853 км) от секретного полигона биологического оружия на одном из островом Аральского моря и заразил экипаж судна". Из шести взрослых, имевших контакт с этим штаммом, пятеро заболели, несмотря на то, что им была сделана прививка против оспы. Д-р Зеликов и другие считают, что этот штамм более заразен и, возможно, способен противостоять вакцине. Прошлым летом он обратился к своим коллегам в России с просьбой помочь ему обнаружить этот штамм и определить, способна ли ныне используемая противооспенная вакцина защитить людей от заражения данным штаммом. Они коротко ответили, что такого штамма не существует - и придерживаются этой позиции по сей день.

Другие страны - в силу своей беспечности или по умыслу - предоставили Ираку материалы и оборудование, необходимые для продолжения его программ разработки биологического и химического оружия. Но никто другой не сделал больше для воссоздания саддамовского арсенала и никто так активно не способствовал сокрытию истины, как Россия. Если это оружие будет применено против наших войск или окажется в руках террористов, Владимир Путин, вполне возможно, выяснит, что ему никогда больше не получить приглашения на техасское ранчо г-на Буша-младшего (George W. Bush).

Г-н Гольдберг специализируется по проблемам биотерроризма и новым разработкам в области медицины

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.