Каждый год мы получаем множество исторических художественных фильмов и литературных аранжировок самых разных форм и размеров. Но все эти новинки можно свести к нескольким главным составляющим: развевающиеся платья, старинные прически, безудержный хороший вкус. Определенная часть любителей кино всегда будет испытывать влечение к таким картинам просто в силу того, что они им приятно знакомы. Но кинопродюсеров это не остановит, и они будут продолжать свои эксперименты, то вставив песни из рока 70-х в художественное оформление 14-го века («История рыцаря»), то введя Шекспира в современный мир («10 причин моей ненависти»), то просто потому что продюсер это Баз Лурманн (Baz Luhrmann). Каким бы ни был конкретный подход, все эти фильмы-переделки пытаются доказать, что их сюжеты актуальны и насущны для современного зрителя. Наверное, это креативно, но такие фильмы иногда похожи на надоедливые трюки, и привлекают к себе внимание лишь тем, что показывают, насколько неуважительно относятся к зрителю их продюсеры. 

 

Новый фильм «Анна Каренина» доставляет удовольствие в связи с тем, что это переосмысленная адаптация, но адаптация умная, не выбивающая вас из сюжета, о котором она повествует. Для людей, убежденных в том, что адаптацию Толстого они не будут смотреть ни в каком виде, режиссер Джо Райт (Joe Wright) подает материал тонко, без лишнего радикализма, из-за чего такие зрители могут передумать. Но эта «Анна Каренина» сумела рассказать о своей эпохе таким мощным языком, который можно назвать универсальным. Здесь присутствует хороший вкус, но без излишеств.

 

Действие происходит в России в 1870-е годы, как и в книге. Мы знакомимся с Анной (Кира Найтли), женой важного государственного чиновника Каренина (Джуд Лоу). Стойкость их брака вскоре оказывается под угрозой, когда она встречает Вронского (Аарон Тейлор-Джонсон) - молодого офицера с таким пылким взором, который почти всегда в фильмах такого рода является пропуском к адюльтеру. Анна и Вронский осознают возможные последствия, если они пойдут навстречу своей страсти. И конечно, они идут ей навстречу - невзирая ни на что.

 

Адаптации литературных произведений похожи на группу, которая делает римейк популярной песни. Они либо верно и преданно следуют оригиналу, проявляя к нему почтение, либо разворачиваются совсем в другом направлении, надеясь привнести что-то новое в хорошо известную всем песню. И если Лурманн сделал карьеру, идя вторым путем, то Райт остался верен первому. Два его первых фильма, «Гордость и предубеждение» и «Искупление», не вызвали особого возмущения у традиционалистов, сохранив верность источнику. Но что касается «Анны Карениной», то здесь он принимал решение прямо перед съемками, которые проходили в основном в обветшавшем театре с разными декорациями, которые порой подчеркнуто менялись за актерами, двигавшимися в пространстве. 

 

Такой гамбит мог стать претензией на большую оригинальность, привлекая внимание к техническим деталям съемки, а не к сюжету картины. Но Райту в основном удалась задумка с переосмыслением, что случается редко: он сохранил верность роману, и в то же время встряхнул аудиторию, заставив ее посмотреть на текст по-новому.

 

Отчасти его успех объясняется тем, что столь подчеркнуто театральный подход играет на руку произведению Толстого. Поместив всех актеров в одно физическое пространство, «Анна Каренина» Райта подчеркивает ощущение клаустрофобии, которая ловит героев в капкан их собственных судеб. Редко я столь явственно ощущал неспособность героини свободно перемещаться в своем мире из-за раздвоенной привязанности. (Проведя какое-то время с Вронским, Анна возвращается домой, где Каренин в реальности фильма находится в соседней «комнате».) И если Анна чувствует себя скованной и загнанной в угол, то такое ощущение возникает у всех в фильме, в том числе у брата Анны, у его лучшего друга, да и у всего российского общества, живущего в этом большом театре. 

 

Конечно, все это было бы неважно, если бы герои фильма были вам безразличны. Однако Найтли и Тейлор-Джонсон составили очаровательную пару. Найтли актриса по-прежнему очень неровная, но это уже ее третий фильм с Тейлором-Джонсоном, и та дерганая манерность, которую она демонстрирует в картинах с другими режиссерами, здесь отсутствует. Ее Анна - это женщина, полностью поглощенная своей страстью к мужчине, и когда он ей достается, Найтли показывает такую грань своего мастерства, какую мы раньше не видели. А что касается Тейлора-Джонсона, то он быстро становится одним из лучших наших молодых актеров.

 

С самого начала своей карьеры Райт всегда отличался неким позерством. Даже в «Гордости и предубеждении» он нашел способ сделать шаблонную сцену бала весьма захватывающей, проследив за Найтли и Макфейденом одним долгим кадром. Он делал такие же длинные, не прерывающиеся кадры в «Искуплении», но в «Анне Карениной» он превзошел самого себя, сделав несколько надолго запоминающихся сцен. Райт снова и снова изыскивает пути, чтобы подчеркнуть эмоциональность и драматизм сцен фильма, но при этом сохраняет чувство меры.

 

Естественно, на сцене «Анна Каренина» выглядит несколько искусственно. Вы всегда помните, что смотрите постановку. Но это идет на пользу картине, показывая всех этих людей как героев одной грандиозной драмы, в которой их судьбы предопределены. Райт хорошо известен такими престижными и претендующими на награды картинами, и даже в «Анне Карениной» он не сумел избежать определенной перегруженности хорошим вкусом. (Лоу в особенности кажется закованным в кандалы приглушенной меланхолии своего героя.) Однако Райт сумел смешать хороший вкус и страсть. Он не изобретал «Анну Каренину» заново и не пытался делать из нее какой-то модерн. Как в любой хорошей адаптации, он взял лучшие элементы из исходного материала и нашел способ сделать так, чтобы они заговорили. И он сумел сделать это без всякого современного рока.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.