13 сентября госсекретарь США Хиллари Клинтон подписала соглашение по баллистической противоракетной обороне с находившимся с визитом в США министром иностранных дел Румынии Теодором Бакончи (Teodor Baconschi). Это соглашение подразумевает создание и функционирование элемента американской баллистической противоракетной системы SM-3 в Румынии. Между тем, американо-польское соглашение по ПРО вступило в силу. Агрессивные действия США раскрыли их истинные намерения в плане «перезагрузки» с Россией и стали свидетельством напряженных двусторонних связей в области безопасности.

Есть три важных момента, которые оказывают влияние на США и на Россию в том, что касается системы противоракетной обороны. Первый момент касается масштаба и мощности ракет-перехватчиков в Европе. Россия надеется, что система ПРО предназначена только для того, чтобы иметь возможность справиться с угрозами со стороны Ирана и Северной Кореи (как заявляют США), а не будет представлять собой неограниченную и быстро растущую систему. Второй момент: Россия надеется создать совместную систему противоракетной обороны с Соединенными Штатами и НАТО, где все три стороны будут в равных условиях. Но ни США, ни НАТО не хотят разделять интересы европейской безопасности с Россией. Они не хотят, чтобы у России были ключи от европейской противоракетной системы. Третий момент имеет отношение к тому, смогут ли США и НАТО дать юридически обязывающие обещания России, гарантирующие то, что Россия сама не окажется целью их систем противоракетной обороны.

Все эти вопросы овеяны историей. Во время холодной войны система противоракетной обороны в плане надежности и эффективности политики ядерного сдерживания была ключевым элементом для поддержания «баланса страха» между Соединенными Штатами и Советским Союзом. Обе стороны подписали Договор об ограничении систем ПРО для временного решения этих вопросов. В первое десятилетие после холодной войны США занялись повышением потенциала своих систем ПРО в зонах военных действий. Ни одна из сторон не добилась особого прогресса в отношении изменения или отмены договора. После терактов 11 сентября 2001 года администрация Буша вышла из договора. Из-за глобальной ситуации в плане терроризма в то время Россия молчаливо поддержала это решение. Однако система противоракетной обороны всегда была  камнем преткновения, когда речь заходила о двусторонних связях.

Российские опасения в отношении американских систем противоракетной обороны имеют глубокие корни. Россия не обеспокоена нынешним строительством и размещением объектов ПРО, потому что до завершения создания этих систем есть еще пара лет. Более того, только 50% американских тестов наземных перехватчиков завершились успешно с 1999 года. Что реально беспокоит Россию, так это мощность систем ПРО. Хотя европейские ракеты SM-3 пока и не могут перехватывать российские межконтинентальные баллистические ракеты, ситуация в этом плане может измениться к 2020 году, когда европейские ракеты будут модернизированы. По данным, представленным Государственным советом США в начале июня, у России остается только 1 537 стратегических ядерных боеголовок, размещенных на 531 носителе. Это означает, что Россия достигла согласованного уровня по числу боеголовок с того момента, как она подписала соглашение об ограничении наступательных вооружений с США, и в прошлом году оно вступило в силу. Сокращение дает России достаточно оснований беспокоиться по поводу конструирования элементов американской системы ПРО.

По сравнению с ее силой и мощью во время холодной войны и в первые годы после ее окончания, Россия ослабела в плане ПРО. Что ей сегодня нужно, так это стабильные и ориентированные на будущее стратегические отношения с США, которые базировались бы на принципе равенства. Однако несмотря на красивые слова, которые звучали на последних встречах лидеров и представителей России и США и России и НАТО, ни одна из потребностей России в настоящее время не выполнена.

На первый взгляд, ход вещей выглядит позитивным для России. Президент Обама высказался за «перезагрузку» американо-российских связей и выразил желание усилить сотрудничество с Россией по стратегическим вопросам. Однако большая часть из этого - пустая риторика. Мы слышали разговоры о «перезагрузке», но никаких действий не последовало. Если разумные и обоснованные опасения России в отношении ПРО не будут должным образом развеяны, маловероятно, что мы увидим какое-либо значимое будущее сотрудничество между США и Россией по таким вопросам как ядерное разоружение, борьба с терроризмом и нераспространение ядерного оружия. История учит нас, что связи в области обороны между Россией и США шатки и неустойчивы. Вместо того, чтобы наблюдать частые серии встреч и саммитов, и слышать позитивный язык деклараций с обеих сторон, мы наблюдаем историю соревновательности, конкуренции и стратегического своекорыстия. Поэтому способность, или неспособность, обеих сторон сотрудничать по вопросу о системах ПРО станет ключевой для будущего двусторонних связей этих стран в области безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.