Немногие компании умеют выжать больше прибыли из каждого доллара инвестиций, чем ExxonMobil, поэтому можно предположить, что президент корпорации Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) осознает риски, на которые он идет, затевая с Владимиром Путиным проект по разведке нефти в российской Арктике. Официальным партнером Exxon будет российская нефтяная компания «Роснефть», однако на деле в Москве в любом совете директоров председательствует г-н Путин. Если компания с ним поссорится, ее инвестиции могут пропасть быстрее, чем вы произнесете: «Михаил Ходорковский».

Этот прекрасно всем понятный политический риск, делает тот факт, что американская нефтяная компания вынуждена вкладывать миллиарды долларов в российскую Арктику, в то время как наши собственные арктические территории остаются недоступными по политическим причинам, еще более прискорбным. У Exxon есть большой опыт бурения на Аляске. Проводить буровые работы в Арктическом Национальном заповеднике дикой природы дешевле, чем в Северном ледовитом океане, и не так рискованно. Однако демократы из Вашингтона фактически запретили проводить геологоразведку на Аляске.

Администрация Обамы использует экологическое законодательство, чтобы воспрепятствовать экономическому развитию американского Крайнего Севера. Она просто старается не выдавать разрешения на разработку арендованных участков. Conoco потратила пять лет на то, чтобы получить доступ к одному из своих участков в Национальном нефтяном резерве, и в итоге так и не получила разрешения от Инженерных войск США. Те же Инженерные войска отказали Exxon в праве проводить работы на Северном склоне Аляски. Shell в этом году махнула рукой на проект в море Бофорта, так и не сумев за пять лет получить разрешение от Агентства защиты окружающей среды. Неудивительно, что ExxonMobil решила в итоге вести дела с русскими. Есть ли у нее другие альтернативы?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.