Известный специалист по когнитивной психологии Герд Гигеренцер (Gerd Gigerenzer) в 2004 году опубликовал в журнале Psychological Science классическую статью, которая, на мой взгляд, объясняет некоторые странности американской энергетической политики.

 

В этой статье, озаглавленной «Пугающий риск, 11 сентября и смертоносные автомобильные аварии» («Dread Risk, September 11, and Fatal Traffic Accidents»), Гигеренцер определяет «пугающие риски» как события, происходящие редко, но имеющие большие негативные последствия. Хороший пример пугающего риска – теракты 11 сентября. Террористы нечасто захватывают самолеты, но, когда это все же случается, может - к всеобщему ужасу - погибнуть много людей. Поэтому такие события производят сильное впечатление и прочно врезаются в память тем, кто оказывается их свидетелями. Какой американец, переживший 11 сентября, сможет забыть жуткие образы самолетов, врезающихся в здания, и людей, выпрыгивающих из окон навстречу смерти, чтобы не сгореть заживо. 

 

Однако сама яркость подобных событий мешает здравому суждению. После 11 сентября миллионы людей не один месяц избегали воздушного транспорта, предпочитая передвигаться на автомобилях. Тот факт, что погибнуть или серьезно пострадать проще на дороге, чем во время коммерческого перелета, они во внимание не принимали.

 

Обработав данные по спаду авиаперевозок, росту числа пройденных автомобилями в США миль и известную статистику аварий на воздушном и автомобильном транспорте, Гигеренцер убедительно доказал, что за первые три месяца после терактов из-за возросшего пользования автотранспортом погибло больше американцев (по сравнению с числом погибших, ожидаемом при обычном уровне пользования воздушным транспортом), чем в самолетах, захваченных 11 сентября.

 

К сожалению такой же сценарий, ведущий к явному увеличению ущерба, сейчас разворачивается по итогам недавно поразившего Японию масштабного землетрясения, которое серьезно повредило несколько атомных электростанций, особенно АЭС «Фукусима-1». После рекордно сильного землетрясения – его мощность составила 9,1 балла по шкале Рихтера, а землетрясения такой силы случаются в мире раз в триста лет – и гигантского цунами, реакторы АЭС оказались повреждены. По отдельности их повреждения были расценены как 5 уровень по Международной шкале ядерных событий (INES), вместе им был присвоен высший, 7 уровень, то есть уровень Чернобыльской катастрофы. 

 

INES, как и шкала Рихтера - это логарифмическая шкала, каждый уровень которой означает десятикратное ухудшение ситуации.

 

Американские СМИ освещали землетрясение, цунами и вызванные ими проблемы на АЭС с максимум пугающих подробностей. Возьмем, например, Wall Street Journal – это издание, обычно не склонное к истерике по поводу технологических катастроф, опубликовало в специальной рубрике «Катастрофа в Японии» («Disaster in Japan») огромное количество статей о кризисе с крайне тревожными заголовками. Среди них были, в частности, такие: «Пережившие Чернобыль видят параллели с кризисом» («Chernobyl Survivors See Parallels in Crisis»), «Новый исход, вызванный страхами перед радиацией» («Radiation Fears Prompt New Exodus»), «Власти пытаются предотвратить расплавление ядер в двух реакторах» («Officials Struggle to Prevent Meltdown at Two Reactors») и «Радиация заставляет опасаться японских продуктов» («Radiation Spurs Fears Around Japanese Food»).

 

Схожим образом повели себя и Fox News, радиошоу Шона Ханнити (Sean Hannity) и Drudge Report. А ведь все это вроде бы СМИ, выступающие на стороне свободного рынка!

 

Однако что эта катастрофа на самом деле дала нам понять о ядерной энергетике? 

 

Случившееся только показало, какова ее относительная безопасность. Не абсолютная безопасность – абсолютной безопасности вообще не бывает, - а именно относительная.

 

Давайте вспомним несколько фактов о ядерной энергетике. Самой крупной катастрофой в ее в целом спокойной истории была Чернобыльская авария, в ходе которой у халтурно построенного, плохо спроектированного – у него даже не было купола защитной оболочки – и скверно обслуживавшегося советского реактора расплавилось ядро. В результате в общей сложности от лучевой болезни погибли два десятка сотрудников станции и ликвидаторов.

 

Напротив, авария в Фукусиме не была связана с проблемами конструкции АЭС. «Фукусима-1» фактически вынесла намного более сильное землетрясение, чем те на которые она была рассчитана. Землетрясений такой мощности в Японии, возможно, не было уже тысячу лет. Сбой в системе охлаждения стал последствием не самого землетрясения, а вызванного им цунами. Пока в результате частичного расплавления ядра погибли двое работников, а количество радиоактивных веществ, выброшенных реакторами «Фукусимы-1» не превышает максимум одной десятой чернобыльских выбросов. 

 

Посмотрим на Соединенные Штаты. У нас имеется больше 100 ядерных реакторов на 65 электростанциях. В общей сложности они поставляют Америке около 20% потребляемого ею электричества. При этом почти за 60 лет выработки ядерной энергии не отмечено ни одного случая смерти в связи с этим процессом. Также не отмечено ни одной смерти за те почти 60 лет, в течение которых ядерная энергия используется на нашем военном флоте (включая атомные подлодки). Сравните это со 100 000 жизнями, которые унесла за прошлый век угольная промышленность. Да, угольные шахты в наше время безопаснее, чем раньше, но даже сейчас в них гибнут около 30 человек в год. Кроме того, каждый год диагностируются примерно 4000 новых случаев легочного антрокоза.

 

Но с углем люди хорошо знакомы, поэтому связанные с ним смерти и увечья не внушают обществу ужас. Не пугает публику и тот факт, что угольные электростанции каждый год выбрасывают в воздух тонны вредных веществ, в том числе – и в этом есть некая ирония - огромное количество радиоактивных соединений. Нам комфортно со знакомыми факторами, сколько бы они ни несли смертей и болезней.

 

То же самое относится и к источникам энергии, которые общество обычно считает безопасными – таким как нефть и природный газ. Каждый год около сотни человек гибнет в ходе добычи нефти и газа. Несколько жизней каждый год уносят взрывы газа в домах и случаи возгорания бензина. В 1944 году взрыв газа в Кливленде убил 130 человек. Как ядовито заметил Пьер Госселен (Pierre Gosselin), свечи убивают в год больше американцев (примерно 130 человек), чем ядерная энергетика (ровно 0)! Ветроэнергетика также уносит больше жизней, чем АЭС.

 

Трагедия в Японии привела к волне антиядерных настроений как в США, так и за их пределами. В частности, в Германии катастрофа на «Фукусиме-1» дала отличное оружие в руки и без того могущественным антиядерным силам. Сейчас даже некоторые представители правящей в стране правоцентристской коалиции требуют от правительства закрыть многие – если не все - из 17 немецких АЭС. Местные левые во главе с «Зелеными» (которых часто называют «арбузами», намекая, что они зеленые снаружи и красные внутри) давно добиваются отказа от ядерной энергетики.

 

Кроме того, Италия заморозила все новые проекты строительства АЭС до получения результатов проверки безопасности, которая должна пройти на европейских атомных электростанциях. О такой же мере объявил и Китай. В США опросы показывают резкое уменьшение числа сторонников ядерной энергии. 

 

Однако не все страны реагируют на события в Японией антиядерной истерией. Например, Литва объявила, что она будет строить свой 3,4-мегаваттный реактор. Заместитель министра энергетики Литвы Ромас Шведас (Romas Svedas) заявил после того, как принес японцам свои соболезнования: «Сейчас лучшее время для строительства АЭС! Мы будем продолжать осуществлять наш проект без всяких изменений».

 

Новая литовская АЭС будет покрывать половину потребности страны в электроэнергии, а также будет поставлять электричество Латвии и Эстонии.

 

Разумеется, необычайное здравомыслие Литвы – продукт ее истории. После многократных нападений со стороны России и жестоких притеснений в составе советской империи в литовцах укоренилась тяга к независимости вообще, и к энергетической независимости в частности. А чтобы литовская коллективная национальная память вдруг не затуманилась, русские всего два года назад дали этой стране хороший урок реальной политики, прекратив поставки природного газа суровой зимой в попытке вынудить европейцев платить больше, а заодно и утвердить контроль над своими бывшими колониями. 

 

Большинство других восточноевропейских стран также выразили готовность продолжать осуществление своих планов в области ядерной энергетики - по тем же причинам, что и Литва.

 

Хорошо бы и нам, американцам, быть такими же дальновидными!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.