Двусторонний договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 5 февраля 2011 года вступил в силу. Этот договор должен действовать в течение 10 лет. Он предусматривает сокращение количества ядерных боезарядов до 1550 единиц, а межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет  на подводных лодках и тяжелых бомбардировщиков – до 700 единиц. Этот договор пришел на смену СНВ-1, срок действия которого истек.

Новое соглашение вызвало споры и противоречия. Когда его обсуждали в декабре 2010 года в Государственной Думе, организация под названием «Евразийский союз молодежи»провела возле здания Думы пикет против подписания договора. Его участники скандировали такие лозунги как «Новый СНВ это предательство!» и «Новый СНВ это война!»

Атмосфера внутри здания Госдумы была также накаленной. Руководитель коммунистической партии Геннадий Зюганов заявил, что «ядерное оружие это последний имеющийся у России аргумент, и что самое главное, любое сокращение военного потенциала ставит под угрозу нашу безопасность». Его поддержал и председатель Либерально-демократической партии России Владимир Жириновский. Жириновский заявил, что этот договор существенно ослабляет военную мощь России.

Профессор Академии геополитических проблем Петр Белов особо подчеркивает самый невыгодный для России пункт этого договора, который касается обмена данными телеметрии. Иными словами, это информация, передаваемая с летящей ракеты. Он говорит: «В новый СНВ не включены положения о телеметрии для контроля за соблюдением договора. Однако по какой-то причине там говорится об обмене телеметрическими данными. Не потому ли, что США не планируют в ближайшем будущем проводить испытания новых баллистических ракет, а Россия испытывает ракеты РС-24 «Ярс» и «Булава»? Получаемые на испытательных пусках телеметрические данные США могут использовать для доработки и настройки своей системы противоракетной обороны с целью перехвата российских ракет».

Член президиума ЦК КПРФ и секретарь ЦК КПРФ по международным и экономическим делам Леонид Калашников выступил с обстоятельной критикой этого договора:

«Во-первых,  этот договор никак не ограничивает ядерные арсеналы союзников США. Между тем, у членов НАТО Франции и Великобритании сегодня примерно 460 ядерных боезарядов на стратегических носителях.

Во-вторых, вопреки совершенно  очевидному здравому смыслу, в этом договоре один тяжелый бомбардировщик считается как один ядерный боезаряд. Между тем, самый массовый американский тяжелый бомбардировщик В-52H может нести 20 крылатых ракет с ядерными боеголовками. Таким образом, имея около ста таких бомбардировщиков, США могут разместить на них до 2000 ядерных боезарядов, формально не выходя за ограничения соглашения. В этом случае общее число стратегических боезарядов США может достичь 3500, что более чем вдвое превысит российский стратегический ядерный арсенал, ограниченный Договором СНВ-3.

Третье: договор никак не ограничивает «возвратный» ядерный потенциал. Для выполнения лимитов по договору достаточно снять с ракет часть боеголовок. При этом, опять вопреки здравому смыслу, платформы, рассчитанные на большее число боеголовок, можно оставить на ракетах. А снятые боеголовки складировать где угодно, хоть рядом с носителями. Из-за этого на американских ракетах «Минитмен-3» и «Трайдент-3» число боеголовок может быть доведено почти до 4000, что в два с половиной раза больше лимитов соглашения.

Пятое: договор никак не ограничивает число крылатых ракет большой дальности морского базирования и не считает их стратегическим оружием. Между тем, Соединенные Штаты на протяжении 30 лет постоянно увеличивают число крылатых ракет в составе своих ВМС. По оценкам экспертов, на американских кораблях и подлодках постоянно размещено от 2800 до 3600 ракет «Томагавк». А при максимальной загрузке «томагавками» кораблей и подводных лодок ударный потенциал американских ВМС  может достичь 10 тысяч крылатых ракет. Возможности российского флота по этому показателю примерно в 20 раз меньше.

Российские военные поддержали этот договор. Начальник Генерального штаба вооруженных сил Российской Федерации генерал армии Николай Макаров заявил: «Соглашениями, достигнутыми в рамках этого договора, снимаются взаимные озабоченности, что полностью соответствует интересам безопасности России».

Заместитель начальника главного оперативного управления Генерального штаба генерал-майор Сергей Орлов отмечает: «Договор не накладывает никаких ограничений на развитие и совершенствование российской ядерной группировки. По нашим расчетам, зафиксированные в договоре количественные параметры позволяют российским вооруженным силам всесторонне обеспечивать стратегическое сдерживание в мирное время и с гарантированной вероятностью уничтожать ядерные объекты противника в военное время».

Председатель комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов также отмечает, что «договор СНВ-3 позволит России сэкономить миллиарды долларов на переоснащении существующих средств доставки, не мешая модернизации вооружений».

Время покажет, эффективен договор СНВ-3 или нет. Однако сегодня большинство экспертов согласно с тем, что эпоха двусторонних российско-американских соглашений подошла к концу, и что теперь и другим ядерным державам пора подписать договоры о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений.

Павел Кошик внештатный журналист. Он живет в России и пишет для ряда местных периодических изданий, а также для российской версии хорошо известных журналов MAXIM и FHM.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.