Прохладные дипломатические отношения начали таять как арктический лед, когда на этой неделе Норвегия достигла соглашения с Россией касательно 40-летнего спора о разграничении Баренцева моря, а канадский министр иностранных дел Лоуренс Кэннон (Lawrence Cannon) в четверг провел сердечную встречу с российскими чиновниками в Москве.

Однако тенденция к потеплению вряд ли ликвидирует конфронтацию Оттавы с Москвой по поводу претензий на арктический шельф, который может решить судьбу одной четвертой нетронутых запасов нефти и газа.

“Решение будет приниматься исключительно исходя из геологии и международного права”, сказал Майкл Байерс (Michael Byers), специалист по Арктике в Университете Британской Колумбии. “Конвенция ООН по морскому праву невероятно точно детализировала положения, основанные полностью на научных данных”.

Кэннон сказал, что его встречи с российским коллегой Сергеем Лавровым и известным российским исследователем Арктики Артуром Чилингаровым были “плодотворными”, и что они обменялись мнениями по “вопросам в сфере общих интересов”, что, как надеется Россия, сможет привести к совместным действиям в стремительно тающей зоне.

Это большой прорыв спустя год после того, как в жестком российском документе по национальной безопасности заявлялось, что в конкуренции за ресурсы не исключается возможность использования военной силы для решения проблем, которые могут разрушить баланс сил на границах России и ее союзников.

Ранее Москва анонсировала план по расположению военных баз вдоль арктической границы.

Однако в четверг Кэннон встал на вежливо-жесткую позицию, сказав журналистам, что “снова выразил непоколебимую решимость правительства защищать суверенитет Канады и подчеркнул тот факт, что территориальная целостность Канады обсуждению не подлежит”.

Это более прохладный обмен мнениями, если сравнить его со встречей Дмитрия Медведева с премьер-министром Норвегии Йенсом Столтенбергом (Jens Stoltenberg) – они подписали соглашение в портовом городе Мурманск и обязались продвигать сотрудничество по нефтяным и газовым проектам с “различной степенью интенсивности”.

Баренцево море хранит в себе запасы углеводородов с обеих сторон раздела. Однако Россия хотела бы расширить свою территорию до Хребта Ломоносова, который протягивается через океанское дно между Гренландией и Россией. И Канада, и Россия обе настаивают на том, что он принадлежит их континентальному шельфу.

Победитель может получить право на разработку более миллиона квадратных километров потенциальных месторождений нефти и газа, которые лежат под океанским дном.

Россия представила заявку в ООН в 2001 году, однако ей было отказано из-за недостаточности доказательств. Шесть лет спустя она разозлила Оттаву, установив на океанском дне российский флаг, как дерзкую декларацию о намерениях.

С тех пор и Россия, и Канада предпринимали экспедиции по исследованию глубин Арктического океана в надежде найти решающие доказательства, которые убедят ооновское Международное управление по морскому дну в том, что территория принадлежит им.

Согласно Конвенции по морскому праву, страны могут эксплуатировать ресурсы лишь в прибрежной зоне радиусом 200 морских миль. Однако границы могут быть расширены, если они смогут доказать, что структура подводного континентального шельфа “естественным образом продолжена” и имеет схожую с их шельфом структуру.

Канада, Россия, Норвегия, Дания и США граничат с этими территориями и надеются отхватить себе кусок Арктического пирога.

Тем временем, доклад американского Национального центра данных по исследованию снега и льда утверждает, что уровень льда в Арктике достиг третьего рекордно низкого уровня, что потенциально откроет новый морской коридор, по которому можно будет переправлять нефть и газ между Европой и Северной Америкой.

Перспектива привела в уныние ученых-экологов, которые опасаются, что морские млекопитающие могут подвергнуться опасности, и что в случае распространения нефтяных и газовых проектов хрупкий арктический регион может оказаться под угрозой.

“Нас беспокоит то, что происходит в Арктике”, говорит Оран Янг (Oran Young), эксперт по экологии Арктики из Калифорнийского Университета, город Санта-Барбара. “Развитие наблюдается не только в сфере углеводородов, но также стало больше перевозок, рыбной ловли и туризма. Наше беспокойство усиливается”.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.