- Карэн Арменович, 26 июля Куба празднует 50-летие своей первой революции - штурма казарм Монкада. Как все это было тогда? Какова была реакция на неудачный штурм в СССР?

- В нашей стране на протяжении 30 лет с 1960 года - с момента, когда Куба все плотнее стала входить в сферу советского экономического и военно-политического влияния - каждый год 26 июля торжественно отмечали годовщину штурма Монкады. Но если заглянуть в 1953 год, то вы ни в одной советской газете не найдете ни строчки об этом важном для Кубы событии.

Ни одной строки о том, что 26 июля 1953 года в городе Сант яго де Куба - во втором по значению после Гаваны городе - на востоке страны горстка революционеров в количестве всего 135 человек из близлежащей от города фермы штурмовали казарму Монкада, где размещались правительственные войска диктатора Рубена Фульхенсио Батиста-и-Сальдивара. Это был неудачный штурм: многие из повстанцев погибли, остальные были арестованы и попали в тюрьму.

- Почему советские СМИ об этом не написали? Сталина тогда ведь уже не было.

- Дело тут не в Сталине. Его не было уже, и это к счастью для Кубы. Куба в связи с этим избежала того, что пережили восточно-европейские страны, начиная с массовых репрессий, самоедства, чего на Кубе практически не было. На Кубе также не было того, что мы называем официальным насаждением культа личности: вы не увидите ни одной фотографии Фиделя Кастро ни в кабинетах партийных функционеров, ни на улице.

- Даже сегодня?

- Даже сегодня. Это не принято, и если что-то подобное появится, люди этого не поймут. Ну, а почему в нашей стране первой неудачной революции на Кубе не заметили? Потому что на Кубе совершился акт совершенно чуждый советским понятиям о том, как должны делаться революции. Это было нарушением той классической схемы вооруженного восстания, которое должен осуществлять рабочий класс под руководством коммунистической партии и более никто. Горстку людей, которые поднялись на борьбу с тиранической и проамериканской диктатурой Батисты, нельзя было назвать коммунистами. Это были революционные демократы, о которых говорили, что они готовы штурмовать само небо, которые были настроены бороться с режимом, и в связи с тем, что режим был тесно повязан с американцами, эта антидиктаторская борьба тесно переплеталась с антиимпериалистической борьбой.

Советским идеологам приходилось искать удобные объяснения кубинскому штурму, чтобы примирить классические схемы социалистической революции в марксистско-ленинском толковании с тем, что реально произошло на Кубе. А произошло там следующее.

Взбунтовалась наиболее просвещенная университетская часть молодежи Кубы, очень чуткая к настроениям людей страны, которая, собственно, выполняла для США функции сахарницы и борделя. Великий северный сосед - США тогда предопределил для ряда стран Латинской Америки определенную роль по схеме. Венесуэла, например, была нефтехранилищем, Аргентина - пастбищем, а Куба - близлежащий к США райский уголок - производителем сахара и увеселительных заведений с проститутками. В то время Куба стала по производству сахара первым производителем в мире, что и определило наполовину ее узкую специализацию в американской схеме. Это все травмировало. Были и определенные генетические корни в противостоянии США и Кубы. Если вспомнить испано-американскую войну, которая кончилась тем, что испанским наследством завладели американцы, и то, что до 1933 года в кубинской конституции был пункт о допустимости вооруженного вмешательства США. Вот это все подготовило почву для штурма Манкады горсткой храбрецов. Не более, но и не менее. Штурмовавшие были вооружены конечно же допотопным оружием. Они пытались взять штурмом казарму и этим разжечь огонь восстания по всей стране. Не получилось. Погибших похоронили, арестованных заключили в тюрьму на острове Пинос, построенной по образцу знаменитого американского централа Sing-Sing. В ней Фидель и его товарищи провели полтора года.

- К какому сроку был приговорен Фидель?

- Он был приговорен к 15 годам лишения свободы. На суде он произнес очень яркие и вещие слова: «История меня оправдает!» Не в нашей стране, а в других странах была очень широкая кампания солидарности с этими заключенными - в Мексике, например, и в ряде центральноамериканских стран. И в связи с тем, что на Фиделе и его товарищах лежала печать не марксистов, не социалистов и не коммунистов, а демократов, режим был вынужден отступить, и они были амнистированы.

От Фиделя за это время никто не отвернулся, кроме его собственной жены, которая его бросила.

- А по какой причине она ушла от Фиделя?

- Она решила, что он окончательно проиграл эту партию, хотя Фидель был образованным человеком, у него был блестящий диплом права и международного права, в том числе. Она считала, что он связался не с теми людьми. Для женщины ждать 15 лет - слишком долго.

После этого Фидель жил в эмиграции.

- Где именно?

- Он жил в Мексике три с лишним года и готовил группу людей для второго тура вооруженного восстания.

- Вы не находите, что ситуация с двумя кубинскими революциями - одна неудачная, вторая успешная - несколько схожа с российской историей - революциями 1905 и 1917 годов?

- Да, чуть схожа, но, как я уже сказал, не по сути. Ну, а 2 декабря 1956 года яхта с романтическим названием «Гранма», на борту которой размещается новая группа революционеров приблизительно в том же количестве, что и при прошлом неудачном штурме, высаживаются почти в том же месте, что и в прошлый раз. Название яхты сокращенное от «гран мама», что в переводе с французского означает «бабушка». Так назвал ее владелец француз. Высадка проходит неудачно: яхту обнаруживают, часть десанта гибнет. И тем не менее после этого начинается беспримерная двадцатипятимесячная вооруженная партизанская борьба, которая стала знаменем для Че Гевары. Он думал, что удастся повторить пример Сьерра-Маэстры - того горного массива, где зарождалось это революционное движение, разлившееся потом по всей стране. И батистовцы оказались бессильны против крепнувшего союза повстанцев с крестьянством. Только этот фактор и объясняет, почему 1 января 1959 года революция на Кубе окончательно победила. Очень важно, что революция победила вопреки всем московским святцам о роли пролетариата, победила интеллигенция в союзе с крестьянством, победила без помощи из СССР, потому что на Кубе в то время не было ни одного консультанта из нашей страны.

История не знает сослагательного наклонения, но больше, чем навредили себе в то время на Кубе сами американцы, никто этого не сделал. Дело в том, что в происходящем на Кубе после победы революции американцы восприняли в штыки даже робкие, конечно, окрашенные революционным пафосом, преобразования, которые нисколько не выходили за рамки привычных в мире буржуазно-демократических преобразований. И когда это коснулось, в том числе, американской собственности на Кубе, за этим последовала немедленная и жесткая блокада. И вот именно в это время Фидель попадает в объятия Никиты Сергеевича Хрущева. Они встречаются в нью-йоркском гарлеме в затрапезном отеле «Санта-Тереза» во время сессии ООН. Для Кастро это был вынужденный выбор, отчасти случайный, но так сложилась история.

- Вы считаете, что без Хрущева, без помощи СССР, Кастро экономическую блокаду не выдержал бы?

- Думаю, что да. Потому что уже в апреле 1961 года США даже при таком демократическом президенте как Джон Кеннеди предприняла попытку вооруженной интервенции. Атака была кубинцами успешно отбита, но в Гаване четко поняли, что противостоять дальнейшей агрессии в одиночку трудно. И концовкой всему этому процессу был известный всем Карибский кризис. Я имею основания утверждать, и этому есть множество доказательств, что никто иной, как Соединенные Штаты бросили Кубу в объятия Советского Союза.

Если говорить откровенно, то марксистом Фидель стал значительно позже. Причем убежденным марксистом, а не человеком, меняющим свои воззрения в зависимости от ситуации.

Когда-то Куба от нефти до последнего гвоздя зависела от США, но вдруг наступил такой парадокс, когда такая же зависимость возникла не от страны, находящейся не на расстоянии 980 миль, а на расстоянии 9 тысяч миль.

И что касается Карибского кризиса, то желание «запустить ежа в штаны «дяде Сэму», то идея разместить ракеты на Кубе было желанием Москвы, а не Гаваны.

- А как изменилась ситуация после распада СССР?

- После развала СССР и социалистической системы подсчитывали месяцы, когда рухнет режим Фиделя Кастро. В это верило большинство людей в мире.

-А как долго продержится Фидель или его последователи? У режима есть шанс? Есть будущее у Кастро и долголетия его режима?

- Никто не вечен. В августе Фиделю Кастро исполняется 77 лет. Это достаточно почтенный возраст. Но сведения о том, что он смертельно боле не соответствуют действительности. Я последний раз пожимал ему руку в 1997 году, и это было очень крепкое рукопожатие. Кастро сегодня - человек бодрый, ясно мыслящий, в Аргентине недавно его выступление на площади перед университетом было событием. Там даже шутку придумали: президент Аргентины запомнится только тем, что на его инаугурации был Фидель Кастро. Речь его была бесподобна. Он, почти, как Сталин в начале войны, сказал «дорогие соотечественники, аргентинцы!», а закончил не словами «Да здравствует Родина или смерть!», а словами «Да здравствует Человечество!»

Но Фидель одновременно говорит, что не будет меня, будет брат, а он более жесткий человек.

- А сколько лет брату Раулю?

- Брат моложе Фиделя на четыре года. Но дело не в этом. За эти годы на Кубе сформировалась сильная прослойка, которая кровно заинтересована в сохранении режима с его необходимыми модификациями.

И это понятно. Ведь Куба сегодня - это страна, которая по количеству людей с высшим образованием занимает первое место в Латинской Америке. Эти люди считают, что их присутствие наверху общества было бы немыслимо без революции и Фиделя Кастро. Ну, и на самом деле, не могли крестьянские ребята, которым Богом было уготовано всю жизнь ходить по полям с мотыгой, стать врачами, физиками, юристами и так далее. Это не преторианская гвардия диктатора. Это очень обширная прослойка людей, плюс на Кубе сильнейшая в регионе армия.

Плюс к этому после распада СССР Куба многое поняла и стала менять свою экономику, чтобы приспособиться. Кубинцы стали внедрять элементы рыночной экономики, начиная с долларизации и переориентации на сферу услуг, уменьшая объемы сферы производства. Сегодня бюджет страны в основном уже пополняется не за счет сахара, а туризма. Это создает возможность выживания.

- А как США? Они тоже меняются по отношению к Кубе?

- Я не вижу реальных перспектив для смены курса США. Но желание присоединить Кубу к оси зла еще год назад, не нашло поддержки в Латинской Америке на уровне глав государств. Даже внутри Америки Джимми Картер после того, как стал нобелевским лауреатом и поехал на Кубу, он дезавуировал все эти страхи. Поэтому Кубу оставили в покое.

Но для США кубинский вопрос все больше из сферы внешней перемещается в сферу внутреннюю.

- Что это значит?

- Это значит, что сегодня в США весьма влиятельная часть электората - бывшие кубинцы, кубиноамериканцы. Латиноамериканский этнос в США уже перегнал афроамериканцев и приближается к 40 миллионов. И среди них кубинцев около 2,5 миллионов, но это наиболее удачливая, самая экономически влиятельная часть латиноамериканской диаспоры. Плюс к этому они очень тесно связаны с семьей Буша. Не случайно Буш выиграл прошлые выборы фактически в Майами, где очень много именно этого электората. Кубинцы занимают активно правую часть североамериканского электората.

Однако объективно экономическим интересам США соответствует нормализация отношений с Кубой. Излишки риса в США идут на Кубу, а рис для кубинцев - продукт номер один. Около половины штатов в США очень заинтересованы в развитии экономических отношений с Кубой. Я уже не говорю об инвестициях. На Кубу устремились и канадцы, и англичане, и мексиканцы, и испанцы, опаздывают только американцы. Я думаю, они это наверстают. Но я не вижу в ближайшем будущем оснований для быстрого прогресса, потому что кубинцев очень напугало то, что произошло с СССР и с Восточной Европой.

- Вы хотите сказать, что при сближении с США Куба учтет негативный опыт СССР и Восточной Европы?

- Бесспорно. Именно это я и хочу сказать. А с другой стороны кубиноамериканцы, находящиеся в США, все более спокойно и мирно относятся к Кубе. Среди ярых противников остались только старики, и их очень мало.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.