Пятьдесят лет после окончания Второй Мировой войны, Финляндия по-прежнему носит траур по Карелии. Уступка этой территории Советскому Союзу привела к настоящему исходу местных жителей, большая часть карельского населения, около 400 000 человек, возвратились в Финляндию. В Хельсинки организация Aluepalautus («возврат территорий» по-фински) уже давно ведет борьбу за возвращение этих земель, которые составили бы 10% от общей площади Финляндии. Организация поставила вопрос об аренде у России ферм, заброшенных в 1945 году, что позволило бы карелам или их потомкам вернуться в эту буферную зону, которая начинается на берегах финского залива у ворот Санкт-Петербурга, и простирается по ту сторону Ладожского озера, на севере.

Снятие табу. В посольстве России в Финляндии довольно сухо отзываются об этом ненужном «подарке». «Без комментариев», «этот вопрос не актуален», говорит пресс-секретарь посольства Артем Семенов. В министерстве иностранных дел Финляндии - также молчание. Один высокопоставленный чиновник, пожелавший сохранить инкогнито, впрочем, соглашается: «Это национальный спор, он будет продолжаться до тех пор, пока на свете есть карелы». По демографической статистике, остается 130 000 человек, переживших великий исход, но если принять в расчет их потомков, то эта группа составит 600 000 человек, то есть 11,5% населения Финляндии. В советское время Хельсинки старательно замалчивал эту проблему, как того требовала политическая ситуация. Не стоило раздражать могучего соседа, граница с которым простирается на 1300 километров.

После распада СССР, этот вопрос вновь всплыл на поверхность. В 1992 году, президент Борис Ельцин заявил, что Карелия останется русской. Финны смиренно молчали, но табу было снято. Во время первого визита в Москву нового президента Финляндии Тарьи Халонен (Tarja Halonen) в июне 2000 года, Владимир Путин довольно сухо ответил на вопрос финского журналиста по поводу Карелии: «Продолжать подобную дискуссию очень опасно». Будучи в Хельсинки в сентябре прошлого года, Владимир Путин был менее резок: «Пересмотр границ - не самый хороший путь», - сказал он, и предложил другое решение - встать на путь интеграции и сотрудничества. Этого оказалось достаточно, чтобы вновь оживить надежды карелов. В знак новой разрядки Тарье Халонен было позволено ступить на землю Карелии в сопровождении Путина, такое право финский президент получил впервые после окончания Второй Мировой войны.

Новый баланс. Аренда земли не вызывает единодушного одобрения у карелов: «зачем арендовать то, что было у нас украдено?», - возмущается Мартти Сиирала (Martti Siirala), представитель радикальной организации. Некоторые смотрят гораздо дальше. Они думают о Карелии как о новом Эльдорадо, - ностальгия реванша заставляет мечтать об эре экономического процветания этого региона? находящегося у самых ворот Европейского Союза, и пребывающего в упадке. «Мы не надеемся, что прежние карелы смогут жить там, - рассказывает Юкка Сеппинен (Jukka Seppinen), в прошлом - дипломат, занимавший прокарельскую позицию, - скорее мы ждем возрождения Карелии, где финские компании могли бы создать рабочие места. Сейчас все складывается к выгоде треугольника Хельсинки-Тампере-Турку, а весь восток Финляндии находится в свободном падении. Развитие Карелии могло бы способствовать созданию нового территориального баланса страны».

Пострадавшие. Экономический бум? Обуза для нашего доброго государства - хором отвечают четыре финна из пяти, те, что противятся возврату Карелии. После полувекового российского господства, инфраструктура региона выглядит опустошенной. А что делать с 300 000 жителей, русскими, украинцами, белорусами или выходцами из Средней Азии? «Не будет ничего бесчеловечного, если эти люди отправятся домой», - холодно заявляет Мартти Сиирала. «Мы можем позволить вернуться в Россию тем, кто пожелает, мы дадим им немного денег, - говорит Юкка Сеппинен, - все прочие могут стать гражданами Финляндии. Согласно опросам, сделанным в Виипури, 80% русских благосклонно относятся к присоединению к Финляндии». В то же время бывший дипломат отдает себе отчет в существовании подводных рифов: «В некотором смысле, судьба Карелии связана с делом Курильских островов, которые являются предметом спора между Россией и Японией». Возврат Карелии мог бы привести к опасным последствиям. Другие малые республики бывшей империи также могли бы задуматься о своей судьбе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.