Вот уже более 10 лет отношения России с передовыми странами западного мира являют собой горючую и малоприятную смесь любви без взаимности, недопонимания, развеявшихся надежд, плохого настроения и вспышек раздражения. Накануне намеченной на следующую неделю в Санкт-Петербурге встречи Владимира Путина с Джорджем Бушем-младшим (George W. Bush) атмосфера кажется более спокойной и одновременно более обнадеживающей.

Обе стороны значительно переменились. Запад уже больше не пытается перекроить Россию по собственному образцу и подобию. Канули в лету те времена, когда политики в Вашингтоне использовали Международный валютный фонд (МВФ) как фонд смазки для своей внешней политики с целью поддержания конкретных направлений и политиков в России. В наши дни Россия поступает более или менее так, как хочет. Результатом является полуавторитарное государство, все еще коррумпированное, хотя, пожалуй, меньше, чем несколько лет назад, и куда более стабильное в политическом плане.

Экономика развивается медленно, но ободряюще: третий год подряд в России отмечается реальный прирост валового внутреннего продукта (ВВП), причем в 2001 году, когда экономика крупных стран мира находилась в упадке, он составил 5%. Хотя в предпринимательстве по-прежнему огромное значение имеют хорошие официальные связи, дни централизованного планирования ушли навсегда, как и дикая эра разворовывания и бартера, которая наступила вслед за обрушением коммунизма. Россия своевременно осуществляет поставки своей нефти и газа и, к всеобщему удивлению, неуклонно выплачивает свои внешние долги. По сравнению с тем, что могло бы случиться, внешний мир находит это успокаивающим.

Россия сегодня более реалистично оценивает свою слабость

Россияне как в бизнесе, так и в политике обыкновенно рассматривали иностранцев либо как угрозу, либо как доверчивых чужаков, годных разве на то, чтобы их доить. Сегодня ожидания более здравые. Россия более реалистично оценивает свою слабость: что она является мировой державой только благодаря своей (территориальной) огромности, а в узком смысле - благодаря своему устаревающему запасу практически непригодных к применению ядерных боеприпасов. Во всех остальных отношениях она в лучшем случае является государством средних размеров. Ее экономика чуть больше, чем швейцарская. Ее население примерно такое же, как в Пакистане. России нужны хорошие отношения с внешним миром, чтобы хотя бы иметь шанс получить инвестиции и ноу-хау, необходимые ей для того, чтобы догнать остальных.

Никто на вершине власти в России не видит этого более ясно, чем нетерпеливый г-н Путин, который с 11 сентября решительно стремится выставить Россию перед Западом как сговорчивого партнера. Если эта тенденция сохранится, то появится огромный шанс. Пока что самым большим изменением явился поворот кругом от некоторых направлений политики, которые уже доказали свою неэффективность в прошлом. Вместо того чтобы дуться на расширение Организации Североатлантического договора (НАТО), принявшей в свой состав некоторых бывших советских союзников в Восточной Европе, Россия строит с этим альянсом новые отношения. Вместо того чтобы считать Среднюю Азию своим подворьем, она соглашается на значительное, быть может, стабилизирующее, западное военное присутствие в этом регионе. Чувствуя свою слабость, она соглашается на сделку с Америкой по ядерным вооружениям - и это благоразумно, принимая во внимание, что она едва может себе позволить сохранять то, что имеет. Далее, г-н Путин решил не поднимать шума по поводу намерения Америки построить национальную систему противоракетной обороны (НПРО). Есть признаки изменений в упрямой поддержке Россией режима Саддама Хуссейна (Saddam Hussein) и в ее чрезмерно тесных ядерных отношениях с Ираном.

Отказаться от дурных привычек - это одно. Но начать привыкать к хорошему труднее. Главным положительным сдвигом является обмен разведывательной информацией, особенно по контртерроризму, хотя даже здесь российская сторона жалуется, что Запад почти ничего не дает ей взамен, а старые игры вроде вынюхивания военных технологий продолжаются. В остальных областях практическое сотрудничество все еще ограничено. "Ястребы" с обеих сторон, но в России в особенности, не желают отказываться от старых стереотипов мышления.

Медленное движение к интеграции

По мере приближения саммита накапливаются все новые вопросы. Что означают новые отношения на практике? Насколько легко будет встроить Россию в богатый мир? Являются ли изменения долговременными? Сумеет ли г-н Путин в одиночку тащить свою страну к Западу? Если он потерпит неудачу, как он будет отступать? И что будет, если его не станет?

Экономическая интеграция является важнейшей опорой новой политики г-на Путина. Доля России в мировой торговле ничтожна, принимая во внимание историю страны и уровень образованности ее граждан. Российский экспорт готовой продукции все еще немногим больше, чем оружие и водка. Исключая нефть, природный газ и металлы, те отрасли российской промышленности, которые продают за рубеж свою продукцию (например, сталь и химикаты), держатся на искусственно заниженных ценах на энергоносители.

У России все еще очень много (внешних) долгов, около 143 млрд. долл. США. Г-ну Путину хотелось бы, чтобы американцы и европейцы списали еще одну часть этих долгов, но те не особенно этого жаждут. Экономика России, в конце концов, растет, хотя ее рост в значительной мере объясняется высокими мировыми ценами на нефть и эффектом девальвации рубля на 75% после финансового кризиса 1998 года, а не ростом конкурентоспособных и хорошо управляемых промышленных предприятий. Для того чтобы все это изменить, нужно пройти долгую и трудную дорогу.

Однако имеются многообещающие признаки. В последние 10 лет частный отечественный бизнес пустил крепкие корни. Все больше иностранных компаний начинают производить товары в России или создавать там индустрию основных потребительских товаров, например, производство продуктов питания. Поток иностранных инвестиций в Россию является тоненьким. Но западный опыт в деле контроля качества, распределения, маркетинга и снабжения товаров торговой маркой все еще может играть огромную роль, особенно когда местная конкуренция слаба, а импорт сдерживается таможенными барьерами и бюрократией.

Иностранцы инвестируют также в отрасли, которые имеют более хорошие долгосрочные перспективы. "Sandvik", шведская машиностроительная фирма, говорит, что ее завод в Москве производит товары более высокого качества, чем ее дочернее предприятие в Великобритании, хотя производительность труда все еще ниже. Несколько лет назад было трудно найти иностранную фирму, которая выпускала бы в России товары для мирового рынка. Сегодня таких фирм несколько.

Самым большим пугающим фактором для любого бизнеса, иностранного или местного, является коррумпированная и неэффективная бюрократия. В результате этого растет себестоимость товаров, в цену которых приходится закладывать взятки или бумажную волокиту. Это может угрожать также выживаемости фирмы. Стоит вам рассориться с могущественным местным кланом, и ваше предприятие могут начать штурмовать судебные приставы, вооруженные решением суда, где сказано, что вы больше не являетесь его владельцем. Подобное случается реже, чем бывало ранее, но все еще слишком часто для того, чтобы можно было чувствовать себя комфортно. Россия добивается прогресса в деле создания базирующейся на главенстве закона правовой системы, вводя суды присяжных и платя судьям чуть лучше. Но, как признает сам г-н Путин, предстоит сделать еще очень многое.

Вступление во Всемирную торговую организацию явилось бы для России огромным шагом вперед, но сначала нужно решить многие вопросы

Огромным шагом вперед явилось бы вступление России в ВТО, организацию, которая устанавливает и обеспечивает выполнение правил международной торговли. На бумаге это во многом способствовало бы тому, чтобы сделать Россию более предсказуемым местом для бизнеса. Но сначала нужно решить десятки вопросов. Неконкурентоспособные российские банки, страховые компании и производители автомобилей, не говоря уже о печально известной неэффективности российских фермеров, нуждаются в длительной защите от реальной конкуренции. Далее, существует огромное скрытное субсидирование дешевыми энергоносителями, что позволяет поддерживать целые группы российских отраслей промышленности, но вызывает возмущение иностранных компаний, производящих удобрения, сталь и прочие товары. Летаргическая и своевольная таможенная система пока что успешно сопротивляется любым попыткам серьезного реформирования. Оптимисты полагают, что вступление в ВТО в конечном счете решит и эту проблему.

Пока что Россия доказала, что вполне способна принимать законы, но куда менее способна претворять их в жизнь. Ее членство в ВТО кажется делом решенным - ведь, в конце концов, Китаю это удалось - но это случится, вероятно, не ранее середины текущего десятилетия. Хотя, в основном, членство в ВТО скорее даст больше возможностей тем, с кем обошлись несправедливо, чем помешает злоупотреблениям. Для более существенного прогресса может потребоваться целое поколение. Пока богатые и власть имущие по большей части стоят над законом, бизнесменов любого рода придется долго уговаривать, прежде чем они вложат большие деньги в Россию.

Пересмотр геополитики

Россия также должна приспособиться политически. По сравнению с изоляцией советской эры интеграция России в международные органы является ошеломляюще успешной. В таких дискуссионных органах, как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Совет Европы, своего рода прихожая для Европейского Союза (ЕС), Россия является укоренившимся членом. Это помогает операциям по поддержанию мира в Боснии, равно как и процессу принуждения к миру на Ближнем Востоке.

Но предстоит еще длинный путь. Возьмите Белоруссию, наверное, последний остающийся в Европе истинно автократический режим и самого близкого славянского союзника России. Западные соседи этой страны регулярно выступают против сфабрикованных выборов в Белоруссии, притеснений журналистов и членов оппозиционных движений и прочих трюков. Но Россия хранит молчание. Несмотря на видимую неприязнь Владимира Путина к Александру Лукашенко, его взрывному и эксцентричному белорусскому коллеге, Россия в прошлом году признала сфальсифицированные результаты выборов и позволила ему остаться во власти.

Старые геополитические воззрения с трудом умирают в бедной Молдавии, бывшей советской республике, которая граничит с Румынией. На северной границе Молдавии сильно криминализованный и поддерживаемый Россией сепаратистский режим все еще правит самопровозглашенной Приднестровской Республикой. Старые взгляды по-прежнему сказываются на отношениях России с Кавказом, где ставленники Кремля в таких забытых богом уголках, как Абхазия и Южная Осетия, все еще сохраняют свою неправедную власть. В последнее время Россия играет более конструктивную роль, пытаясь решить проблему замороженного военного противостояния между Арменией и Азербайджаном, но она могла бы сделать куда больше. Россия также упрямо отказывается нормализовать отношения со своими бывшими прибалтийскими сателлитами, Эстонией, Латвией и Литвой, которые сегодня готовятся вступить в ЕС и, что весьма вероятно, также в НАТО. Самым насущным практическим вопросом является Калининградская область, прибалтийский анклав российской территории, приобретенный Россией только в 1945 году и зажатый между Польшей и Литвой. Это обедневшая, пораженная болезнями область, являющаяся главным прибежищем для контрабандистов и прочих преступных элементов. Россия в принципе соглашается с необходимостью заключения особого соглашения по статусу Калининградской области к тому времени, когда оба ее соседа вступят в ЕС. Но она опасается, что Калининградская область может от нее отколоться, и не хочет соглашаться ни на какие исключения из правил пограничного контроля Шенгенской зоны для Калининградской области, которые не будут предложены также и собственно России.

Россия все еще очень далека от западных стандартов в том, что касается Чечни

Наиболее поразительно, что Россия все еще очень далека от западных стандартов в том, что касается Чечни, где отвратительные случаи убийств, пыток и похищений гражданских лиц российскими солдатами, которые получают мизерное денежное содержание и которыми плохо руководят, являются повседневной реалией. Хотя позиция Кремля несколько смягчилась по сравнению с первым годом войны, никакого политического решения на горизонте не видно. Вина за случившийся на прошлой неделе взрыв в соседнем Дагестане, в результате которого были убиты более 30 и изувечены десятки людей, была возложена на одного местного полевого командира, однако россияне немедленно обвинили чеченцев. Это лишний раз напоминает о том, что неоднократные заявления о близкой победе в этом конфликте все еще преждевременны. После 11 сентября российская пропаганда фокусируется на связях между чеченским сопротивлением и международным исламским терроризмом.

Критика со стороны Запада, которая никогда не была особенно громкой, несколько поутихла. Однако в марте в ежегодный доклад государственного департамента США о соблюдении прав человека в мире была включена жесткая критика поведения России в Чечне. Теперь появился новый раздражитель: передачи на чеченском языке радиостанции "Свобода", которая финансируется Соединенными Штатами. Некоторые российские политики потребовали отзыва лицензии на вещание этой радиостанции, которая использует свои местные передающие центры также для вещания Русской службы, имеющей куда более широкую аудиторию.

Другие западные союзники, например, Турция, тоже имеют массу пятен на своей репутации в том, что касается соблюдения прав человека. Но Россия не хочет стать новой Турцией. Даже если до полноправного членства в ЕС России еще очень далеко, россияне хотят серьезных, тесных и определенных отношений с Брюсселем. Однако трудно рассчитывать на то, что эти отношения станут по-настоящему дружескими, если не будут сделаны энергичные шаги в направлении разрешения некоторых оставшихся от имперского прошлого (России) проблем. А этого пока что почти не видно.

Путин почти что одинок

По острым вопросам, таким, как американское (военное) присутствие на территории бывшей советской империи, г-н Путин ориентирует политику России в правильном направлении, к тому, чтобы соглашаться на неизбежное. Следующие шаги - разработка хороших идей и претворение их в жизнь - будут для него куда более трудными, поскольку почти все россияне, имеющие отношение к внешнеполитическому и к военному ведомствам, либо не понимают новую позицию, либо яростно с ней не согласны. У президента есть союзники в новой предпринимательской элите, особенно среди тех ее членов, которые имеют глобальные амбиции. На демократически настроенных россиян все большее впечатление производит его громкая критика своевольного и коррумпированного чиновничьего аппарата страны, хотя тесные связи президента с секретными службами, его нападки на независимые средства массовой информации (СМИ) и страдания в Чечне означают, что большинство либералов все еще настроено к нему скептически и не поддерживает его. И почти никто из его сторонников не располагает возможностями для того, чтобы удержать страну на новом политическом курсе. Однако эта слабость, как представляется, в ближайшем будущем едва ли создаст проблемы для г-на Путина дома.

Не существует ни убедительной альтернативы его политике, ни того, кто мог бы стать ее выразителем, если бы она существовала. Россия слишком слаба, чтобы бросить вызов Западу. Единственным сильным потенциальным союзником является Китай, страна, которую влиятельные россияне рассматривают как куда большую угрозу для России, чем Америка. Некоторым высокопоставленным россиянам нравится предполагать, как это делал в свое время Советский Союз, что Америка и Европа когда-нибудь рассорятся, и тогда Россия сможет объединиться с европейцами против Америки. В данный момент это представляется не более чем принятием желаемого за действительное. Равно как и другая высосанная из пальца идея, что Америка и Россия могли бы объединиться, оставив ЕС на задворках. Единственный реальный выбор можно сделать из двух зол и попытаться извлечь максимум пользы из неприятной ситуации.

Более того, на (российской) политической арене не видно лидера оппозиции, с которым следовало бы считаться. Даже если бы благодаря недовольству общественности оживилась коммунистическая партия страны, которая сегодня встала в прямую оппозицию г-ну Путину, очень трудно себе представить, что она сделает реальную заявку на власть. Лидер коммунистов Геннадий Зюганов не производит сильного впечатления. У Кремля есть огромные ресурсы для пропаганды и влияния на результаты выборов. Это помогло даже больному, пьющему и исключительно непопулярному в народе г-ну Ельцину одолеть г-на Зюганова на (президентских) выборах 1996 года. Г-ну Путину сделать это было бы куда проще.

Президент мог бы рассориться с могущественными кланами, которые привели его к власти. Но сегодня они стали куда менее сильными. Возможными соперниками внутри политико-экономической элиты могли бы стать премьер-министр Михаил Касьянов или российский босс электричества Анатолий Чубайс. Пока что они остаются лояльными г-ну Путину. Но, даже если бы они могли принудить его подать в отставку или свалить его каким-либо иным способом, больших перемен во внешней политике не произошло бы.

Также кажется маловероятным, что ему помешает недовольство общественности. Опросы общественного мнения показывают, что три четверти опрошенных россиян не доверяют Америке или видят в ней противника. Однако же россияне, которым это по карману, потребляют западную продукцию и ездят в западные страны на отдых, на учебу или по делам. Большинству хотелось бы, чтобы их страна стала более "западной", имея в виду более свободной и процветающей.

Если г-н Путин и его команда и станут непопулярными, то только лишь по причине низкого уровня жизни и катастрофического состояния коммунальных служб, а не вследствие недовольства, скажем, структурой новых отношений НАТО-Россия или долговременным американским присутствием в Киргизстане. Пока интеграция в мировую экономическую систему не приведет к появлению каких-то влиятельных победителей и проигравших, ее политическая поддержка кажется гарантированной.

На более длительную перспективу будущее российской прозападной политики зависит от того, сумеет ли г-н Путин остановить упадок своей страны. Некоторое облегчение, которое получила Россия благодаря высоким мировым ценам на нефть и стабильности в период правления г-на Путина, маскирует другие остающиеся нерешенными проблемы, например, демографическую катастрофу (население уменьшается ежегодно на 750 тысяч человек), резкий рост числа заболевших СПИД'ом (о чем свидетельствует новое исследование Всемирного банка, опубликованное на этой неделе), разваливающуюся инфраструктуру и этнические и межрегиональные распри. Продолжающийся упадок мог бы в конечном итоге привести к новому экономическому и политическому кризису где-то в следующем десятилетии. Но эта перспектива сегодня кажется отдаленной.

Два шага вперед, два шага назад

Реальная опасность не в том, что движение России в сторону Запада сменится на противоположную тенденцию, а в том, что оно забуксует по причине нехватки идей и людей. Если Россия не сумеет предложить хорошую идею для совместных акций против Саддама Хуссейна, к примеру, Америка в любом случае станет делать все, что пожелает. В награду за свое молчаливое согласие Россия могла бы получить в постсаддамовском Ираке щедрую долю контрактов на разработку нефтяных месторождений и на восстановление (инфраструктуры) - иначе Америка может прийти к мнению, что другие, более полезные друзья заслуживают большей доли.

Споры в Вашингтоне, как представляется, идут между теми, кто полагает, что Россия слишком слаба, чтобы с ней считаться, и теми, кто думает, что можно извлечь большие выгоды из сотрудничества с Россией и проявления уважения к ней. Пока что последние выигрывают, о чем свидетельствует, например, достигнутое на этой неделе соглашение уважить просьбу России заключить формальный договор о сокращении ядерного оружия вместо простой политической декларации. Но все это может быстро измениться, если Россия не сумеет удержаться на нынешнем (прозападном) курсе.

Нужно весьма обстоятельно продумать шаги, которые позволят полностью интегрировать Россию в цивилизованный и развитой мир. Один такой шаг - это членство России в ВТО, но при этом не должно быть никаких поблажек. Другой шаг - это наведение порядка во взаимоотношениях России с ее бывшей империей как в пределах бывших советских границ, так и за ними. Третье, России нужно столковаться с ЕС, уже сегодня начав приспосабливать свое законодательство и привычки к тому, чтобы люди, капитал и товары могли свободно перемещаться через границы в обоих направлениях.

Больше всего Россия нуждается во внутренних переменах. Бюрократы, которые удушают предпринимательство и запугивают своих граждан, так же вредны для отношений России с внешним миром, как и для самих россиян. Россия не должна позволять этому факту препятствовать пониманию, что у нее уже есть много общего с Западом, и что это общее продолжает множиться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.