Простые россияне и большая часть армейской верхушки и политической элиты рассматривают США как высокомерную и агрессивную страну и не доверяют НАТО. Этот взгляд, сформировавшийся во время Холодной войны, не претерпел значительных изменений, согласно мнению ряда аналитиков.

В то же время, президент Владимир Путин предпринял на этой неделе два смелых шага, призванных приблизить его страну к Западу. Ожидая приезда президента Буша в Россию на следующей неделе, Путин согласился на более тесные взаимоотношения с НАТО и двухстороннее сокращение наступательного ядерного потенциала на две трети.

Что заставляет Путина проводить откровенно прозападную политику, в то время как его народ этого совсем не хочет? Здешние эксперты говорят, что Путин пользуется тем, что в данный момент общество мало волнуют события на мировой арене: внимание большинства сконцентрировано на внутренней политике и их собственном финансовом благополучии.

Путин надеется, что его дружба с Западом приведет к конкретным финансовым и стратегическим преимуществам, которые помогут России прочно закрепить ее место в одном ряду с самыми сильными и уважаемыми в мире странами.

"Его рейтинг в России не зависит от внешней политики, - замечает Дмитрий Тренин из московского Центра Карнеги. - Его популярность связана с тем, на сколько ему удается проводить экономические реформы и улучшать жизнь людей".

Политические оппоненты президента пытаются набрать очки, критикуя его предполагаемую политику уступок Западу.

Лидер Коммунистической партии Геннадий Зюганов на пресс-конференции в среду назвал договор о сокращении вооружений "беспрецедентной сдачей национальных интересов России".

Предвкушая возможную критику, министр обороны Сергей Иванов приложил все усилия, чтобы доказать, что договор, подготовленный к приезду Буша в Москву, не означает, что Россия собирается поступаться своими национальными интересами. Иванов назвал пакт "реалистичным и прагматичным".

Иван Сафранчук из московского Центра по защите информации полагает, что нападения на Путина как слева (коммунисты), так и справа (националисты в Думе) вряд ли в состоянии сильно повлиять на высокую популярность Путина.

"Я думаю, Путин может легко отразить эти нападки, - говорит Сафранчук. - частично, переняв у националистов их язык".

Сафранчук полагает, что стратегия Путина заключается в том, чтобы не привлекать слишком большого внимания к своим прозападным шагам. Если президент не будет афишировать свою внешнеполитическую деятельность, ее влияние на его популярность будет минимальной.

В то же время, позиция Путина может привести к значительному упрочению положения России в мире.

"Россия должна доказать мировому сообществу почему она все еще важна, - говорит Сафранчук. - России необходимо заявить, что Россия есть Россия, а не Верхняя Вольта с ракетами".

Заключая договоры о вооружении с США и доказывая, что Россия может влиять на их политику, Москва укрепляет свой авторитет в мире. "Развивающиеся страны получают следующий сигнал от России: "Если у вас проблемы, обращайтесь к нам", - считает Сафрончук.

Еще более важен, добавляет Сафрончук, сигнал, посылаемый союзникам США в Европе и в мире: "Смотрите, мы теперь друзья Соединенных Штатов. Вы теперь тоже можете с нами дружить".

Что касается Путина, то для него "российско-американские отношения не цель, а инструмент для влияния на союзников США", с которыми Россия надеется наладить отношения, в том числе - увеличить торговый оборот.

В то же время, депутат от либеральной фракции "Яблоко" Алексей Арбатов не уверен, что Путин сможет продолжать свою прозападную политику, если против нее выступит политическая элита.

Арбатов полагает, что Путину, быть может, придется заплатить своей популярностью за проводимую им внешнюю политику, противную большинству населения.

"Внешняя политика интересует меньшинство и делается меньшинством, - говорит Арбатов. - Политика Путина после 11 сентября создала большее недоверие и нежелание перемен среди представителей этого меньшинства".

Пока, как отмечает Арбатов, нет никаких оснований полагать, что США сделают какие-то ответные шаги на встречу России. Например, до сих пор не ясно, какие вопросы будут обсуждаться в новом совете Россия-НАТО и станет ли он чем-то большим, чем говорильня, в то время как все важные решения будут приниматься за его пределами.

В том, что касается контроля за вооружениями, до сих пор не ясно когда США планирует начать съем боеголовок и какое их число будет уничтожено, а какое - просто складируемо. Российская политическая элита не может простить США выхода из договора о противоракетной обороне 1972 года и планов принять прибалтийские республики в НАТО.

Арбатов говорит, что те русские, что интересуются внешней политикой, "считают, что инициативы России не находят достаточной поддержки на Западе".

Вывод, что россияне продолжают смотреть на Запад с недоверием можно сделать из проведенного в среду Фондом Общественное Мнение опроса об отношении к НАТО. Из 1500 опрошенных в 100 населенных пунктах по всей стране 52% по-прежнему считают НАТО угрозой национальной безопасности России и только 24% - нет.

Тренин - среди тех аналитиков, кто считает, что положение Путина настолько прочно, что он выдержит любую критику своих прозападных начинаний. "Так как сегодня не существует реальной оппозиции власти, подобная критика не будет иметь никакого результата".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.