Элли была похищена и принуждена быть сексуальной рабыней для 300 военных из KFOR в Косово. Среди таких, как она были и тринадцатилетние девочки. В то время, когда в Гааге проходит судебный процесс над Милошевичем, ее свидетельства раскрывают, что не только сербы совершали преступления на Балканах

"Когда война закончилась, я думала, что настанут лучшие времена. Тогда меня украли. Начавшийся кошмар был еще страшнее". Элли Милутинович (Ellie Milutinovic), 20-летняя студентка-медик из Белграда, никогда не узнает имена тех сотен мужчин, что насиловали ее с июня 2000 года (прошел год после окончания бомбардировок Косово НАТО) и мартом 2001 года (именно в этот момент должны были вот-вот арестовать диктатора Милошевича).

Она не узнает их имена, но вряд ли забудет их форму и знаки отличий на их мундирах. Одинаковая форма и знаки отличий, говорившие о том, что они солдаты KFOR (международные подразделения из 39 стран, расквартированные в Косово), выполняющие гуманитарную миссию и отвечающие за поддержание мира.

Элли - одна из сотен молодых девушек, находившихся в сексуальном рабстве (некоторым из них было по тринадцать лет) в послевоенном Косово. После появления солдат из разных стран, в последние годы в этой зоне начало быстро развиваться предпринимательство, связанное с вербовкой проституток.

В этот период был открыт ряд заведений для проведения досуга, а 44 тысячи членов KFOR являются практически единственными обладателями средств для их посещения в этой югославской провинции, находящейся под защитой ООН.

Но речь идет не об обычных домах терпимости. В них молодые девушки, обманутые обещаниям о хорошей жизни или просто украденные на Украине, в Румынии, Болгарии и Югославии принуждаются к занятию проституцией, не получая за это никакой платы, часто при попустительстве местной полиции, некоторые офицеры которой также пользуются услугами этих сексуальных служб.

Рассказ Элли Милутинович ясно показывает масштаб такого насилия, совершенного солдатами KFOR. Ее дело было первым, которое подверглось судебному разбирательству в соответствии с недавно принятыми в Косово законами о наказании за принуждение к проституции.

После того как она была похищена на улице рядом со своим домом в Белграде, похитители накачали ее наркотиками, изнасиловали и продали за 2.045 евро хозяину одного из баров, для того чтобы она работала проституткой. Если он отказывалась делать это, ей угрожали, обещая ее убить.

"Нас привезли в местечко, расположенное неподалеку от Девич Скендера (Devic Skenderaj), на севере Косово, рядом с русским лагерем, - продолжает рассказывать она. - Два русских солдата вошли в палатку и приказали нам раздеться. Они изнасиловали нас. Позже нас заставили вступать в сексуальные отношения с сотнями солдат. Я была вынуждена удовлетворить, самое меньшее, человек 20".

Во время своего заключения, утверждает Элли, ее принудили оказывать сексуальные услуги 300 солдатам. Каждый из них платил около 50 евро, хотя она никогда ничего не получала. По словам девушки, большинство этих солдат из международных подразделений были африканцами, азиатами, один большой военный чин из Пакистана и русские солдаты, у одного из которых на погонах было три звездочки. "Подразумевается, что эти люди были там, чтобы помогать мне".

Официально ООН, KFOR и международные организации по предоставлению гуманитарной помощи, работающие в Косово, создали список баров и заведений, запрещенных для посещения интернациональных бригад. Но, по признанию Кристин Брубахер (Kristine Brubacher), офицера канадской полиции, руководившей подразделением по борьбе против вербовки проституток и проституции, созданном ООН для контроля над такими заведениями, "солдаты международных формирований внесли свой вклад в создание этой проблемы: в наличие у них имеется много денег в очень бедном регионе".

Это подразделение при поддержке вооруженной военной полиции постоянно совершает облавы в запрещенных барах. Во время этих посещений, там были обнаружены члены KFOR, но полицейские агенты ограничиваются лишь их порицанием, предлагая покинуть заведение.

Несмотря на эту политику мягкой руки, есть указания на то, что участие солдат KFOR в вербовке проституток заходит гораздо дальше. Многие жертвы говорят о том, что их насильно привозили непосредственно в лагеря KFOR. Некоторые из девушек утверждают, что они находились в заключение в русских лагерях.

"Любой случай, ставший известным нам, будет скрупулезно проверен", - утверждает Рой Браун (Roy Brown), пресс-секретарь KFOR. Несмотря на многие указания, количество предъявленных обвинений совсем незначительно. В редких случаях были раскрыты детали о замешанных в этом солдатах международных бригад.

В прошлом году один британский офицер - 43-летний подполковник Эндрю Бакстон (Andrew Buxton), отец двоих детей - был задержан в одном из грязных публичных домов. Согласно сведениям, содержащимся в полицейских архивах, в этом заведении находились женщины, доставленные туда нелегальным путем. Бакстон был лишен военного звания и отправлен обратно в Лондон. Один из пресс-секретарей британских вооруженных сил отказался сообщить, какие действия на основании закона были применены против него.

Элли Милутинович также в настоящий момент находится в Великобритании. Через девять месяцев пребывания в плену ей удалось бежать, и она начала работать в качестве переводчика ООН. Когда она приняла решение выступить на судебном процессе в Приштине против своих похитителей и, в виду угроз, раздававшихся в ее адрес, была разработана система охраны этой девушки 24 часа в сутки.

В Великобритании ей была оказана помощь, чтобы она могла начать свою жизнь заново. У нее есть новые документы на другое имя, и она хочет поселиться в Германии, чтобы продолжить учебу. Ее дело дошло, в конце концов, до суда. Три серба и один выходец из Косово были осуждены по обвинению в похищении и изнасиловании и приговорены к отбыванию тюремного заключения сроком на 11 лет.

Ни один из солдат KFOR не был осужден. А пять преступников были отпущены на свободу "до рассмотрения апелляции". Вероятность того, что они вернутся за решетку, совсем невелика.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.