Наступил декабрь, и можно без особого риска начать подводить некоторые итоги наблюдений за прошедший год. Вот первый: 2001 год был "ужасным годом" для свободы прессы в России. К концу 2001 года оказался на грани падения последний бастион независимого (общенационального) телевидения - ТВ-6. С ликвидацией ТВ-6 Кремль де-факто установит контроль над всеми основными телевизионными станциями.

27 сентября московский суд вынес решение в пользу миноритарного акционера - пенсионного фонда, являющегося подразделением гиганта нефтяной индустрии ЛУКойл, - по иску к ТВ-6. Суд счел, что ТВ-6 нарушил российский закон, не позволяющий компаниям функционировать дальше, если два года подряд ее бюджет был дефицитным. По постановлению суда "материнская" компания ТВ-6 - МНВК - подлежит ликвидации. На прошлой неделе это решение было поддержано апелляционным судом.

Закон, примененный в отношении ТВ-6, имеет мало смысла с точки зрения западных стандартов. Если бы он применялся повсеместно, то российским компаниям пришлось бы выстроиться в очередь, чтобы попасть на слушания по делам собственной ликвидации.

Указанный закон весьма редко достают с полки. Так было в случае с телекомпанией НТВ ранее в этом году, права на которую предъявил "Газпром". НТВ отняли - в прямом смысле, с использованием вооруженной охраны - у ее владельца, главы Медиа-Моста Владимира Гусинского и передали под контроль "Газпрома".

Телекомпания НТВ - по крайней мере, в ее старом, привычном виде - умерла, и многие работавшие в ней журналисты бежали на ТВ-6, которая в те времена была полусонным аванпостом соперника Гусинского медиа-магната Бориса Березовского - некогда своего человека в Кремле, ставшего впоследствии врагом. Березовский, владеющий 75% акций ТВ-6, по сообщениям, предложил выкупить остальную долю. Однако ЛУКойл, похоже, больше заинтересован в том, чтобы телекомпания замолчала, чем в ее спасении.

Падение ТВ-6 в некоторых отношениях вызывает большее удивление, чем история с НТВ. С переходом на ТВ-6 журналистов НТВ рейтинг телекомпании вырос вдвое, увеличились поступления от рекламы. К тому же ТВ-6 не обременена большими долгами, как было с НТВ. По словам представителей ТВ-6, за дефицитный бюджет телекомпании ответственны российские стандарты в бухгалтерии, если же рассчитать его по международным стандартам, то никакого дефицита не будет. Однако как бы ни старались убеждать менеджеры компании, что этот год они закончат с без дефицита или даже с прибылью, суд принимает во внимание то положение, в котором компания находилась в январе.

Еще одно замечание: закон, примененный в отношении ТВ-6, был отменен российскими законодателями этим летом. Однако их решение вступает в силу лишь с 1 января будущего года.

Поскольку в данном случае не принимаются во внимание ни доходность ТВ-6, ни намерения российских законодателей, зададим напрашивающийся вопрос: кому выгодно? ЛУКойл - компания, акции которой можно приобрести на рынке, однако государству принадлежит 15% нефтяного гиганта. Еще важнее, что ЛУКойл зависит от расположения Кремля в том, выдадут ли компании лицензию на продолжение деятельности, предоставят квоты на экспорт и налоговые льготы.

В большинстве западным стран можно рассчитывать на то, что на защиту свободных СМИ встанут читатели (зрители). Однако в битве Кремля, взявшего на вооружение закон и правопорядок, против медиа-баронов большая часть публики стоит на стороне первого.

За Кремль стоит и Михаил Юрьевич Лесин. Хотя другие члены кабинета министров находятся выше него в табеле о рангах и имеют более тесные связи с президентом, никто не сделал больше для укрепления власти Владимира Путина внутри страны и создания его глянцевого имиджа для зарубежного употребления, чем Лесин.

Но кто же такой г-н Лесин? 43-летний нынешний "препаратор" в 1993 году вместе с двумя друзьями создал одно из первых в России рекламных агентств - Видео Интернэшнл. Сейчас оно - крупнейшее в стране. Агентство, которым по-прежнему управляют его близкие друзья, ведет рекламный бизнес для основных медийных компаний России.

Впоследствии Лесин внедряется в государственное информационное агентство РИА "Новости". Вскоре его таланты оказываются востребованы в Кремле, и он вносит немалый вклад в победную кампанию на телевидении по переизбранию в 1996 году Ельцина на посту президента. В 1999 году его назначают министром печати в путинском правительстве с возложением на него обязанностей быть проводником идей Кремля в прессе.

Некоронованный король прессы говорит, "что он не согласен с тезисом, что государство опаснее для СМИ, чем СМИ для государства", по его мнению, "все совсем наоборот". При этом он привычно отмахивается от тревог Запада, что свободную прессу зажимают. Он с издевкой замечает однажды, что его министерство проверяет доклад, касающийся соблюдения свободы прессы и публичных выступлений в США. Он отрицает, что государство пытается установить контроль над независимым телевидением и принуждает журналистов говорить только хорошее о Кремле.

Как написал редактор и издатель US News and World Report Морт Цуккерман (Mort Zuckerman), г-н Лесин "прямо угрожал мне, что закроет газету, финансовым партнером которой я являюсь, если она перестанет печатать разоблачительные материалы о финансовых махинациях ельцинской администрации и его семьи". Лесин был центральной фигурой в битве "Газпрома" и Медиа-Моста. Западные наблюдатели были шокированы, когда министр предложил гарантии неприкосновенности Гусинскому, подвергнутому аресту по обвинению в коррупции, если тот передаст свои медиа-активы. Гусинский сначала согласился, но, будучи освобожден из-под стражи, отказался от своего слова, заявив, что дал согласие на предложенную г-ном Лесиным сделку исключительно потому, что на него оказывали давление. Когда вся история вышла наружу, г-н Лесин заслужил порицание от президента Путина, однако был оставлен на своем посту. С тех пор, однако, г-н Лесин стал осторожней. Разумеется, г-н Лесин не сыграл такой же роли в уничтожении ТВ-6, как это было в случае с НТВ, однако он и пальцем не пошевелил, чтобы встать на защиту ТВ-6.

Де-факто национализация телевидения в России обеспечивает Путину новый президентский срок. Осталось только убедить Запад, что никто намеренно не душит независимое телевидение. На это будет направлена объявленная недавно г-ном Лесиным масштабная и дорогостоящая кампания по созданию "благоприятного образа России".

Позволим себе дать совет президенту Путину, как добиться этой цели гораздо менее затратным путем. Нет лучшего средства для демонстрации демократических устремлений Кремля, чем положить конец эре г-на Лесина. Но избавиться от Михаила Лесина - лишь половина дела, следует избавиться и от министерства печати. Раздачу лицензий можно поручить другим министерствам. Министерство печати не может служить цели иной, чем расширение роли государства в СМИ в ущерб демократии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.