Тридцать лет назад «Тре крунур» (три короны, национальный геральдический символ Швеции и название ее сборной по хоккею — прим. перев.) впервые за 25 лет взяли золото Чемпионата мира.

Но чтобы Швеция смогла стать чемпионом мира в этом самом популярном у нас виде спорта, ей потребовалась помощь тогдашнего Советского Союза.

В этой статье мы перенесемся в другую эпоху — с устрашающими канадцами, драками, курением в раздевалках и телефонными звонками от шведского короля.

«Мы побили Канаду со счетом 9:0. Команду, которая всегда была лучше нас, с грубыми самодовольными игроками, которые нередко вели себя по-идиотски. Это было просто потрясающе — порвать им глотку и заставить заткнуться», — говорит Бенгт-Оке Густафссон (Bengt-Åke Gustafsson).

Весной 1986 года 28-летний Бенгт-Оке Густафссон закончил свой седьмой сезон с Washington Capitals и решил вернуться в Швецию, в родной город Карлскугу, где ему предложили работу в отделе маркетинга в концерне Bofors. Он стал подумывать, что пора позаботиться и о «гражданской» карьере, чтобы устроить свою жизнь, когда придется проститься с хоккеем.

Хоккейная команда Bofors играла тогда в первом дивизионе, и многие, конечно, сочли странным, что такая мировая звезда, как Густафссон, захотела опуститься настолько ниже своего уровня. Но, несмотря на сомнения и обильную критику, тренер национальной сборной Томми Сандлин (Tommy Sandlin) в итоге взял его к себе.

Когда «Тре крунур» встретились с Канадой во время группового этапа в Вене (победив ее со счетом 4:3), капитана шведской команды стали преследовать канадские игроки, они ругались и даже пытались завязать драку. Обзывали его трусливым шведским цыпленком, удравшим домой, и кричали, что он просто боится играть в НХЛ.

Но Бенгт-Оке и Швеция в итоге смеялись последним. Как они умудрились выиграть в финале со счетом 9:0, до сих пор трудно понять. «Мы в том матче сыграли отлично. И всегда особенно приятно выиграть у таких самоуверенных противников. Но мы тогда были очень хладнокровны и просто делали свое дело», — рассказывает Бенгт-Оке.

«Тре крунур» попали в трудную ситуацию в ходе групповых этапов, и потребовалось решение гражданского суда, чтобы Швеция получила очки, которые требовались для выхода в финал. Оказалось, что игрок ФРГ Мирослав Сикора (Miroslaw Sikora) ранее представлял сборную Польши. За это у ФРГ отняли очки, и Швеция прошла дальше.

В те времена финал представлял собой групповой этап с участием четырех команд. В первом матче «Тре крунур» сначала проигрывали Чехословакии со счетом 1:3, но потом Хокан Лооб (Håkan Loob) довел счет до ничьей 3:3. А в третьем матче финала, как мы уже сказали, Швеция выиграла у Канады со счетом 9:0.

Претензии на золото шведы закрепили в классическом втором матче финала против действующего чемпиона мира Советского Союза — команды, которую все пытались победить, но чаще всего терпели унизительное поражение.

Перед Чемпионатом мира Швеция выиграла тренировочный матч на арене Hovet, и это была первая победа в матче с СССР после 50 поражений.

«В то время сборная СССР была клубной командой, игроки постоянно жили и тренировались вместе. Они рассказывали, что иногда приходилось даже с женами и детьми разговаривать через забор спортивного комплекса. Жизнь у них была тяжелая. Но зато встречаться с ними на льду было чаще всего практически безнадежное дело», — рассказывает Бенгт-Оке Густафссон.

«Свенссон пригласил жену Фетисова»

Жесткие ситуации случались не только на льду.

Например, однажды, за несколько лет до Чемпионата мира в Вене, хоккеисты встретились в ресторане в Москве. Это было во время турнира, который получил название Приз «Известий».

«Думаю, все началось с того, что Магнус Свенссон пригласил на танец жену Вячеслава Фетисова. Потом начался полный хаос. Мне сломали нос и пару ребер. Но я и это пережил (смеется). Я потом выглядел просто жутко, и журналисты спрашивали, что случилось, но я всем говорил, что это просто шайба на тренировке в голову прилетела», — рассказывает Петер «Пекка» Линдмарк.

Пекка был крутым парнем из Кируны. Он не особо любил тренироваться, зато играть обожал. Как только между тренировками выдавалась свободная минутка, он шел покурить — либо прямо в раздевалке, либо, уже будучи в сборной, прятался в туалете.

Как уже было сказано, времена были совсем другие.

Игрок с талантами Пекки сегодня точно стал бы суперзвездой НХЛ.

Конечно, победоносный Линдмарк быстро вычислил главное качество коллеги-вратаря Хенрика Лундквиста (Henrik Lundqvist). «Он так долго хорошо себя показывал в НХЛ. Конечно, после такого психика меняется к чертям». Да, так и было с Линдмарком.

Хотя игры против Советского Союза много раз становились для него полным провалом, он каждый раз оправлялся как ни в чем не бывало. Он просто блистал на тренировочном матче перед Чемпионатом мира в Вене, а в финале ЧМ на его счету оказалось 43 сейва за матч, который окончился со счетом 2:2.

Последний гол был классикой в стиле Фоппы (знаменитый шведский хоккеист Петер Форсберг — прим. перев.) уровня чемпионата в Лиллехаммере.

Бенгт-Оке Густафссон по-королевски принял шайбу в зоне нападения, передал ее Томми Альбелину (Tommy Albelin), который сделал пас Хокану Лообу, а тот в свою очередь отправил ее за спиной Томасу Сандстрёму (Tomas Sandström), а тот уже загнал в открытые ворота и сравнял счет. Андерс Эльдебринк (Anders Eldebrink), шведский суперзащитник, который в том турнире превзошел и Фетисова, и Алексея Касатонова, бросился его обнимать.

«Даже вперед не продвигались»

Линдмарк, Эльдебринк и Густафссон были тремя ведущими игроками удивительной шведской сборной.

«Мы были настоящей командой — именно поэтому и выиграли. Самое крутое в том составе было то, что мы прекрасно могли расслабиться и получать удовольствие и при этом не теряли концентрации. Мы и разные странные вещи проворачивали, например, играли четыре на четыре против русских, когда шайба все время была только у нас — у меня и у Эльдебринка. В игре четыре на четыре лучше всего было, что русским шайба вообще не доставалась. Мы даже особенно не продвигались — подходили к их синей линии, а потом возвращались назад, к себе», — рассказывает Бенгт-Оке.

Хокан Сёдергрен (Håkan Södergren) вспоминает и другие хитрые приемы.

«У нас была четкая тактика против их превосходной основной пятерки. Мы против них выступали двумя звеньями. Ни одно звено не было в состоянии оставаться на поле так же долго, как они, поэтому у нас эту задачу выполняли два звена. Я часто выходил против них с Андерсом Карлссоном (Anders Carlsson) и Юнасом Бергквистом (Jonas Bergqvist). Петер Сундстрём, Матти Пауна (Matti Pauna) и Том Эклунд тоже чертовски хорошо делали свою работу, — рассказывает Сёдергрен. — Мы хорошо знали большинство русских, играли с ними еще с юниорских времен, и когда Лейф Боорк (Leif Boork) начал требовать, чтобы мы жестче тренировались в Юргордене, чтобы приблизиться к русским и их составам, помимо основной великолепной пятерки, мы действительно во многом с ними сравнялись. Так что мы держали в голове, что можем победить».

Пекка: встреча с ними — это был кошмар

Пекка Линдмарк вспоминает, о чем разговаривали в раздевалке «Тре крунур» в 1980-е годы.

«Мы тогда чаще всего обсуждали, как сдержать счет, чтобы он не стал двухзначным. До 1987 года я ни разу не выигрывал у русских. Для вратаря матчи с ними были сущим кошмаром. Они были настолько техничны, практически не простреливали, а просто доводили шайбу до самых ворот и старались отправить ее последним броском за спину голкипера».

Тумас Сандстрём приехал в Вену прямо из Нью-Йорка. На Чемпионате мира двумя годами ранее они с приятелем Ульфом Самуэльссоном (Ulf Samuelsson) из Фагерсты, два дерзких юнца, затеяли драку с Фетисовым и Касатоновым.

Тумас Сандстрём рассказывает: «Мы тогда пытались играть жестко, но выходило в итоге неважно. Иногда все, казалось, шло хорошо период-полтора, а потом мы где-то косячили, и счет внезапно становился 0:5. Они могли показывать реальное превосходство. Русские тренировались очень интенсивно. Но наша с Уффе стычка с ними была несерьезной, просто немного потолкались и все. Мне было всего 20, я плевать хотел, что они такие большие и сильные, я об этом не думал — просто хотел выжать из себя максимум. Я потом об этом заговорил с Фетисовым, когда мы вместе играли в „Детройте". Сказал, что я его однажды стукнул, но он только засмеялся и, кажется, был не совсем согласен, что это его побили».

Счет Швеции на финале Чемпионата мира в Вене был такой: 3:3 с Чехословакией, 2:2 с Советским Союзом, 9:0 с Канадой. Вроде неплохо, но, чтобы Швеция стала чемпионом, Советскому Союзу нужно было победить чехов в последнем матче турнира.

«Ссора с канадскими игроками»

Хоккеисты «Тре крунур» нарядились в парадные пиджаки и смотрели матч по телевизору на стадионе.

«Мы не знали, можем ли доверять русским. Вдруг они захотят, чтобы золото лучше осталось на востоке», — говорит Хокан Сёдерберг. По его словам, ночами случалось немало стычек. «Тогда царила особая атмосфера, особенно на территории русских. Бывало даже, что вмешивались такие игроки, как Фетисов, если становилось слишком шумно. И Игорь Ларионов тоже всегда был очень доброжелательным и миролюбивым».

Многие годы шведские игроки вели с русскими обмен за железным занавесом: шведы привозили джинсы и рубашки Lacoste, а домой уезжали с икрой, шампанским и кубинскими сигарами. Но лучшей русской благодарностью стал гол Владимира Крутова, забитый в последний период последнего матча Чемпионата мира в Вене. Счет стал 2:1. И «Тре крунур» стали чемпионами мира.

Вот теперь можно было начинать праздновать.

«Да, несколько дней мы просто безумствовали. К нам в Вену приехали несколько шведских теннисистов, например, Микаэль Пернфорс (Mikael Pernfors). Помню, мы пошли в Queen Mary, мрачное такое место. Потом поругались с игроками из сборной Канады, показали им наши золотые медали. Стычку прекратил Пернфорс, когда заорал: „Выпивка за мой счет"! Один из наших лишился обуви, и новой обзавелся, только когда мы вернулись домой, в Стокгольм. А там нас встретили так, как никого еще в Швеции не встречали», — рассказывает Хокан Сёдергрен.

А однажды в их отель в Вене позвонили. Защитник Лассе Карлссон (Lasse Karlsson) взял трубку, а потом как закричит: «Тут нам звонит какой-то фанат и говорит, что он король!»

Но это действительно был король. Король Швеции решил сам позвонить и поздравить любимую команду.

Пекка Линдмарк вспоминает, как на праздничной пирушке в отеле посреди ночи появился тренер Томми Сандлин. «Он пришел в тренировочном костюме и попросил виски. Он всегда был очень спокойным, сдержанным и тихим, но в тот вечер оторвался на всю катушку».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.