Ровно 40 лет назад в Москве открылись Олимпийские игры. Однако после ввода советских войск в Афганистан многие страны Запада объявили бойкот празднику молодости. Президент Международного олимпийского комитета (МОК) Томас Бах (Thomas Bach) до сих пор испытывает по этому поводу «злость и разочарование».

В городке Тиссов в юго-восточной части острова Рюген живут меньше 400 человек. Расположенную в этой части острова косу, с трех сторон омываемую Балтийским морем, очень любят спортсмены, занимающиеся серфингом и греблей на байдарках. В этой части острова почти нет туристов, и тот, кто успел поставить здесь палатку или кемпер, может считать себя счастливчиком.

«Здесь просто сказочно», — говорит 67-летний Томас Мункельт (Thomas Munkelt). Он, бывший профессиональный бегун-спринтер, бывает в Тиссове регулярно. Уже много лет он приезжает сюда на своем микроавтобусе из Лейпцига, как только первые весенние лучи солнца начинают пробиваться сквозь облака. Саксонца с примечательными густыми усами здесь знает буквально каждый — не в последнюю очередь благодаря его прошлым спортивным достижениям, но также и благодаря его легендарным вечеринкам.

Когда Мункельт собирается что-то отметить, гости валят к нему толпами. Так будет и 27 июля. Пока он не может сказать, кто именно заглянет на огонек, но уверяет: «Никто не останется голодным и жаждущим». Мункельт хочет отметить юбилей своего триумфа: в следующий понедельник исполнится 40 лет с того дня, когда он на стадионе имени Ленина в Москве завоевал золотую медаль в беге на 110 метров с барьерами.

Впрочем, у его великолепной победы был горький привкус. В тот теплый летний вечер на дистанции отсутствовала суперзвезда барьерного бега: рекордсмен мира Ренальдо Нехемиа (Renaldo Nehemiah), которого Мункельту так и не удалось победить в личной схватке. 21-летний американец Нехемиа сидел в этот день перед телевизором дома в городке Скотч Плейнс в штате Нью-Джерси и со слезами на глазах смотрел, как его соперник из ГДР, перепрыгивая через барьеры, бежал к победе.

Выступить в Москве Нехемии помешал бойкот Олимпиады, объявленный президентом США Джимми Картером после ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 года. Даже десятилетия спустя в голосе Нехемии слышилась грусть, когда он говорил в интервью газете Die Welt: «Я не могу описать словами, насколько больно было лишь беспомощно смотреть на это. Политики разрушили мечту всей моей жизни». И не только его мечту.

Первые Олимпийские игры в социалистической стране открылись 19 июля, но на них отсутствовали лучшие спортсмены из Соединенных Штатов. Атлеты из ФРГ в Москву также не приехали. Холодная война неоднократно влияла на спорт и до военной оккупации Афганистана, и спортивные соревнования всегда были отчасти и соревнованиями политическими. Но бойкот Олимпийских игр стал поистине новым словом в этой борьбе. Решение Картера довело международный спорт до драматического обострения. Причем тогда еще никто не знал, что четыре года спустя последует продолжение: Олимпийские игры 1984 года в Лос-Анджелесе бойкотируют все страны «восточного блока», кроме Румынии.

Оказавшись в политическом поле напряжения, олимпийское движение более чем когда-либо раньше стало разменной монетой глобальных политических интересов. С учетом геополитического положения Германии правительство ФРГ во главе с канцлером Гельмутом Шмидтом (Helmut Schmidt) попало в незавидную ситуацию, созданную двумя державами — главными участницами ожесточенной «схватки за престиж». Любые разговоры о независимости спорта звучали абсурдно.

К самим спортсменам политики никогда всерьез не прислушивались. Несмотря на всевозможные усилия, инициатором которых был Томас Бах, бывший тогда активистом и представлявший интересы западногерманских спортсменов, 59 членов Национального олимпийского комитета (НОК) ФРГ 15 мая 1980 года проголосовали против участия в московской Олимпиаде. «За» было отдано всего 40 голосов.

Вилли Дауме (Willi Daume), возглавлявший тогда западногерманский НОК, говорил потом об отказе от поездки в Москву как об «одном из самых безумных, самых ненужных и политически вредных шагов». Его преемник на этом посту Вальтер Трёгер (Walther Tröger), носящий прозвище «Мистер Олимпия», потому что с 1964 года побывал на всех Играх, кроме московских, был и остается того же мнения. «Спорт пошел на поводу у политики. Ведь во всех остальных сферах общественной жизни все продолжалось как прежде», — сказал Трёгер в интервью Die Welt.

За исключением Канады, Норвегии, Турции и ФРГ, олимпийские комитеты других стран сопротивлялись рекомендациям высшего руководства отказаться от участия в Олимпиаде. А команды многих ориентировавшихся на Запад стран и вовсе приехали в Москву, хотя и выразили протест против ввода войск в Афганистан. Они совместно отказались от участия в церемонии открытия Игр или выступали под олимпийским флагом (или флагами своих НОК) вместо национальных.

Как бы то ни было, в соревнованиях участвовали всего 80 стран, тогда как 42 национальных олимпийских комитета присоединились к бойкоту (главным образом, страны третьего мира и исламские государства). Настолько малочисленным состав участников Игр не был с 1956 года, когда Олимпиаду принимал Мельбурн.

«Я до сих пор ощущаю влияние событий 1980 года», — признался Томас Бах в интервью. По собственным словам, он все еще испытывает «злость и разочарование», но также ощущает и «мотивацию», заставляющую его действовать. То, что у спортсменов в наши дни есть возможность участвовать в Играх под олимпийским флагом, если тот или иной НОК отстраняется от них, — именно заслуга Баха. «По нашему убеждению, группа чиновников не может большинством голосов лишать спортсменов-одиночников права участвовать в соревнованиях», подчеркнул глава МОК.

Никаких воспоминаний об Играх в советской столице у олимпийского чемпиона по фехтованию 1976 года нет. «Я даже не знаю, показывали ли их по телевидению», — признался Бах. Но трансляции велись, хотя и в усеченном формате. Оба центральных телеканала показали в общей сложности лишь восемь часов соревнований вместо изначально запланированных 85: по пятнадцать минут в день плюс короткие сводки дня в вечерних выпусках новостей, а также краткие вставки о событиях в Москве в регулярных спортивных передачах, стоявших в сетке вещания. А вместо церемонии открытия телеканал ZDF показывал мультфильмы.

Бойкот московских Игр со стороны западногерманских телевизионщиков дал средствам массовой информации ГДР повод для насмешек над коллегами, когда стало известно, что эксперты Федерального комитета по делам спорта установили на границе между двумя германскими государствами в горах Рён специальные приборы для «прослушки» трансляций телевидения ГДР с Олимпиады. Радио ГДР злословило: «Это называется олимпийским сухим плаванием».

Зрителям, прибывшим непосредственно в Москву, в том числе примерно 7 тысячам туристов из Западной Германии, в ходе 16-дневных соревнований нередко приходилось удивляться происходящему. Все началось еще на церемонии открытия, когда над советской столицей висели черные грозовые облака. Но в день открытия нельзя было допустить дождь — и в воздух были подняты военные самолеты, разогнавшие тучи над городом.

В Москве в скрижали Олимпийских игр были вписаны 36 мировых, 39 европейских и 73 олимпийских рекорда. Таким образом, московские Игры не стали «спортивным фарсом», как их любил называть президент США Картер. В то же время многие сомневались в том, что рекорды были «чистыми», пусть даже все 2468 допинг-тестов, взятых у атлетов, оказались отрицательными, чего не случалось еще никогда с момента введения допинг-контроля на Олимпийских играх 1968 года.

Британский эксперт по допингу Арнольд Беккетт (Arnold Beckett), входивший тогда в медицинскую комиссию МОК, сказал в день закрытия Игр: «Конечно, мы знаем, что многие олимпийские чемпионы принимали допинг. Но мы не можем доказать это». А его немецкий коллега Манфред Донике (Manfred Donike) по личной инициативе взял несколько допинг-тестов, применив при этом собственный метод замера уровня тестостерона в моче. Согласно его методу, тест провалили бы 20% спортсменов. Позднее этот метод был признан МОК. В ходе расследования ситуации с допингом в бывшей ГДР в соответствующих документах всплывали имена многих успешных атлетов.

Конечно, нет ничего удивительного в том, что первое место по количеству завоеванных медалей занял СССР (80 золотых, 69 серебряных и 46 бронзовых наград), а на втором месте оказалась ГДР (47, 37, 42). Атлетам этих государств досталось в общей сложности больше половины всех наград. Впрочем, бойкот помешал спортсменам из стран «восточного блока» доказать превосходство над соперниками из США и ФРГ, чего от них требовало руководство социалистических партий.

Мункельт не согласен, что золото московских Игр было «второсортным». «Нехемии пришлось бы тоже сначала выступить на предварительном этапе, а потом в финальной части соревнований», — подчеркивает многократный чемпион Европы. Его логика проста: «Кто не стартует, не может выиграть». Нехемиа согласен с ним: «Кто знает? Ведь у меня мог бы получиться и неудачный день».

В итоге Олимпиада в Москве прошла на удивление гладко, что признавали даже западные СМИ, для которых не существовало никаких ограничений в работе. Хозяевам Игр удалось избежать скандальных происшествий, если не считать драки в Олимпийской деревне, когда пьяные пловцы забросали сотрудников милиции стаканами и тарелками. Двум британским спортсменам по распоряжению руководства команды пришлось покинуть Москву досрочно. Кстати, одного из них звали Джимми Картер.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.