Долгое время для норвежцев немыслимо было оказаться в топе рейтинга бегунов на средние и длинные дистанции: там вообще едва было место для европейцев.

Норвежские рекорды в беге на длинные дистанции успевали порасти мхом, прежде чем их кто-то бил через одно или два поколения.

Кнут Квальхейм (Knut Kvalheim), например, удерживал норвежский рекорд в беге на одну милю 40 лет. Однако в последние годы трое братьев побили прежние норвежские рекорды на средних дистанциях и готовятся ворваться в ряды мировой элиты.

Филип Ингебригтсен (Filip Ingebrigtsen) с результатом в 3:30,01 на дистанции 1500 метров, Хенрик Ингебригтсен (Henrik Ingebrigtsen) с 7:36,85 на 3000 метрах и Якоб Ингебригтсен (Jakob Ingebrigtsen) с 13:02,03 на 5000 метрах взлетели на самый верх норвежских рейтингов. Их рекорды свежие — все говорит о том, что на этом дело не закончится.

В последнее время допинг меньше влияет на легкую атлетику, так что спортсменам стало легче проявить себя на международном уровне. Это открыло путь и впечатляющим норвежским результатам. Красно-сине-белые флаги были наготове, если бы один из братьев Ингебригтсенов добился успеха на Чемпионате мира.

Получив золото на Олимпийских играх в Токио в следующем году или даже установив мировой рекорд, один из братьев наверняка ведь сможет стать величайшим норвежским бегуном всех времен?

Но нет, на их пути стоят один давно умерший норвежский атлет — и Москва.

В 1818 году норвежец Монс Монсен Эйри (Mons Monsen Øyri) служил моряком в Лондоне. Там он и начал бегать, чтобы прокормиться. Очень скоро он прославился выносливостью: например, пробежал 113 километров из Лондона в Портсмут за 13 часов. В последующие годы он продолжал зарабатывать репутацию непобедимого атлета забегами по всей Европе и Малой Азии.

В 1832 году он уже под выдуманным именем Менсен Эрнст (Mensen Ernst) совершил забег, который даже сегодня, по нашему мнению, выходит за рамки человеческих возможностей. Без поддержки, без GPS, беговой обуви, тонизирующих напитков, графика тренировок он взялся пробежать из Парижа в Москву не более чем за 15 дней.

Справится этот уроженец Фресвика или нет? Делались крупные ставки. Для французов Москва была ultima thule, дурным предзнаменованием и краем света, где судьба Наполеона решилась задолго до Ватерлоо и острова Святой Елены.

Эрнст был шоуменом, он знал, что его проект привлечет много внимания. Именно в Москву надо было бежать как можно быстрее. 15 дней означали чуть менее 200 километров в день. Эрнст припустил из Парижа со всех ног и исчез за горизонтом, а парижане недоверчиво смотрели ему вслед.

Летом 2018 мы с коллегой Эйвиндом Торпом (Øyvind Torp), автором важной книги «Самозащита против рака» (Selvforsvar mot kreft, 2019), которая меняет наш подход к раку, решили сделать то же самое. Мы могли попытаться пробежать эти 3000 километров до Парижа за 15 дней или разделить дистанцию на марафоны и пробежать 71 марафон за 71 день.

Это было как объявление войны собственному телу. У нас за спиной не было ни жизни бегуна, как у Эрнста, ни спортивной подготовки парней Ингебригтсенов. Мы выбрали вторую стратегию и пробежали часть дистанции между Парижем и Москвой, а потом написали об этом книгу «Тень бегуна — из Парижа в Москву по следам Менсена Эрнста» (Løperkongens skygge — fra Paris til Moskva i fotsporene til Mensen Ernst, 2019).

Подобное сближение с прошлым нашего континента, по которому мы так медленно двигались, лишь усиливало страх перед задачей, поставленной перед нами Менсеном Эрнстом почти 200 лет назад. Вот уже подходила к концу Польша, и начинались равнины, сломившие Карла XII, Наполеона и Гитлера. Но не Эрнста! Его достижение превосходит все, чего можно добиться на стезе легкой атлетики.

Его арестовывали, похищали, он заблудился, ему не хватало еды, он столкнулся еще с множеством больших и маленьких затруднений, однако через 14 дней после старта грязный и потный Менсен Эрнст достиг Москвы. Вскоре его обнаружил комендант города: он его ждал, а теперь бросился к оборванному норвежцу и заключил его в объятия.

Позже Менсен Эрнст вписал себя в историю поисками истоков Нила. На ось Париж-Москва повлияли две мировые войны… но ничто из этого не умалило достижения Менсена Эрнста, который не зависел ни от драгоценных металлов, ни от судей, ни от соперников.

Мало кто через сто лет вспомнит о золоте Чемпионата мира. Мировые рекорды побивают. Но такой подвиг не забывается. Подумайте об этом, Хенрик, Филип и Якоб. Подумай об этом, спонсор Ингебригтсенов Nike, в своих безумных мечтах делающий ставку на марафонский рекорд Элиуда Кипчоге (Eliud Kipchoge). Мечта Nike — это марафон из двух часов, и бегуны будут пытаться это сделать, включая братьев Ингебригтсенов. Но всего один марафон? А как насчет 71 марафона от Парижа до Москвы по следам вечного норвежского короля бега Менсена Эрнеста? Just do it!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.