ХОЛМЕНКОЛЛЕН — Со своим возлюбленным, гребцом Нильсом Якобом Хоффом (Nils Jakob Hoff) в качестве хронометриста Тереза Йохауг (28 лет) уделила представителям шести СМИ по семь минут каждому. Вчера она нарушила обет молчания. Газета VG публикует важнейшие ответы.

Как и на пресс-конференции, посвященной новости о допинге 15 дней тому назад, печальной Йохауг пришлось отвечать на вопросы в интервью с Норвежским телеграфным агентством NTB, телеканалами NRK и TV 2, газетами Dagbladet, Aftenposten и VG.

«За какую-то минуту твоя жизнь оказывается перевернутой с ног на голову. Это самая жуткая ситуация, в которой ты — представитель спорта высоких достижений — можешь оказаться, — говорит дисквалифицированная звезда лыжных гонок в интервью VG о том, как она пережила известие о положительной допинг-пробе от 16 сентября.

Ее бой-френд Нильс Якоб Хофф был рядом все то время, что продолжалась встреча с представителями СМИ в гостинице Holmenkollen Park в четверг после обеда. Именно он зачитал то, что было на упаковке: что мазь Трофодермин содержит запрещенный анаболический стероид клостебол, после того, как Йохауг спросили о тесте.

«Он был самым важным для меня в это сложное время. Он просто потрясающий. Без него я бы не справилась», — говорит Йохауг. Ниже дается обзор ответов, которые разные СМИ хотели вчера получить на свои вопросы.

  • О ПОДДЕРЖКЕ СО СТОРОНЫ НОРВЕЖСКОГО НАРОДА


Ответ на вопрос TV-2: Единственное, что могу сказать, что от норвежского народа я получила множество заверений в любви. И когда я тренировалась. И в магазинах. Люди подходят и говорят: мы тебя поддерживаем. Ты — номер один. Мы в тебя верим. Возможно, я даю эту пресс-конференцию именно из-за норвежского народа.

  • НЕ ДУМАЛА ЛИ ОНА СДАТЬСЯ


Ответ на вопрос NRK: Честно говоря, было по-разному. Были дни, когда я говорила: «Все, больше не могу». Но дело в том, что это, что для меня самое главное в жизни, где то глубоко-глубоко в сердце. И я хочу вернуться.

  • О ТОМ, ПРАВДИВА ЛИ ЕЕ ВЕРСИЯ


Ответ на вопрос NRK: Да. Я была честной в этом деле. Я сказала всю правду, больше мне добавить нечего.

  • В КАКОЙ СТЕПЕНИ ОНА ЧУВСТВУЕТ СВОЮ ВИНУ


Ответ на вопрос VG: Я чувствую, что делала то, что должна была делать. Я спросила Фредрика (Фредрик Бендиксен — врач сборной Норвегии по лыжным гонкам, — прим. ред.), нет ли у него чего-то, с помощью чего он бы вылечил мои губы. Именно он пошел в аптеку, именно он купил крем, именно он сказал, что этот крем не внесен в список запрещенных препаратов.

  • О ТОМ, ПОЧЕМУ ОНА НЕ ПРОВЕРИЛА КРЕМ ТЩАТЕЛЬНЕЕ


Ответ на вопрос VG: Я думаю, что сделала то, что должна была сделать. Я пошла к Фредрику, он сказал, что найдет крем. Вернулся сначала с одним кремом, потом с другим. И я оба раза его спросила: «А этот крем — не допинг?» Он ответил отрицательно. Я на 100% на это положилась. Я не могу сомневаться в том, что мой врач мне говорит. Я ему доверяла.

  • БЫЛО ЛИ НА УПАКОВКЕ НАПИСАНО «ДОПИНГ»


Ответ на вопрос VG: Был ли на упаковке треугольник-предостережение, я не знаю. Я получила упаковку от Фредрика, унесла его к себе в комнату и выкинула и аннотацию, и коробочку в мусор.

  • О ТОМ, ПОЧЕМУ ВРАЧ ПРИЕХАЛ В ЧЕТВЕРГ, А КРЕМ БЫЛ КУПЛЕН ТОЛЬКО В СУББОТУ


Ответ на вопрос Aftenposten: Я об этом не думаю. Я спросила его (врача Бендиксена), есть ли у него лекарство, и он собирался посмотреть, вдруг что-то найдет. Первый крем я получила на следующий день, и мне не показалось, что в этом было что-то ненормальное.

  • О ТОМ, ПОЧЕМУ ОНА СОГЛАСИЛАСЬ ЖДАТЬ КРЕМ ЦЕЛЫЕ СУТКИ


Ответ на вопрос TV- 2: Фредрик приехал поздно вечером в четверг первого (сентября). В пятницу мы поговорили до завтрака и решили, что, поскольку меня уже не несло, мне надо принять участие в беге на длинную дистанцию, но не выбиваться в первые ряды. На обеде я подошла к Фредрику с вопросом о губах, спросила, нет ли у него какого-нибудь крема. Он ответил, что посмотрит. В субботу я получила первый крем. Он не подействовал. Вечером в воскресенье я получила второй.

  • ОБ УТВЕРЖДЕНИЯХ О ТОМ, ЧТО ОНА САМА КУПИЛА КРЕМ


Ответ на вопрос VG: Мне кажется, что это очень странно. Потому что я рассказала всю правду. И мне все это очень обидно. Но мне нечего сказать кроме того, что я сказала. Это моя история. И именно она — правда.

  • О ПРОБЛЕМАХ ПЕРЕД СБОРАМИ В ЛИВИНЬО


Ответ на вопрос VG: У меня все тело было разбалансировано. Я нехорошо себя чувствовала, может, поэтому у меня случился солнечный удар. Тело устало. Голова устала. Я вообще-то не хотела ехать на сборы. Вначале был солнечный удар, потом у меня были проблемы с желудком. Когда я приехала в Ливиньо, стала очень болеть губа. Когда я ела, она лопалась, кровоточила и болела.

  • О НАМЕКАХ ПРЕЗИДЕНТА FIS НА СТРОГОЕ НАКАЗАНИЕ


Ответ на вопрос NTB: Я должна буду принять решение судебного комитета. Больше мне сказать нечего.

  • O ТОМ, ЧТО СЕЗОН МОЖЕТ БЫТЬ ИСПОРЧЕН


Ответ на вопрос NRK: Да, может. Я не знаю. Я должна делать то, что мне говорят делать. И, как я уже сказала, я надеюсь на то, что смогу вернуться как можно раньше. Но я реалист, я вижу, что этот процесс может занять определенное время.

  • О «ПОДКОЛАХ» СО СТОРОНЫ ЮСТИНЫ КОВАЛЬЧИК


Ответ на вопрос VG: Ковальчик может думать все, что ей угодно. Я знаю, что я сделала, и что я за человек.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.