Эти незаконченные апартаменты в Олимпийской деревне для меня по сути ничего не значат. Ничего, если сравнить их с позором глобальных масштабов, которым является для нас экологическая катастрофа в Рио-де-Жанейро. Преступное бездействие (и, по всей вероятности, расхищение средств) целого ряда правительств штата в отношении одного из красивейших и величественных природных ландшафтов планеты не может не ужасать. По крайней мере, преступление это теперь известно всему миру. Да здравствует Олимпиада!

Помимо того что я живу в Рио, я выступаю активным защитником этого замечательного города. Я еще помню Копакабану в те времена, когда там промышляли не воришки, а рыбаки, выволакивающие на песок, полный ракушками и рачками, сети с сияющей на солнце рыбой, помню кристально чистую воду. Когда в 2009 году Рио-де-Жанейро получил право провести у себя Олимпийские игры, оставив позади таких конкурентов, как Мадрид, Токио и Чикаго, все мы испытывали невероятное волнение. Все понимали, что пришло время серьезных инвестиций. Общественное воодушевление тоже было впечатляющим: 85% бразильцев хотели, чтобы выбор пал на Рио. Наивность? Оптимизм? Проведя опрос десяти тысяч человек в 20 странах мира, журнал Forbes в итоге назвал Рио «самым счастливым городом в мире».

В заголовке своей статьи семилетней давности я перефразировала слова Барака Обамы: «Да, мы можем». Писала, что мы будет требовать выполнения обещаний, потому что «нам надоело быть свидетелями афер и сказочных проектов, которые не несут пользы простым людям, но служат средством обогащения политиков». Верила в возможность «коренных изменений» при «хорошем планировании и ответственности».

Перед этим курортным городом с захватывающими видами и мягким климатом стояло три задачи, за которые следовало взяться с энтузиазмом атлетов, стремящихся к олимпийскому золоту: очистить бухту Гуанабара, обеспечить общественную безопасность и городскую инфраструктуру, предоставив соответствующий транспорт. Мы знали, как Барселоне удалось воспользовался этой возможностью и стать международным туристическим центром. Чем же Рио хуже?

Сегодня моим чаяниям противоречит даже мэр Эдуардо Паес. Британской газете The Guardian он сказал: «да, мы упустили возможность». «Эта Олимпиада — упущенная возможность для Бразилии. Уровень нашей подготовки не столь хорош, как того хотелось. Со всеми этими экономическими и политическими кризисами, со всеми этими скандалами, настоящий момент не самый лучший для того, чтобы находиться в центре внимания всего мира, — сказал он и также посетовал на слишком ожесточенную критику. — Это какое-то безумие. Если почитать международную прессу, кажется, что здесь один только вирус Зика и стрельба на улицах».

Мы болеем за то, чтобы Олимпиада прошла спокойно, мирно, без терактов, без случаев грабежа среди делегаций и туристов, без гибели невинных. И чтобы организационные вопросы всегда могли быть разрешены. Среди стольких приоритетов даже медали отступают на последнее место.

Возможно, наследием этой Олимпиады станет обнаружение нашего самого большого позора: нечистот и загрязнений в водах Рио. Эксперты в области здравоохранения дали пловцам и участникам соревнований по парусному спорту совет держать рот закрытым, дабы избежать болезнетворных бактерий, содержащихся в экскрементах и отходах, а также ротавируса. «Зарубежные спортсмены будут буквально плавать в человеческом г… и рискуют подхватить какую-нибудь болезнь из-за всех этих микроорганизмов», — сообщил The New York Times Дэниэл Бекер (Daniel Becker), педиатр из Рио.

В прошлом году я обедала с губернатором штата Пезау и упомянула о невыполненном обещании очистить воды залива к Олимпиаде. «Рут, ну вы тоже преувеличиваете. Там плавают кое-какие пакеты, шины… мы все это сможем вычистить». В 2014 году он ставил целью обрабатывать до 80% сточных вод. Но вот дооткладывался. В водах залива покачиваются холодильники, диваны, плавают химические отходы фабрик, нефтяные выбросы танкеров. А время от времени и трупы.

Название «Эколодка», данное тому судну, что в заливе Гуанабара взяло на себя роль муниципальной компании по вывозу мусора (Comlurb), очищая воду от тонн «плавающего мусора», звучит не иначе как насмешка. «Ecoboat» и экобарьер — что мертвому припарка. За 11 дней до начала Игр из воды был извлечен холодильник. Ларс Граэл, олимпийский призер Игр в Сеуле и Атланте, сказал, что это будут «парусные соревнования с препятствиями». Так звучит его диагноз, сделанный в один из ясных дней: «Довольно грязно, на поверхности воды много нефтяных пятен и мусора. Пластиковые отходы, жестянки, ящики. Представьте себе, как в самый разгар регаты весь этот мусор начнет приставать к корпусу судна».

И все это явно не из-за отсутствия миллиардных планов или международных пожертвований. Рио помогала даже Япония. Очистные сооружения заброшены или страдают от вандализма. Насосы перестают работать, и никто ничего не предпринимает. Все это из-за отсутствия стыда, не иначе.

Многие обвиняют в происходящем «бразильцев», этот народ, у которого еще нет экологической культуры. Это правда. Даже бразилец с докторской степенью не умеет обращаться с мусором или вполне способен сорить на пляже. Но проблема залегает еще глубже. Сто с лишним миллионов бразильцев не имеют базовых санитарных условий. Половина населения страны живет без канализации сточных вод! Возможно, после Олимпиады экологическая культура изменится. Просто людям нужно об этом говорить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.