Говорят, что сейчас глава Международного олимпийского комитета (МОК) Томас Бах заявляет всем подряд, что принятие решения об отстранении или допуске России к участию в Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро является определяющим в его президентской карьере. На самом деле, этого можно было бы и не делать, так как данный вердикт в отношении самой большей страны в мире, одной из самых спортивных на планете, имеет историческую важность. Известие о систематическом употреблении допинга российскими спортсменами, возможно, было самым сильным потрясением в истории олимпийского движения. Может быть, это сравнимо с бойкотом Олимпийских игр 1980 года в Москве, но тогда это не касалось спорта как такового, или с профессионализацией спорта, вызывающей критику и разногласия в рядах олимпийского движения. Но этот процесс развивался постепенно, он не был таким неожиданным ударом.


Технически вышеупомянутое решение принял исполнительный комитет МОК, но когда Хуан Антонио Самаранч был главой этой организации, он установил за правило, которое соблюдается и после его ухода, что в МОК все решает только президент. Неоднородная коллегия МОК, конечно, имеет определенный вес, но неукоснительно следует воле того, кто был избран президентом. Немец Томас Бах занял этот пост в 2013 году. Он мечтал привнести реализм в олимпийское движение, что воплотилось в Повестке-2020 — кризисной программе, направленной на то, чтобы увеличить эффективность, оптимизировать и упорядочить деятельность организации, которая уже стала похожа на бесформенное чудовище. Это предполагалось осуществить на деньги NBC — телеканала, который заплатил около 7,75 миллиардов долларов за права на трансляцию Олимпийских игр до 2032 года.

В молодости Бах был хорошим фехтовальщиком. Он входил в состав сборной Германии на играх в Монреале в 1976 году, которые, возможно, были самыми сумбурными в истории Олимпиады, и завоевал золотую медаль в командных соревнованиях рапиристов. Возможно, его способность уходить от ударов, выстраивать тактику, использовать ошибки соперника и понимать, когда лучше атаковать, сослужила ему хорошую службу в его последующей карьере, которая привела его на пост «царя спорта». Бах — юрист по профессии, но всегда держался рядом с МОК, работая в организациях, принимающих решения о судьбе олимпийского движения.

Перед выбором

Сначала Томас Бах был президентом Олимпийского комитета Германии — одной из наиболее влиятельных организаций в олимпийском движении. Он выучил французский, английский и испанский языки, хотя и на базовом уровне, необходимом для того, кто планирует занять такой важный пост. В 90-х годах он уже был членом исполнительного комитета МОК, потом вошел в состав президиума. И там уже расставил сети так, чтобы занять место своего предшественника Жака Рогге. Бельгиец помог своему коллеге на выборах, где Бах состязался с советским и украинским легкоатлетом Сергеем Бубкой, помимо прочих кандидатов. Он опередил пятерых своих соперников в двух турах голосования, получив в итоге абсолютное большинство голосов. Это была безоговорочная победа.

Вскоре после избрания Баху позвонил Владимир Путин. Это было логично, так как через несколько месяцев должны были состояться зимние Олимпийские игры в Сочи. В то время отношения между президентом МОК и президентом России были дружественными. Говорили даже, что немец недостаточно строг с русскими, так как, когда Бах работал в одной международной корпорации до того, как занял пост главы МОК, у него были бизнес-интересы в России. Такое мнение также выражали на пресс-конференции некоторые журналисты, ставившие под сомнение независимость главы МОК. Это не редкий случай в истории мирового спорта. Одни отреагировали жестко на известие о российской допинговой программе, как, например, Международная ассоциация легкоатлетических федераций (IAAF) и Всемирное антидопинговое агентство (WADA), выступившие за отстранение России от Олимпийских игр. Другие, наоборот, выразили поддержку российским властям, как президент Международной федерации водных видов спорта (FINA) Джулио Малионе и президент Международной федерации футбольных ассоциаций (FIFA) Джанни Инфантино.

Заняв пост главы МОК, Томас Бах сделал попытку решить, наконец, проблему выбора городов-кандидатов на проведение Олимпийских игр. После громких скандалов в эпоху Самаранча, особенно, после решения о проведении зимней Олимпиады 2002 года в Солт-Лейк-Сити (США) и попыток Рогге залатать дыры Бах предложил проводить эту процедуру более организованно. Он надеялся спасти олимпийское движение от власти денег, от жажды наживы, когда выигрывает тот, кто поднимает ставки. Теперь этого не случится. Бах войдет в историю как человек, который позволил российской допинговой программе участвовать в Олимпийских играх.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.