Херсонская область первой открыла список «красных» регионов на Украине — с весны ни одна область не попадала в эту зону. По словам врачей, область вообще впервые за все время адаптивного карантина стала «красной». Городские больницы здесь заполнены почти на 100%, так что пациентов с COVID-19 везут в соседние населенные пункты. А у центров вакцинации выстраиваются длинные очереди желающих привиться, ведь с 15 октября в области действуют новые правила карантина: все заведения могут работать, если посетители и персонал вакцинированы на 100%.

hromadske приехало посмотреть, как Херсон уже больше недели живет по новым карантинным правилам, и что происходит в городских и районных больницах.

Все больницы были заполнены, больных везли в районные

Херсонская городская клиническая больница имени Тропиных, или «Тропинка», как называют ее местные, расположена на большой территории. Здесь и, стационарные отделения, и поликлиника, а еще — отдельный пункт вакцинации. Под него переоборудовали актовый зал, предназначенный для торжественных мероприятий.

Больница рассчитана на 335 коек для больных COVID-19. По состоянию на 22 октября там находились 322 пациента. Однако, по словам генерального директора заведения Леонида Ремиги, часть свободных коек держат для родильного отделения, куда могут прийти беременные женщины с положительным ПЦР, которых предстоит положить в больницу.

На территории «Тропинки» есть кислородная станция на 20 тонн. Из нее кислород проведен в некоторые отделения больницы. Каждые 1-2 дня станцию ​​пополняет поставщик кислорода, с которым больница заключила договор. Ежедневная потребность — около 4 тонн. Кроме централизованной подачи кислорода, «Тропинка» имеет около 60 концентраторов. Если концентратор не справляется, и сатурация у больного падает, его следует перевести на централизованную подачу кислорода. Руководитель больницы уверяет: проблем с кислородом нет.

Пока ждем заместительницу медицинского директора по медсестринству Ларису Вячеславовну, которая должна провести нас по «Тропинке», к нам подходит посетительница больницы: пожилая женщина. Увидев камеры, советует обратить внимание на тот факт, что пункт вакцинации почему-то открыли рядом с патологоанатомическим отделением. И вообще «вакцины — это опыты на людях». Когда подходит Лариса Вячеславовна, пересказываю ей эти «теории», — злится. Следующие несколько часов мы будем видеть, что происходит с теми, кто отказался прививаться.

Наш осмотр начинается с приемного отделения. Вместе с нами в него заходит женщина 40 лет, она держит пакет документов — КТ, анализы и другие справки. Ее зовет врач, который принимает больных COVID-19, и решает, в какое отделение будут класть пациентку.

«У нее на 60% поражены легкие, — объясняет Лариса Вячеславовна, которая тоже наблюдает за приемом. — Молодая женщина, будем госпитализировать».

Замдиректора говорит: это первый раз, когда Херсонскую область так накрывает, в эту волну больных очень много. Через несколько дней после нашего возвращения в Киев в Каховке Херсонской области будут готовить к запуску мобильный госпиталь для больных коронавирусом.

Татьяна Заволока, врач приемного отделения, работает каждый день с 8 утра до 16. За одно ее смену поступают около 30 новых пациентов. Каждый второй — на кислороде.

«Больные быстро становятся тяжелыми. Они могут лечиться амбулаторно, а через несколько дней их состояние резко ухудшается. Приходят с низкой сатурацией, поэтому нуждаются в кислороде. Сейчас много молодых людей, которые тоже на концентраторах», — говорит врач.

На прошлой неделе в больнице не было мест. Больных возили в соседний город Алешки и поселок Белозерка — в 14 километрах от Херсона. Как говорит врач, все три ковидные больницы областного центра в конце прошлой недели были заполнены, поэтому больных приходилось отправлять в районные.

«Думал, проскочу»

Поднимаемся по лестнице на второй этаж. Надеваем защитные костюмы. Рядом — открытая дверь, на которой от потолка до пола висит прозрачная пластиковая клеенка — что-то вроде чехла. Такие обычно висят в ковидных больницах перед входом в красную зону реанимации. За клеенкой слышны знакомые звуки, которые уже ни с чем не спутаешь (весной 2020-го hromadske одним из первых украинских СМИ ездило в областную больницу Черновцов, откуда началась эпидемия COVID-19, — ред.) — шуршание костюмов врачей и звуки аппаратов ИВЛ. Непрерывно, каждые несколько секунд это пищание напоминает: ты в реанимации.

Первое, что бросается в глаза, когда сюда заходишь, — больные. Практически неподвижно они лежат на спине с закрытыми глазами. Трудно понять: спят или без сознания. К пациентам подключены трубки аппаратов ИВЛ, из которых они жадно — от усилий движется тело — глотают воздух. Чтобы выжить.

— В реанимации есть вакцинированные пациенты?— спрашиваю врача.

— Один вакцинированный, на аппарате ИВЛ. У него много сопутствующих болезней и он страдает ожирением, — говорит заведующий отделением анестезиологии и интенсивной терапии Андрей Сыс.

Ситуация в больнице, по его словам, крайне напряжена: реанимация заполнена, много тяжелых пациентов, все аппараты ИВЛ — а их в больнице 21 — в работе. Пока, говорит врач, их хватает, но когда больница заполнена полностью, новых пациентов принимать не смогут.

Рядом с реанимацией — палаты интенсивной терапии. Здесь лежат менее тяжелые больные или те, чье состояние улучшилось, и их перевели из реанимации. В одной из палат мы видим больного, который лежит на животе и наблюдает за нами. Дмитрия — так зовут мужчину — положили в больницу с двусторонней пневмонией. Он здесь уже месяц.

На мой вопрос, почему не вакцинировался, честно отвечает: «Думал, проскочу. Перебегу леском, а не выходит. Теперь буду вакцинироваться. Второй раз сюда не хочу».

По дороге в больницу «скорая» собирала больных

Центральная районная больница в Алешках — опорная по COVID-19. С 7 октября сюда везут больных из разных населенных пунктов области и Херсона. В больнице 245 ковидных коек. Восемь из девяти отделений здесь перепрофилировали под коронавирус.

На 23 октября 234 койки были заняты пациентами. 198 больных COVID-19, другие — с подозрением на него. Почти все пациенты, по словам врачей, кислородозависимы. И хотя на территории больницы есть кислородная станция, ее не хватает на такое количество людей.

В приемном отделении видим, как врачи готовят к госпитализации женщину лет 70.

— «Кислородик» пошел? Вам легче дышать?— спрашивает врач.

Женщина ничего не говорит, только утвердительно кивает врачам. Без концентратора она уже не может дышать. Подключив пациентку к аппарату, медики пытаются пересадить ее на кресло-каталку, чтобы отвезти на рентген легких. Из-за тяжелого состояния и нехватки кислорода ходить самостоятельно женщина не может.

«Последние два-три дня было меньше больных, никого не везли, потому что наше отделение было заполнено полностью, больше не принимали, — говорит заведующий лор-педиатрическим отделением, которое перепрофилировали под COVID-19, Виктор Кудас. — Сейчас уже понемногу освобождаются койки».

Он заводит нас в женскую палату с больными, которых в ближайшие дни выпишут. Все они попали в больницу 12 октября и находятся здесь на лечении.

«Я ждала „скорую" 2 часа, потом по дороге в больницу мы собирали других больных. Одна машина везла четырех пациентов», — рассказывает Ирина, одна из пациенток.

Она прививалась одной дозой Pfizer, однако через три дня у нее появились симптомы COVID-19. Иммунитет после первой дозы не успел сформироваться, и женщина попала в больницу. Из всего лор-педиатрического отделения, где лежат около 40 пациентов, только двое привиты первой дозой. Остальные — невакцинированы.

Перебои с кислородом

Летом больница в Алешках не принимала больных COVID-19. Медики работали в обычном режиме. За это время на территории больницы успели установить автономную кислородную станцию, которая снабжает кислородом несколько отделений в основном корпусе. К другим централизованный кислород пока не подвели, там используют концентраторы и кислородные баллоны.

«Кислородная станция все равно не может обеспечить такое количество больных. Ее мощности не хватает. Во время прошлой волны у нас не было столько кислородозависимых пациентов», — объясняет заместитель медицинского директора по медсестринству Галина Добровольская.

На прошлой неделе у больницы были технические проблемы с кислородом, всех пациентов пришлось подключить к концентраторам. Для тех, кто находится в более тяжелом состоянии, такое изменение достаточно ощутимо.

«Они были очень напуганы, — рассказывает врач Елена Голенкова. — В каждую палату приходилось входить и объяснять, почему нужно перейти на концентратор. Это тоже кислород, но они сразу ощущают разницу (концентратор не такой мощный, и если человек в тяжелом состоянии, сатурация может падать даже с этим устройством, — ред.)».

Елена выглядит устало, говорит, переводя дыхание. Торопится к пациентам, но на несколько минут останавливается возле нас. Про своих больных рассказывает оживленно, но когда спрашиваю, как морально себя чувствуют себя ее коллеги, заходится слезами.

«Все врачи устали. Мы еще не отдохнули от предыдущей волны. Все эмоционально взвинчены. Очень тяжело смотреть в глаза пациентам, у нас бывают панические атаки. Сегодня в реанимацию попал пациент 1972 года рождения. Как только он поступил, сразу должен был оказаться там, но койки перегружены. Врачи вынуждены выбирать, кто тяжелее», — говорит Елена.

Дефицит кадров

В работе с больными большая нагрузка приходится еще и на санитарок и медсестер. Они постоянно рядом с пациентами. Каждый час или два медсестра должна измерять сатурацию у больного. Иногда это физически сложно: пациентов много, и все нуждаются в медицинских процедурах.

«Утром они выходят изможденные, со слезами на глазах. Каждый пациент становится для них родным в эти дни. В реанимации они глазами умоляют о спасении, потому что хотят жить. Но, к сожалению, в этой волне много смертей», — рассказывает Добровольская.

Заведующий отделением анестезиологии и интенсивной терапии из «Тропинки» Андрей Сыс тоже говорит, что врачи и медсестры работают на грани своих возможностей.

«Дефицит кадров у нас велик. Не хватает врачей, у нас всего шесть анестезиологов», — говорит он.

Во время пандемии некоторые врачи ушли в частные заведения, где они могут получать более высокую зарплату. Так что, даже если коечный фонд будут увеличивать, врачей все равно будет не хватать. Изменить ситуацию и снизить нагрузку, по мнению Андрея Сыса, могла бы вакцинация.

На территории «Тропинки» мы видим большую очередь в пункт вакцинации — люди выстраиваются еще на улице. Те, кто стоят первыми в очереди, говорят, что уже около двух часов ждут своей прививки. Здесь вакцинируют CoronaVac, Pfizer и AstraZeneca на выбор.

Врач, координирующий процесс, Светлана Пшеничная говорит: очереди выросли после того, как ввели карантинные ограничения. Ежедневно только один пункт вакцинации принимает около 400 человек.

«Все хотят работать, куда-то ехать, но нужно понимать, что главное — здоровье», — говорит Светлана Пшеничная.

И добавляет: «Такая активная вакцинация началась поздно. Если бы столько людей привилось в июле-августе, то больных сейчас было бы меньше. Ведь прививки делаются до начала эпидемии, чтобы успел сформироваться иммунитет».

После увиденного в реанимационных отделениях хочется изолироваться и долго молчать. За забором больницы остро чувствуется контраст — на улицах и в транспорте полно людей, на террасах заведений собираются компании молодежи, кафе, рестораны и другие заведения работают. Некоторые навынос, а некоторые — только с сертификатами вакцинации.

За время пребывания в Херсоне у нас тоже спрашивали сертификаты. Мы показывали «Дію», но ее никто не сканировал. Впрочем, были и исключения — одно кафе не спросило нас о прививках. В ответ на мой вопрос, можно ли сесть внутри без сертификата о вакцинации, официантка удивилась: «Конечно».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.