В июне Россия и Китай представили предварительный план создания совместной лунной базы под названием Международная лунная исследовательская станция, который стал очередным примером бурного развития российско-китайского сотрудничества и прямым вызовом американской программе по открытию базы на Луне.

«60 с лишним лет тому назад отважные люди приступили к исследованию Луны, — говорится в российско-китайском видеообращении. — На сей раз мы демонстрируем еще большую отвагу, решимость и более амбициозные цели».

План поражает своей амбициозностью. Это многосторонняя, рассчитанная на несколько десятилетий программа, включающая 14 космических полетов, кульминацией которых станет открытие обитаемой базы. Таким образом, это будет самый крупный совместный проект Китая и России в космосе. Это соответствует общей тенденции развития российско-китайского сотрудничества в экономической, военной и дипломатической областях.

Для американцев это вызов, ведь два главных противника США сотрудничают, замыслив дерзкое высокотехнологичное предприятие, цель которого — превзойти планы НАСА по созданию базы на Луне в рамках программы «Артемида» и отнять у США лидерство в исследовании космического пространства.

Российско-китайский план и программа «Артемида» нацелены на создание глобальной коалиции государств с задачей построить на Южном полюсе Луны научную базу. Кроме научных достижений и успехов в исследовательской деятельности эта работа повышает национальный престиж, дает толчок развитию новых технологий и отраслей промышленности, позволяет проводить эксперименты по добыче ресурсов и создает основу для новых полетов на Луну и на Марс.

Реакции со стороны государств мира пока почти не последовало. Ни одна страна не откликнулась на приглашение России и Китая принять участие в создании научной станции на Луне. Государства размышляют над ответом. В частности, европейские страны «обсуждают поступившее предложение», и все они наверняка думают об одном: удастся ли осуществить этот план, или это просто пустая болтовня московских и пекинских пропагандистов? Если подробно проанализировать этот план, становится ясно, что на пути его реализации есть многочисленные преграды, судя по неоднозначной истории российско-китайского сотрудничества в космосе, сложным техническим препятствиям и необходимости сохранять тонкий политический баланс ради успешного осуществления проекта.

Предлагаемая к строительству лунная база станет самым значительным совместным проектом России и Китая в космосе, намного опережающим по своим масштабам все остальные. Прежде сотрудничество между двумя странами приносило неоднозначные результаты. В 1957 году Советский Союз и Китай подписали новое техническое соглашение в области обороны, по которому Москва передала Пекину технологии создания ракетно-ядерного оружия. По указанию Мао Цзэдуна китайские ученые начали изучать спутники, рассчитывая на содействие России. В 1958 году ЦРУ выступило с предположением, что благодаря существенной российской помощи Китай к 1959 или к 1960 году запустит на орбиту спутник. Но когда спустя несколько месяцев китайские ученые приехали в Москву, их ждал холодный прием. Советы не позволили им изучить чертежи спутников и свои стартовые площадки, а также посоветовали отказаться от этой затеи. К 1960 году советские советники покинули Китай из-за усиления политических разногласий между двумя ведущими коммунистическими государствами. Так были похоронены надежды на космическое сотрудничество.

В последующие десятилетия Советский Союз сосредоточился исключительно на соперничестве с Соединенными Штатами, а Китай осуществлял собственную космическую программу. Следующий период сотрудничества начался в середине 1990-х, когда Россия начала продавать космическую технику и технологии, в том числе, чертежи и расчеты капсулы «Союз». Это позволило Китаю ускорить работу в рамках программы пилотируемых космических полетов.

В 2007 году Россия и Китай подписали соглашение о «совместном российско-китайском исследовании Марса». Его результатом стал запуск в 2011 году к Марсу орбитального и спускаемого аппаратов. Однако российская ракета дала сбой, из-за чего российский и китайский космические корабли упали на Землю. На этой неловкой ноте закончилась первая попытка двух стран добраться до красной планеты.

Строительство и эксплуатация лунной базы потребует огромных финансовых вложений, разработки новых технологий, а также значительных достижений в ракетостроении Китая и России. Бюджет данного проекта не опубликован, но для его реализации наверняка потребуются десятки миллиардов долларов. Для сравнения: по оценкам НАСА, программа «Артемида» к 2025 году будет стоить 86 миллиардов долларов.

Российской космической программе хронически не хватает средств, и с 2014 года ее бюджет был урезан на 18%. На предстоящие три года запланированы еще более серьезные сокращения. Трудности с финансированием подорвали российские космические приоритеты, к которым относится создание флагмана постсоветского ракетостроения ракеты «Ангары». Ее строительство отстает от графика уже на 16 лет.

Китайская космическая программа финансируется лучше, уступая только американской. Скорее всего, Пекин будет финансировать большую часть совместного проекта, о чем с радостью сообщают российские комментаторы. Но Китай может отдать предпочтение финансированию других инициатив, таких как космическая станция «Тяньгун» и его собственные полеты на Марс и на Луну. Россия также может решить, что свои ограниченные ресурсы ей лучше потратить на запланированную к строительству космическую станцию, которая обойдется ей во много миллиардов долларов.

Для реализации плана по созданию лунной станции каждой из стран надо будет сконструировать и построить новые современные модули. Если исходить из предлагаемых схем и китайских научных статей на эту тему, проект потребует разработки космической атомной электростанции, вездеходов для проходки тоннелей, полчищ маленьких автономных роботов, систем дальней связи, лунных телескопов, техники для добычи ресурсов. А если станция будет обитаемой, ей понадобится многочисленная техника, обеспечивающая жизнедеятельность людей. Это очень сложная задача для двух стран, которые сумели лишь доставить на Луну луноходы.

Для осуществления этого плана России и Китаю в начале 2030-х годов надо будет создать новые тяжелые ракеты. Китай намерен воспользоваться ракетой-носителем «Чанчжэн-9», которая проектируется с 2011 года. Китай хочет построить эту ракету к 2030 году, поэтому времени у него остается очень мало.

Более важный вопрос — это российская тяжелая ракета-носитель. В предварительном плане фигурирует российская ракета типа «Ангара» длиной около 100 метров. Такой ракеты в настоящее время нет. Ее чертеж похож на переработанную и увеличенную версию старой ракеты «Ангара», от которой давно отказались. Это указывает на то, что новую сверхтяжелую ракету будут создавать в рамках программы строительства «Ангары», у которой незавидная судьба, либо же чертеж вводит в заблуждение, и у России есть другой проект ракеты в стадии разработки. Ни первый, ни второй сценарий особого доверия не вызывает.

В любом совместном проекте самым важным мерилом успеха является политическая воля сторон. Эта воля может быть ослаблена тремя основными факторами. Первый — это внутриполитическая ситуация в стране. Не исключено, что возникнут другие приоритеты, которые окажутся важнее лунной базы. В этом случае возможно несоблюдение графиков и отказ сторон от участия в проекте, особенно в связи с тем, что и в России, и в Китае за это время наверняка произойдет смена руководства.

Второй момент — это соотношение сил и влияния между Пекином и Москвой, и то, как оно будет меняться в ходе реализации проекта продолжительностью 20 с лишним лет. Не секрет, что в этом проекте Китай является старшим партнером, потому что космическая программа у него лучше финансируется и развивается более быстрыми темпами. Китай обсуждал вопрос о создании лунной базы с 2016 года, и уже потом пригласил Россию к участию. Проявит ли Китай терпение к партнерству России, если та будет постоянно выбиваться из графика, не справляясь с задачами? Зловещим предзнаменованием стали проблемы с первым российским вкладом в программу, каким является межпланетная станция «Луна-25». Ее полет отложили на семь месяцев. С другой стороны, у России богатая и насыщенная история космических исследований, и согласится ли она играть вторую скрипку в дуэте с китайскими выскочками?

Третья переменная состоит в следующем. Будут ли Россия и Китай в предстоящие десятилетия считать США своим главным геополитическим противником? Основным стимулом сотрудничества между Москвой и Пекином является их взаимное неприятие космического превосходства Америки. Прогнозировать соотношение сил и динамику отношений между великими державами на 20 лет вперед невероятно трудно и, пожалуй, бессмысленно. Но можно предположить, что между ними просто возникнет статическое равновесие.

Россия и Китай поспешили известить о своем амбициозном лунном проекте весь мир, заявив, что он принесет пользу всему человечеству. Однако этот план может наткнуться на существенные, хотя и преодолимые препятствия, судя по весьма невыразительной истории российско-китайского космического сотрудничества, сложным финансовым и техническим преградам и необходимости поддерживать тонкий политический баланс для успешного осуществления проекта. Странам, которые видят в российско-китайской базе конкурентную альтернативу программе «Артемида», следует заново оценить жизнеспособность и практическую ценность этого предложения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.