Новоиспеченный лауреат Нобелевской премии Дмитрий Муратов с Кремлем сотрудничает, а Алексей Навальный, самый ярый критик Путина, отвергает малейшие компромиссы. Кремлю этот раскол только на руку.

Москва — Живя в путинской России, на какие компромиссы вы бы пошли?

Редактор московской газеты Дмитрий Муратов свой выбор сделал. Он принимает пожертвования от бизнес-магната со связями в Кремле, отказывается публиковать статьи о личной жизни российской элиты и просит президент Путина помочь детям, которым нужны дорогие лекарства.

Алексей Навальный же, самый видный лидер российской оппозиции, призвал в среду своих сторонников не идти ни на какие компромиссы: «С террористами, захватывающими заложников, мы переговоров не ведем».

Навальный отбывает девятый месяц тюремного заключения, а Муратов на прошлой неделе получил Нобелевскую премию мира совместно с филиппинской журналисткой Марией Рессой за «работу по защите свободы слова». Многие поклонники Навального, рассчитывавшие, что премия достанется их сидящему за решеткой кумиру, возмутились и высмеяли Муратова за готовность сотрудничать с властями — по их мнению, на благо путинскому режиму.

Этот момент продемонстрировал одну из многочисленных линий разлома, разделяющих критиков Кремля: как лучше всего добиться перемен — принципиальным и несгибаемым сопротивлением или попытками улучшить существующую систему?

«Послушайте, у каждого на Земле одна жизнь», — сказал Муратов в интервью на этой неделе, защищая свой подход от волны возмущения в Facebook и Twitter со стороны соотечественников. «Вы будете строчить комментарии в сети или попытаетесь улучшить жизнь людей?».

Однако вспышка гнева показала, насколько российская оппозиция раздроблена и ослаблена — тем более, что власти усиленно подавляют инакомыслие, закрывая группы активистов и новостные агентства и вынуждая все больше диссидентов и журналистов отправляться в изгнание. В Кремле от словесной междоусобицы в рядах оппозиции из-за награды Муратова наверняка «эйфория», предположила основательница аналитической фирмы R.Politik Татьяна Становая.

«Когда живешь под дулом пистолета, это приводит к расколу», — сказала Становая. «А власти ловко извлекают из этого выгоду».

И действительно: официальный представитель Путина Дмитрий Песков поздравил Муратова, отдав должное его таланту и храбрости.

Навальный, находясь в тюрьме, отреагировал не сразу, даже когда один из его сосланных коллег раскритиковал Нобелевский комитет за «пафосные и лицемерные речи». Однако в понедельник Навальный все же поздравил господина Муратова. Он отметил, что прошлые убийства журналистов муратовской «Новой газеты» напоминают, какую высокую цену платят те, кто отказывается «прислуживать власти».

Муратов стал соучредителем «Новой газеты» в 1993 году при финансовой поддержке последнего советского лидера Михаила Горбачева. С тех пор шестеро журналистов «Новой» были убиты — их черно-белые портреты в траурных рамках висят в ряд в углу конференц-зала ее московской штаб-квартиры.

И пока другие СМИ либо закрылись под давлением властей, либо переметнулись на их сторону, «Новая» сохраняла независимость и часто критиковала Путина. Ее репортажи о пытках и убийствах геев в кавказской республике Чечне в 2017 году всколыхнули глобальную волну возмущения. А после того, как «Новая» в прошлом году разоблачила разлив нефти в Заполярье, российский суд обязал горнодобывающий гигант «Норильский никель», собственность одного из богатейших людей страны, выплатить штраф в размере 2 миллиардов долларов.

Но при это сам Муратов признаёт, что от особенно взрывоопасного вида журналистских расследований в сегодняшней России — тайных богатств Путина и его ближайшего окружения — он воздерживается. Как выяснили репортеры других изданий, львиная доля этого богатства принадлежит родственникам, предполагаемым внебрачным партнерам и их детям. Муратов говорит, что, хотя его репортеры тоже расследуют коррупцию, «в частную жизнь людей мы не вмешиваемся».

«Что касается детей и женщин — то для меня это грань», — сказал Муратов.

Сетевые новостные агентства, где публиковались более острые расследования, были объявлены вне закона либо «иностранными агентами», а многим редакторам и репортерам пришлось только в последние месяцы покинуть страну. «Новой» же удалось продолжить работу, хотя многие и ждали репрессий.

«Мы влиятельная газета, а это значит, что мы должны иметь возможность вести диалог», — сказал Муратов. «Как только начинаешь обижать людей, без разницы, у власти они или нет, ты теряешь влияние. Люди с тобой больше не разговаривают».

Своим влиянием и связями Муратов пользуется не только ради свободы прессы — так, он помогает детям со спинальной мышечной атрофией (СМА). Это редкое заболевание приводит к истощению мышц, и самые эффективные методы лечения чрезвычайно дороги. Он говорит, что стал участвовать и собирать деньги в начале прошлого года, когда один из его репортеров рассказал ему о тяжелом положении семей, борющихся с болезнью.

Андрей Костин, председатель правления ВТБ, второго по величине банка России, пожертвовал на это 1 миллион долларов. При этом он числится в санкционном списке США за 2018 год за «продвижение злонамеренных действий России».

А в феврале этого года в поисках дополнительной помощи Муратов взял на неофициальную встречу главных редакторов с Путиным список молодых людей, нуждающихся в дорогостоящем лечении. Две недели спустя Муратову позвонил официальный представитель Кремля Песков и сообщил что «дан указ» о помощи.

«Вы скажете: «Он — сообщник режима», но скажите об этом родителям детей с СМА», — сказал Муратов. «Скажите им, чтобы не брали этих денег, ведь их дали банкиры, которые работают на государство, и ребенок умрет».

Сергей Адоньев, другой финансист с хорошими связями, пришел на помощь Муратову в 2014 году по другой причине. По словам Муратова, его газета находилась в затруднительном финансовом положении, и Адоньев, предприниматель в сфере телекоммуникаций, долгое время сотрудничавший с российской государственной компанией, начал делать пожертвования.

Однако после года, когда подавление инакомыслия в России достигло невиданных высот, нет никаких гарантий, что выживет даже «Новая». Путин сам сказал об этом в среду во время Московской энергетической конференции, когда ведущая CNBC Хэдли Гэмбл (Hadley Gamble) спросила его о Муратове.

«Если он начнет прикрываться Нобелевской премией, чтобы нарушать российское законодательство, это будет означать, что он делает это сознательно, чтобы привлечь внимание или по другим причинам», — сказал Путин, избегая поздравлений. «Независимо от своих достижений, каждый должен понимать четко и ясно: российские законы нужно соблюдать».

Муратов сказал, что призовые деньги в размере 500 000 долларов себе не оставит. Примерно половину он внесет в медицинский фонд для сотрудников «Новой», а около 20 000 долларов пожертвует в фонд премии Анны Политковской, убитой в 2006 году журналистки «Новой».

Остальные пойдут на благотворительность, сказал он, в том числе в фонд «Круг добра», который помогает детям с редкими заболеваниями. Указ о его создании Путин подписал в январе прошлого года.

Старший научный сотрудник Московского центра Карнеги Андрей Колесников, в прошлом ответственный редактор «Новой», сказал, что шумиха на прошлой неделе высветила слабость движения Навального: ориентация на него как на лидера и нежелание считаться с людьми других взглядов мешает составить более широкую коалицию.

Обмен колкостями случился и в преддверии парламентских выборов в прошлом месяце, когда часть либералов, включая Муратова, отвергли призывы лагеря Навального сплотиться вокруг коммунистов в знак всеобщего упрека Путину.

«Увы, демократически ориентированных людей разделяет нетерпимость и агрессия».

Статья написана при участии Олега Манцева

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.