Дети не всегда могут о себе позаботиться. Для этого у них есть взрослые. Или должны быть. Проблема в том, что иногда мы доверяем не тем взрослым. И расплачиваются за это дети, попавшие в лапы педофилов. Слишком часто религии и секты становятся своего рода шведским столом для больных душ на самообслуживании.

Нам хорошо об этом известно, мы часто об этом слышим. В исповедальнях и за закрытыми церковными дверями происходят вещи, недопустимые между взрослыми и детьми.

В последнем скандале замешана католическая церковь Франции, где минимум 3 тысячи священнослужителей с 1950 года и по настоящее время растлили более 10 тысяч детей. Данные основаны на докладах церкви, суда и полиции, а также интервью с жертвами.

Раз за разом мы слышим, как детей эксплуатируют сексуально. Мы слышим о системном характере злоупотреблений и о том, что внутри религий имеются свои механизмы замалчивания, благодаря которым эти разоблачения редко становятся достоянием общественности и прессы. И зная, но ничего не делая, мы, общество, сами становимся соучастниками.

Религиозные системы сами разбираются со своими, журят их за закрытыми дверями и отправляют педофилов в новые приходы. Я знаю это, сама видела такое у «Свидетелей Иеговы» (запрещенная в России организация, прим. ред.): они слушают такие дела за закрытыми дверями, а всем участникам велят помалкивать — запрещая делиться с семьей, друзьями-сектантами, с властями или правоохранительными органами и психологами из мирян.

Почему же мы, общество, ничего не делаем? Почему молча наблюдаем? Да, разумеется, нам становится гадко, но потом мы пожимаем плечами и принимаемся за следующую статью. Войти в святая святых и выяснить, что происходит внутри религиозных сборищ, нам боязно. Откуда же берется этот страх, даже если мы догадываемся, чтó происходит за закрытыми дверями?

Лишь трусы не смеют отвечать на несправедливость. Власть туго переплетена со страхом, и тот страх, что жертвы педофилов испытывают как во время, так и после нападок, лишь усиливается, если мы, общество, это табу поддерживаем. Проникнуть в плоть организаций и структур, которые раз за разом пользуются тем пространством для маневра, что есть у религий — наш долг.

Политики должны действовать и принять строгие законы насчет религиозных практик и допустимости самосуда. Но вместо этого они от страха поворачиваются на цыпочках спиной и закрывают сердца для детских страданий, чтобы ненароком не наступить на мозоль верующим.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.