Постоянно устраивающий цирк Даниил Медведев не дал случиться тому, что было неизбежно, и в воскресенье написал свою собственную главу истории тенниса. Он выиграл первый в своей карьере турнир «Большого шлема» и — временно?— остановил Новака Джоковича в его охоте за рекордом.

И что означают слезы серба?

Говоря об этом финале, многие заранее сравнивали его с парадоксом, когда непреодолимая сила сталкивается с абсолютно недвижимым объектом.

Честности ради, все это по большей части было медийной драматургией и опиралось на логику СМИ. На самом деле не было не единого шанса, что кто-то сможет остановить Джоковича. У него с историей тенниса была просто любовь. Все было предопределено. Если бы он победил, он стал бы единственным в истории теннисистом, выигравшим 21 «мейджор», и первым с 1969 года, кто получил все титулы «Большого шлема» за год.

Кроме того, серб заранее устроил большое представление из того, как он собирается душой и телом выложиться «до последней капли крови» на корте — и сыграть финал так, как если бы он был для него последний.

Но Даниил Медведев на все это наплевал — как он всегда плевал на все ожидания и традиции. Своими подачами он выбил ракетку из рук Джоковича и если не разбил мечту серба стать чемпионом из чемпионов, то, по крайней мере, отсрочил ее исполнение. 6:4, 6:4, 6:4. Na zdorovje. (Так в тексте: многие иностранцы почему-то считают, что русские произносят это во время застолья, поднимая бокалы — прим. перев.).

После той неразберихи, что царила в 2021 году в финале Открытого чемпионата США по теннису, трудно понять, почему вышло так, как вышло. Настолько не драматично. Так линейно. Может, все это из-за прессы? Той, что обычно как раз подстегивала серба, а не тормозила. Или, может, Медведев оказался просто слишком хорош? Даже не знаю.

Проще обратить внимание на то, что было более очевидно. Например, слезы серба. 34-летний теннисист начал плакать еще до того, как игра закончилась, перед тем, что должно было стать последней сменой сторон. В надежде простимулировать его на возвращение себе инициативы, множество зрителей на гигантской арене Arthur Ashe (почти 24 тысячи мест) скандировали имя серба.

В своей речи после турнира, не прекращая плакать, Джокович сказал, что их поддержка сделала его «счастливейшим человеком на земле», несмотря на поражение. Я ему верю.

Хотя часть публики наверняка ликовала потому, что она просто-напросто не хотела больше смотреть теннис, Джокович предпочел это истолковать по-своему — словно его любят именно настолько, насколько он, по его мнению, заслуживает.

Возможно, его также утешили слова Медведева во время благодарственной речи, когда россиянин сказал, кого он считает главным кандидатом на титул «лучшего теннисиста всех времен и народов».

Но по мне — так он им никогда не станет.

В продолжительном гейме второго сета Джокович по разным причинам постепенно все больше и больше разочаровывал. Не сумев отбить, он, например, на секунду впал в такую ярость, что замахнулся на уже бесполезный мяч, но вовремя остановился. В этот момент к нему уже бежала болбой, которая очень испугалась и отшатнулась, но затем, как профессионал, продолжила работу. Джокович же даже не извинился.

А история помнит не только титулы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.