«Вы не могли бы рассказать, почему прививаетесь против коронавируса и что сейчас чувствуете? По возможности говорите не дольше 13 секунд».

В прошлом году я случайно услышала, как тележурналист формулировал этот свой вопрос. Это было в московской поликлинике, где начали проводить вакцинацию против covid-19 и куда пригласили большую группу журналистов.

Это очень хороший способ заставить интервьюируемого задуматься, «а сколько это — 13 секунд» — вместо того, чтобы поразмыслить над заданным вопросом.

Но тому журналисту было важнее, чтобы материал был удобен для монтажа. Содержание его не интересовало.

Поселившись в Санкт-Петербурге, я сделала одно открытие — после того, как впервые в жизни нашла себе хорошего инструктора по верховой езде. Открытие заключается вот в чем: когда ты сидишь на лошади, единственное, что имеет хоть какое-то значение — понимает лошадь, что ты говоришь, или нет. До этого меня учили, что в первую очередь важно быть дружелюбным и решительным. Это, конечно, тоже правда. Но сейчас я поняла, что можно быть сколь угодно дружелюбным и решительным, но, если с точки зрения лошади ты несешь ерунду, ничего хорошего не выйдет.

Мой инструктор по верховой езде говорит, что лошадь — это ребенок. Насколько точно ты ее проинструктируешь, настолько хорошо она и выполнит задание.

Эта максима касается не только детей, лошадей и собак, но и взрослых людей. И особенно очевидно это проявляется в ситуации с интервью.

Большая часть моей работы состоит как раз в том, чтобы брать у людей интервью. Когда я была помоложе, то считала, что интервью сводятся к тому, чтобы подготовить энное количество вопросов, на которые нужно получить ответы. У меня ушло много лет, чтобы понять, насколько трудно на самом деле взять у кого-то интервью.

Речь идет на самом деле о простой вещи: нужно дать человеку почувствовать, что его история очень важна, и что ты слушаешь его с искренним интересом. Но универсального метода добиться этого не существует. Пути к доверию человека всегда разные.

Чтобы взять интервью у кого-то, кто раньше никогда не давал интервью, нужно иметь терпение. В России люди часто думают, что от них ждут какого-то определенного ответа — что вопрос не открытый. Из-за этого они либо услужливо дают те ответы, которые, по их мнению, от них ожидают услышать, либо замыкаются и вообще не хотят разговаривать. В обоих случаях лучший выход — не задавать слишком много вопросов. Вместо этого лучше выждать.

<…>

В человеческой коммуникации беседа часто может расцвести по-настоящему из-за каких-то незначительных вещей. Тут важно ощущение, что тебя понимают, доброжелательность, но также и чуткость к нюансам. Но самое главное, чтобы тот, кто берет интервью, меньше задумывался о том, что бы он сказал сам, но прикладывал больше усилий, чтобы услышать другого человека.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.