Корреспондент Dagens Nyheter Эмма Боувин (Emma Bouvin) плутает на машине в Смоланде (провинция в южной Швеции, прим.ред.), переживает за мокрых детей и, наконец, выигрывает битву за «Цветущую страну».

Мы едем в «Цветущую страну» (Blomsterlandet — сеть шведских магазинов для садоводов, прим. перев.), потому что моему мужу понадобилось еще больше удобрений, чтобы поддерживать свой имидж главного садовника в моей жизни. Он за рулем, а я сижу рядом и уже вижу перед собой возвышающийся вдали огромный садоводческий магазин.

Внезапно мой муж резко поворачивает и начинает удаляться от нашей цели.

«Ты что делаешь?» — интересуюсь я как обычно очень мягко.

«Он говорит, что нам надо туда!» — отвечает мой муж, указывая навигатор.

«Но ты разве не видишь, что „Цветущая страна" вон там?» — спрашиваю я.

«Навигатор говорит, что нам надо туда!» — повторяет мой муж.

Некоторые люди верят в высшие силы. Некоторые — в гаджеты. А еще часть (и к ним отношусь я) любят доверять собственным глазам. Но мы в нынешнем обществе, похоже, вымирающий вид.

Итак, мой муж верит различным приложениям. Например, приложению, которое показывает погоду. Нет, я, конечно, не из каких-то доисторических людей, которые никогда не смотрят прогноз погоды, но обычно я эту информацию дополняю тем, что… смотрю в окно.

Я кучу раз стояла во дворе детского сада, сгорая от стыда из-за того, что мой муж с утра привел детей без дождевиков и резиновых сапог.

«Но сегодня же не должно было быть дождя!»

Нет. Но потом с небес все-таки обрушились литры воды из той черной тучи, которая, между прочим, с утра маячила на горизонте. Такие вот странности, представьте себе.

А на днях я обнаружила все теплые вещи своей дочери в коридоре, когда сама она была в детском саду.

Снаружи все было очень похоже на ноябрь. Когда я для проверки на всякий случай открыла уличную дверь, на меня подул ледяной ветер.

«Она что, в одном платье?» — спросила я, хотя уже знала ответ.

«Да, сегодня обещали 14 градусов!» — ответил мой муж.

В отпуске я также столкнулась в одной из самых раздражающих его привычек, связанной с приложениями. Мы приближались к месту, которое он ненавидит больше всего на свете — Сёдерчёпингу (все, кто не любит пробки, боятся этого города, но мой муж к тому же еще и из Норрчёпинга). Вдруг он внезапно, словно безумный, свернул с шоссе на узкую захудалую улочку.

«Мост разводят!» — выкрикнул он лихорадочно и стал судорожно тыкать в свое любимое приложение, созданное для тех, кто ненавидит пробки.

Приложение провело нас по всем самым заброшенным улицам, какие только мог предложить Сёдерчёпинг. Мы поездили вдоль канала, по переулкам, где быстрее 30 километров в час ездить нельзя, пересекли пешеходную улицу (здесь у нас чуть не случился кризис, потому что муж был вынужден пропустить кучу пешеходов, которые гуляли, нагло тормозя городской автомобильный трафик). Когда мы, наконец, снова выбрались на шоссе, мой муж просто ликовал.

«Вот таааак!» — воскликнул он с триумфом.

Лично я думаю, что мы потратили примерно столько же времени, петляя по Сёдерчёпингу, сколько у нас ушло бы, если бы мы просто немного постояли перед мостом на шоссе, но в тот раз я решила промолчать (может, чтобы сохранить возмущение для этой статьи?)

В другой раз во время отпуска мы должны были найти дорогу из глубинки Смоланда к трассе E4, и тут выяснилось, что навигатор в этих лесных дебрях, где мы находились, не работает. Мой муж отказался принять этот факт.

«Вот сюда!» — заявил он, направив машину по частной дороге, которая, если верить указателю, вела к чьей-то ферме.

Справедливости ради, я в пространстве ориентируюсь просто ужасно. Если нужно пойти по непривычному маршруту, дорогу домой я едва ли найду. Недавно я заблудилась в многоэтажном доме своего собственного предприятия. Так что я тоже часто пользуюсь навигатором.

Но не тогда, когда он не ловит спутники! Ведь, наверное, именно для таких случаев господь придумал дорожные знаки?

Но вот в глубинке Смоланда, похоже, не любят их использовать, чтобы направлять людей на верный путь, так что они указывают дорогу только к каким-то безумным местам, куда во всем мире едва ли найдется и три желающих поехать — например, в Хауриду.

В таких ситуациях моя стратегия заключается в том, чтобы с помощью собственных глаз найти самую большую из имеющихся дорогу и следовать по ней, пока она куда-то не приведет. Стратегия моего мужа сводилась к тому, чтобы открыть приложение с картой. Можно было бы сказать, что приложение с картой считало примерно так же, как и я (но это было бы ложью).

Но вернемся к «Цветущей стране». Туда я на самом деле даже и ехать-то не хочу, потому что, как по мне, удобрений у нас и так достаточно.

Но еще меньше я хочу ехать вообще в неправильном направлении и попасть в какой-то тупик на частной территории, где свалены кучи груза, только потому, что мой муж слепо верит в то, что его приложение никогда не обманет его!

Но пришлось. Матч глаза-навигатор: 1-0.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.