Оставим в стороне бесплодную дихотомическую опасную игру (и ее проекцию на геополитические измерения), ведь появились настолько интересные данные о цвете, что невозможно сдержаться и не написать о них: постеры кампании по борьбе с covid-19 в основных центрах вакцинации в России почти такие же как в провинции Буэнос-Айрес.

Clarín уже какое-то время занимается этой темой. Первый вопрос почему. Второй — зачем. Появлялись различные странные теории: странный способ выразить благодарность, договор о братстве, (черная) выдумка СМИ. Выражение почтения. Благодушное подмигивание. Или обычная случайность.

А потом появилась еще одна мысль: а что, если они просто все у нас скопировали? Несколько попыток выяснить что-то на российской стороне оказались бесплодны. У нас же реакции варьировались от «да ты брешешь» до «фейк, ясное дело».

Однако все это реальность. Фотографии российских плакатов, где использованы голубой и цвет фуксии, появлялись в основных международных новостных агентствах. А один корреспондент влиятельного российского новостного канала подтвердил мне, что эти цвета действительно преобладают в сертификатах о вакцинации, выдаваемых в его стране.

Речь идет о практически идентичных плакатах, отличающихся только буквами. С одной стороны — написанный латиницей призыв «Buenos Aires Vacunate» («Буэнос-Айрес, вакцинируйся»). А с другой — непонятная надпись кириллицей, в переводе которой неоценимую помощь окажет Google Translate: «Вместе мы победим covid-19».

Идеологи

Мы стали искать ответственного за дизайн кампании в Буэнос-Айресе, и один достоверный источник из организации «La Cámpora» заверил нас, что «его имя — Аксель Кисиллоф (Axel Kicillof). «Это была коллективная работа по распоряжению губернатора», — добавил источник.

Несколько недель спустя министерство Буэнос-Айреса по связям с общественностью, возглавляемое Хесикой Рей (Jesica Rey), официальным представителем и подругой Кисиллофа, дополнило разъяснение.

«Мы тоже были удивлены, когда увидели плакаты российской кампании, но это было уже после начала нашей кампании», — утверждают в министерстве. Они тоже не могут определиться, позаимствовала ли Россия некоторые элементы нашей кампании или совпадение объясняется простой случайностью.

«Команда дизайнеров представила губернатору несколько вариантов, и он выбрал этот. Никто из команды в Россию не ездил. Дело не в этом», — объясняют в министерстве.

Кроме того, они подчеркнули и другие важные аспекты. Во-первых, в надписи «Buenos Aires Vacunate» применяется изометрическая перспектива с восходящей диагональю, «как это было и в других плакатах, например, „Escuelas a la obra" или „Provincia en marcha"».

Во-вторых, (и это самое важное) дизайнеры стремились «сохранить плакаты кампании в рамках цветовой гаммы, которая приводится в инструкции по брендингу провинции».

Действительно, если поискать, можно найти плакаты разных учреждений, связанных с работами по восстановлению в Буэнос-Айресе в рамках программы «Provincia en marcha», цвета этих плакатов соответствуют «гамме». Однако те плакаты, которые удалось обнаружить Clarín датированы прошлым годом.

Поискав в интернете плакаты кампаний вакцинации разных стран Европы, Америки и Азии, мы обнаружили несколько фактов: во-первых, только Чили использует цвет фуксии, но он сочетается с «водянистым» зеленым, который отличается от выбранного в Буэнос-Айресе голубого.

Во-вторых, в Аргентине только провинция Санта-Крус выбрала те же цвета, что и Буэнос-Айрес, но они распределены иначе. В министерстве, возглавляемом Рей, подтвердили, что они знают об этом сходстве: «Что касается Санта-Крус, да, мы знаем и об этом. Дизайнеры обычно смеются над этим, будто это знак почтения. Во всяком случае, волноваться не о чем».

Итак, голубой и пурпурный… Эти цвета что-то значат?

Психология цвета

«Цвета никому не принадлежат. Компании Shell и McDonald's обе используют красный и желтый, и никто конфликт не устраивает», — рассказывает Марсело Сапозник (Marcelo Sapoznik), графический дизайнер и эксперт в сфере брендинга, преподающий предмет «Дизайн корпоративного образа» в курсе графического дизайна факультета архитектуры, дизайна и урбанизма в Университете Буэнос-Айреса.

Конечно, никто не станет спорить с Сапозником о том, что упомянутый ранее цвет фуксии на самом деле пурпурный.

Что касается голубого, «можно сказать, что это цвет национального наследия. Цвет неба и воды. Означает спокойствие, свежесть и ум. Многие компании используют его в своих логотипах, например, Facebook или Twitter. Это элегантный, подходящий для корпораций цвет. Передает уверенность и чистоту».

Однако, «основной цвет кампании пурпурный. Он используется для выделения текста, чтобы подчеркнуть слово „vacunate" (вакцинируйся), настоятельный призыв. Пурпурный цвет как светофор. Он привлекает внимание. Тот же оттенок использован в кампании в России».

Сапозник подчеркнул эффект диагональной графики, использованной в Буэнос-Айресе, поскольку она «делает послание более приятным и подвижным, в отличие от тяжелого дизайна плакатов российской кампании».

Говорил он также и о шрифтах: «Они относятся к типу sans serif: современные, хорошо читаемые, передают динамичность и безопасность, влияют с плакатов и афиш в общественных местах».

Совпадение

«Совпадение мы можем исключить», — заявляет дизайнер, имея ввиду, что все имеет «свой источник».

«У кампаний есть общие элементы, но далеко не все, у них общая цель, но никакого конфликта нет, потому что они не соревнуются друг с другом. Честно говоря, оставив в стороне вопрос о том, подсмотрели ли что-то у России или нет, я считаю, что в Буэнос-Айресе ресурсами распорядились правильно. Кампания последовательная и целостная», — говорит Сапозник.

Сапозник поясняет, что «заимствования» объясняются тем, что в брендинге называется «бенчмарк»: «Я бы поступил также. Вы едете в другую страну и берете лучшее из того, что видите. Если вы собираетесь создать образ, то вы всегда смотрите, что делают другие. И потом есть два пути: делать похоже или выделяться».

Говоря об идентичности, в Аргентине только провинции Чубут и Буэнос-Айрес упоминают в своей кампании по борьбе с covid-19 название региона.

Однако Сапозник считает, что тут дело не в «персоналистском» акте. «В каждом послании должно быть понятно, от кого оно исходит. Помимо политической точки зрения, важно, чтобы потребитель понимал, что это далеко не анонимное послание. Думаю, для региональной кампании это верный шаг».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.